Клайв Баркер

Клайв Баркер родился в 1952 году в Великобритании недалеко от Пенни Лэйн, Ливепуль. Будущий писатель поступил в Ливерпульский Университет на факультет английской литературы и философии, однако, в возрасте 21 года он переехал в Лондон, где основал театральную компанию для воплощения в жизнь пьес собственного сочинения. Уже в этих произведениях начинают проявляться элементы того, что в последствии станет фирменным стилем Баркера - сочетание фантастики, эротики и ужаса. В 1984 году публикуется первый сборник рассказов Клайва "Clive Barker's Books Of Blood", прошедший малозамеченным в Великобритании, но зато встреченный на ура в Америке. Именно издание "Книг крови" многие расценивают как выход на литературный рынок нового направления - сплаттерпанка.

Полночный поезд с мясом

Леон Кауфман уже хорошо знал этот город. Дворец Восторгов - так он называл его раньше, в дни своей невинности. Но тогда он жил в Атланте, а Нью-Йорк еще был неким подобием обетованной земли, где сбывались все самые заветные мечты и желания. В этом городе грез Кауфман прожил три с половиной месяца, я Дворец Восторгов уже не восторгал его.

Неужели вправду миновало всего четверть года с тех пор, как он сошел с автобуса на станции возле Управления порта и вгляделся в заманчивую перспективу 42-й улицы, в сторону ее перекрестка с Бродвеем? Такой короткий срок и так много горьких разочарований.

Пропащие души

Все, что увидела слепая женщина, и о чем она рассказала Гарри, было неопровержимой реальностью. Дело в том, что Норма Пейн обладала еще одной парой глаз, спрятанной внутри ее тела - необычным даром, позволявшим женщине наблюдать Манхеттен от Бродвея до Бэттери-Парка, при этом ни на дюйм не сходя с места в своей крошечной квартирке на 75-ой. Скрытое зрение Нормы было острым, как нож циркового жонглера.

В доказательство тому здесь, на Райд-стрит, действительно стоял заброшенный дом, весь в пятнах копоти, ухмылявшихся с кирпичной кладки. Была здесь и описанная женщиной мертвая собака, которая, казалось, спала, если бы не отсутствие у животного половины черепа. Где-то здесь, если только верить Норме, был и тот самый демон, которого искал Гарри - застенчивый, но полный благородной ярости Ча-Чат.

Они заплатили кровью

Локки поднял глаза на деревья. Ветер шумел в их тяжелых ветвях, как река в половодье. Еще одно воплощение, одно из многих. Когда он впервые попал в джунгли, то был поражен бесконечным разнообразием зверей и растений в их извечном круговороте жизни. Но это буйство природы было обманчиво, джунгли лишь прикидывались райским садом. Там, где праздный путешественник лишь восторгался сияющим великолепием, Локки замечал тайный сговор в действии, когда каждая вещь видится не такой, как есть. В деревьях и реке, в цветке и птице, в крылышке мотылька и глазу обезьяны, на спине у ящерицы и в солнечном свете на камне, - все а головокружительной смене воплощений, как в зеркальной комнате, где ощущения становятся неверными, и, наконец, самый рассудок гибнет. "Ну, что, - мысли путались в его пьяной голове, когда они стояли возле могилы Черрика, - смотри, как мы тоже играем в эту игру. Мы живы, но играем мертвых лучше, чем сами мертвые".

Страх

Страх - вот та тема, в которой большинство из нас находит истинное удовольствие, прямо-таки какое-то болезненное наслаждение. Прислушайтесь к разговорам двух совершенно незнакомых людей в купе поезда, в приемной учреждения или в другом подобном месте: о чем бы ни велась беседа - о положении в стране, растущем числе жертв автомобильных катастроф или дороговизне лечения зубов, собеседники то и дело касаются этой наболевшей темы, а если убрать из разговора иносказания, намеки и метафоры, окажется, что в центре внимания неизменно находится страх. И даже рассуждая о природе божественного начала или о бессмертии души, мы с готовностью перескакиваем на проблему человеческих страданий, смакуя их, набрасываясь на них так, как изголодавшийся набрасывается на полное до краев, дымящееся блюдо. Страдания, страх - вот о чем так и тянет поговорить собравшихся неважно где: в пивной или на научном семинаре; точно так же язык во рту так и тянется к больному зубу.

Жизнь зверя

Ральфу снова снилась Катлин. Она стояла на краю бассейна, который он построил для Джерри Мьюза в каньоне Колдуотер, смотрела на воду и говорила: "Это молоко, Ральф".

И когда он понял, что бассейн действительно до краев наполнен молоком, дом начал содрогаться. Двери распахнулись, стены угрожающе заскрипели, а кровать начало бросать из стороны в сторону. Землетрясение росло с каждой секундой. Ральф почувствовал на своем лице дождь из штукатурки и выпрыгнул из кровати. Мгновение спустя потолок рухнул, погребая под собой место, где он спал минуту назад. Между оконных штор виднелся просвет в несколько дюймов (после отъезда Катлин Ральф не мог заснуть в полной темноте), и пробивающегося сквозь него лунного света было достаточно, чтобы добежать по ходящему ходуном полу до комнатной двери. "Даффи!" - закричал Ральф. сбежав вниз по ступенькам, - "Где ты, малыш!?"

Краткая биография Клайва Баркера

Клайв Баркер родился в 1952 году в Великобритании недалеко от Пенни Лэйн, Ливепуль. Будущий писатель поступил в Ливерпульский Университет на факультет английской литературы и философии, однако, в возрасте 21 года он переехал в Лондон, где основал театральную компанию для воплощения в жизнь пьес собственного сочинения. Уже в этих произведениях начинают проявляться элементы того, что в последствии станет фирменным стилем Баркера - сочетание фантастики, эротики и ужаса. В 1984 году публикуется первый сборник рассказов Клайва "Clive Barker's Books Of Blood", прошедший малозамеченным в Великобритании, но зато встреченный на ура в Америке. Именно издание "Книг крови" многие расценивают как выход на литературный рынок нового направления - сплаттерпанка.

 

 

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+