Рассказ Хода Хана

Американец Гордон, которого мусульмане называли Эль Бораком, снова пришел в горы Афганистана.

С ним был Яр Али Хан, ушедший с Эль Бораком после того, как тот появился в наших местах и спас мемсахиб Саммерленд от Хулаим Хана. Эль Борак прибыл в деревню Кадар, и Кулам Хан радушно его принял, потому что он был обязан Эль Бораку своим положением вождя.

Американец выглядел старше, чем в то время, когда впервые вошел в Кадар, но все же был очень молод. Яр Али Хан, одетый и вооруженный, как вождь, во всеуслышание восхвалял храбрость, ловкость и мудрость Эль Борака как на войне, так и в мирной жизни.

Эль Борак остановился на некоторое время в Кадаре и вскоре объявил, что ищет воинов, которые сопровождали бы его в набеге на одну дальнюю страну. После этого было много всяких споров и обсуждений. Одни хотели идти с Эль Бораком, другие высказывались против. Среди тех, кто особенно возражал, главенствовал Дарза Шах, который стремился стать вождем и всегда вызывал споры и раздор.

Яр Али Хан назвал глупцами тех, кто не хочет воспользоваться случаем приобрести славу и золото, следуя за Эль Бораком.

- Я пошел с ним, - сказал Яр Али, - и смотрите, что у меня теперь есть. - И он показал нам свой тюрбан и красивую одежду, дорогой наборный пояс, револьверы и американскую винтовку. А его хайберский нож и кинжал были оправлены в золото. - У меня еще и золото есть, - продолжал Яр Али Хан, - но я не принес его сюда, потому что слишком хорошо знаю своих соплеменников.

Дарза Шах возражал американцу, как я сказал, приводя многие доводы, но Эль Борак не спорил. Он сказал, что пошлет объявить племенам, чтобы ни один воин не напал на деревню Кадар, пока он не вернется, а если люди из какого-нибудь племени нападут на Кадар, то будут иметь дело с ним, Эль Бораком. И племена послушались, потому что он уже был известен по всей Индии и Центральной Азии.

Эль Борак объявил, что возьмет с собой только неженатых мужчин и даст им оружие и что у всех будет равная доля в захваченной добыче.

И еще Эль Борак сказал, что, поскольку жители Кадара его друзья, он дает им возможность первыми испытать удачу, но для него не имеет значения, последуют наши воины за ним иди нет. В Афганистане есть множество селений, которые были бы рады предоставить Эль Бораку людей.

Таким образом, когда Эль Борак покидал Кадар, с ним отправились девятнадцать воинов априди, включая Яра Али Хана. Среди них был и я, Хода Хан.

Мы перешли через Хайберский проход и в Джамруде встретились с другими людьми Эль Борака - сикхом1, оракзаем2, тремя афганцами и гуркхом3.

Сикх был искусным воином, звали его Лал Сингх. Оракзай отличался свирепым нравом и носил имя Ормузд Шах, но априди называли его просто Оракзай.

Один из афганцев, априди, как и мы, некто Багхила Хан, высокий и гибкий, являлся младшим вождем одного из племен на северо-западе Афганистана. Багхила означает "пантера", и это имя вполне ему подходило. Два других афганца были априди из деревни Багхилы Хана.

Гуркх - человек небольшого роста, не выше Эль Борака, и не слишком крепкого телосложения, звался Гхур Шан.

Мы, двадцать азиатов во главе с Гордоном, спустились с гор в Индию и прошли через всю страну различными дорогами в Бомбей. И вы можете представить, каков был образ действий людей Эль Борака, когда я скажу, что ни один британский чиновник нас не остановил, ни один индиец не был убит и ни одна индианка не оскорблена никем из нашего отряда. Нет, никто из нас не был задержан и брошен в тюрьму.

В Бомбее у Гордона имелся корабль, который нас ждал. Мы тайно проскользнули на судно и вышли в море прежде, чем англичане узнали о наших планах. До того, как мы поднялись на борт, было много разговоров и споров, но когда отчалили, ни один человек не выразил желания вернуться назад.

Корабль этот был торговой шхуной, принадлежавшей американцу, другу Гордона, который являлся не только владельцем судна, но и его капитаном. Шхуна взяла курс на юг. Вначале качка корабля на волнах очень беспокоила нас, и многие захотели снова оказаться на земле, но вскоре мы к ней привыкли и даже получали удовольствие от путешествия. Команда корабля состояла из негров с островов. На первых порах матросы очень смеялись и подшучивали над нами, потому что мы плохо держались на ногах, когда корабль кренился на волнах. За такие шуточки чернокожие могли поплатиться жизнью, если бы не вмешался Гордон. Через некоторое время мы с неграми стали почти друзьями. Они рассказывали нам о море и землях, откуда были родом, и о странах, которые видели, а также много удивительных историй, без сомнения лживых.

Итак, мы плыли через океан, пока не достигли места под названием Мадагаскар, огромного острова, на котором мог бы поместиться весь Афганистан. Оттуда отправились к отмели, называвшейся Делагоа4, и там высадились. Перед высадкой Гордон сошел на берег и подкупил чиновников-португальцев так же, как и в Гоа5. После этого мы спустились по трапу, неся на себе множество больших тюков и коробок, и португальцы, получившие деньги от Гордона, ни о чем нас не спрашивали. Гордон нанял несколько чернокожих носильщиков для того, чтобы они занялись багажом. А мы-то думали, что он заставит нас его нести. Затем отряд двинулся в джунгли, очень густые и простиравшиеся на огромное расстояние.

На первом же привале Гордон отдал наши ножи и сабли, которые забрал, когда мы садились на корабль в Бомбее. А еще каждый из нас получил мощную магазинную винтовку, револьвер, патронташ, сотню патронов и флягу.

Мы шли через джунгли несколько дней и видели много интересного: больших зверей, похожих на огромных котов, - львов, как их называл Эль Борак. Размером они были больше индийских тигров. Еще крокодилов и леопардов, а также очень много обезьян. Эль Борак приказал никого не убивать, только если придется сделать это для самозащиты, и мы, помня, что гималайские Волки беспрекословно повиновались Гордону, делали все, как он велел. Мы увидели и странных животных, чем-то напоминавших свиней, но почти таких же больших, как слоны, правда с очень короткими ногами. Эти твари плавали в реках и страшно брызгались, а крокодилы им не досаждали. Они без сомнения были какими-то речными демонами, хотя Эль Борак сказал, что это только животные, которые называются гиппопотамами.

Эль Борак и гуркх Гхур Шан, который вырос в джунглях Непала, ходили на охоту и приносили добычи ровно столько, сколько требовалось, чтобы обеспечить нас провизией. Но иногда Эль Борак разрешал поохотиться и нам, но с условием, что будем держаться по три человека вместе и не станем удаляться далеко от стоянки, потому что не знаем джунглей.

Я охотился с Магометом Али и Ахмедом Кулалом поблизости от лагеря и подстрелил маленькую антилопу. Я остался свежевать животное, намереваясь разделить тушу на равные куски, - ведь так легче перенести добычу в лагерь, - а двое других отправились дальше в джунгли. Вскоре я услышал крики и увидел, что Магомет Али и Ахмед Кулал со всех ног бегут назад, взывая к пророку Магомету.

- Беги, Хода Хан! - кричал Магомет Али. - Там появился демон! Да, да, какой-то джинн!

Послышался громкий треск в зарослях, как будто через них продирался слон.

- Слушай! - крикнул Ахмед Кулал. - Это джинн! - И он тотчас бросился прочь. Магомет Али остался, потому что он был моим другом.

- Беги, Хода Хан! - настаивал он. - Это демон! Он огромный, сильный и похож на свинью, только у него на носу рог!

Я подумал, что они слишком много выпили, ведь такой свиньи с рогом попросту не существует.

- Беги! - кричал Магомет Али.

- Нет, - сказал я, - мне хочется увидеть этого странного джинна.

Тогда Магомет Али повернулся и помчался по направлению к лагерю с удивительной быстротой.

Заросли раздвинулись, и появилось нечто огромное. Клянусь бородой Пророка, я увидел именно то, о чем толковал Магомет Али.

Я выстрелил и убедился, что это не свинья, потому что пуля даже не поцарапала шкуру чудища.

Оно надвигалось с поразительной для его огромной туши быстротой, но явно недостаточной, чтобы поймать меня. Я убежал бы от демона без труда, если бы не прыгнул на что-то, показавшееся мне разноцветной колодой. Эта колода вдруг развернулась, поднялась и бросилась на меня. Я увидел огромную змею, питона, какие обитают в джунглях Индии. Он мгновенно обвился вокруг моего тела и задавил бы, а потом сожрал, но мне удалось саблей рассечь гадину надвое. И тут же я бросился прочь, так как чудовище, похожее на слона, оказалось совсем рядом со мной. Я отскочил в сторону, когда демон напал на меня, и, выхватив саблю, ударил тварь по рогу, отрубив его. Это, кажется, совсем не причинило зверю вреда, но он бросился в джунгли и исчез. Итак, я взял рог, который оказался около двух футов в длину, изогнутый, острый и тяжелый, и пошел в лагерь.

Подойдя к лагерю, я увидел, как все воины собрались перед палаткой Эль Борака, возле которой Ахмед Кулал и Магомет Али рассказывали, что с ними произошло.

- Где Хода Хан? - спросил Эль Борак, уже приметив меня и мою ношу, но не подавая вида. Он говорил шутливо, еле сдерживая улыбку. Но они ничего не заметили.

- Джинн сожрал Хода Хана, - сказал Ахмед Кулал. - Это было ужасное чудовище, больше самого огромного слона. Его глаза пылали огнем. Когти походили на кривые сабли. На его носу длиною в десять футов торчал рог, который поднимался до вершин деревьев. Мы дрались, как настоящие тигры, но он одолел нас, схватил Хода Хана и сожрал его в один миг!

После его рассказа воины испугались и посмотрели на свои винтовки. Тогда я выступил и громко позвал:

- Ахмед Кулал!

Ахмед издал вопль и нырнул головой в палатку Эль Борака, а Магомет Али побледнел.

- После того как вы убежали, - сказал я, - мне пришлось сражаться с чудовищем, и вскоре джинн скрылся в клубах пламени и серы, оставив свой рог у меня в руках.

Мои приятели не нашли, что ответить. Эль Борак очень долго смеялся. И это было мне приятно, ведь я знал - он хорошо думает обо мне. Не часто Эль Борак смеялся так весело. Все афганцы и негры смотрели на меня с уважением, как на одного из самых ловких и доблестных.

Поход через джунгли длился еще несколько дней. Нам попадалось много разных диких зверей, слонов и тех животных с рогами на носах. Эль Борак называл их носорогами. Гхур Шан хотел, чтобы Эль Борак убил несколько слонов и взял слоновую кость, но тот отказался. В джунглях было также много леопардов, львов и больших змей.

Леопард прыгнул на Багхилу Хана с дерева, но априди убил его своей саблей прежде, чем Гордон успел выстрелить, и прежде, чем леопард причинил ему самому вред.

Потом на лагерь напал лев, прыгнув через острый частокол, который мы возвели вокруг палаток, и схватил одного из черных носильщиков. Гордон прикладом винтовки отогнал льва от его жертвы, чего не смогли сделать несколько человек. Лев скрылся в темноте. Носильщик не очень пострадал.

Затем мы встретили другое сафари, отряд негров и арабов - скверную шайку. Эти арабы и вооруженные негры, которых называли аскари, били и всячески оскорбляли своих черных носильщиков. Предводителем у них был араб по имени Хасан ибн Заруд.

Он и Эль Борак беседовали в палатке, а я подслушал почти весь их разговор, потому что не доверял этому арабу.

Они говорили на арабском, который я знал.

- Если вы присоединитесь ко мне, мы разбогатеем, - сказал ибн Заруд.

- Не сомневаюсь, - ответил Эль Борак.

- Вот мой план, - сказал ибн Заруд, - и вы увидите, что он достаточно хорош. С моими и вашими людьми у нас будет достаточно сип, и мы сможем подавить сопротивление любого вождя, который встанет на нашем пути. Мы пойдем за Ньясу к Танганьике. Там захватим много рабов и слоновой кости. Отберем у туземцев всю слоновую кость, которую те припасли, а также будем стрелять слонов.

- А что потом? - спросил Эль Борак.

- Продадим рабов в Дар-эс-Салам, - улыбнулся ибн Заруд. - А в Занзибаре есть люди, которые купят слоновую кость, не интересуясь, откуда мы ее взяли.

- Что ж, очень хорошо, - сухо заметил Эль Борак. - Я слышал, что в джунглях у Ньясы есть много слоновой кости. И туземцы из тех мест, без сомнения, будут хорошими рабами.

Некоторое время они молчали. Затем Эль Борак произнес:

- Однако, ибн Заруд, я хотел бы знать, получу ли я в Занзибаре свою долю добычи.

- Что вы имеете в виду, Эль Борак? - спросил ибн Заруд, нахмурясь.

Гордон засмеялся.

- Когда я убью слонов для тебя и захвачу тех вождей для тебя, что дальше?

- Что дальше? - спросил ибн Заруд.

- Копье из джунглей, - сказал Гордон, - или кинжал в спину. И тогда все рабы и слоновая кость будут твои.

Араб сердито нахмурился.

- Клянусь Пророком, сахиб, вы говорите, что я убийца?

- Я этого не сказал, Хасан ибн Заруд, - ответил Гордон. - Это хорошо, что мы понимаем друг друга, если пойдем вместе на какое-нибудь дело.

- А! - воскликнул ибн Заруд. - Так мы пойдем?

- Нет, я этого не говорил, - сказал Гордон. - Откуда мне знать, сказал ли ты всю правду?

- Видно по всему, что вы недавно в Африке, - пробурчал араб. - Всякий знает, между Ньясой и Танганьикой есть много туземцев, которых можно захватить и продать работорговцам, и много слоновой кости.

- Но это еще не все, - настаивал Гордон.

Араб был в нерешительности.

- Что вы имеете в виду? - осторожно спросил он.

- Меня не особенно интересуют рабы и слоновая кость, - ответил Эль Борак. - Нет, ибн Заруд, я не думаю, что мы присоединимся к твоему сафари.

- Что же вам нужно? - продолжал расспросы ибн Заруд.

- Золото, - ответил Эль Борак.

Араб пристально посмотрел на него, точно пытался прочесть мысли собеседника.

- Слушайте, - сказал он, - если я скажу вам, что проведу вас туда, где много золота, вы присоединитесь ко мне?

Эль Борак засмеялся.

- Честное слово, я не вожу дружбу со лжецами.

- Я не лгу, - возмутился араб. - Я могу показать место, где золота больше, чем могут унести сто человек.

- Занятная сказка, - усмехнулся Эль Борак. Ведь он был очень коварным. Араб рассердился.

- Клянусь, я говорю правду! - воскликнул он.

- Допустим, - согласился Эль Борак. - Но это слитком далеко, не стоит туда идти даже ради золота.

- Это не дальше, чем отсюда до Индии.

Гордон снова рассмеялся.

- Зачем ты лжешь, ибн Заруд? Ты думаешь, я ничего не знаю об Африке? Здесь нет золота ближе Кумаси.

- Ничего вы не знаете, - усмехнулся араб.

- Вы глупец, - сказал Эль Борак. - Англичане никогда не позволят нам взять золото в Иоганнесбурге.

Араб уставился на Гордона, как лисица на жирного каплуна. Он думал о том, какой Гордон простак и как легко его можно одурачить.

- Кумаси и Иоганнесбург - это все, что вы знаете, - сказал он презрительно. - Англичане ничего не смогут сделать там, куда я мог бы вас провести.

- Лучше англичане, чем французы, - сказал Эль Борак. - Я не могу идти во французский Индокитай, понимаете?

Араб ухмыльнулся.

- Вам не нужно бояться французов, сахиб. Мы пойдем туда, где их не будет.

- Но я собирался идти на юг, в Трансвааль, - возразил Эль Борак. - Мои люди-горцы, они непривычны к джунглям.

- Они действительно будут слабы в джунглях, если пойдут со мною, - согласился араб. - Но, возможно, они найдут другие горы.

Эль Борак встал.

- Нет, я думаю, что мы не пойдем с твоим сафари, - сказал он.

Араб вскочил; ярость сверкнула в его черных глазах.

- Вы обманули меня! - прошипел он.

- Ты сам себя обманул, - сказал Гордон. - Я не говорил, что присоединюсь к тебе.

Мгновение араб свирепо смотрел на него. Но ибн Заруд был очень коварным человеком. Пожав плечами, он, казалось, забыл свой гнев.

- Вы умный человек, сахиб, - сказал он. - Немногим удавалось провести ибн Заруда. Давайте будем друзьями. У вас есть какое-нибудь хорошее вино или ром?

Этими словами он усыпил бдительность Эль Борака. Ведь тогда Эль Борак был еще совсем молодым человеком. Когда Гордон отвернулся, чтобы достать вино, араб, быстрый, как лесной кот, выхватил тяжелый пистолет и выстрелил Эль Бораку в голову. Эль Борак покачнулся, но затем, как пантера, прыгнул на ибн Заруда, одной рукой выбив пистолет из руки араба, другой - приставив кинжал к его груди. Ибн Заруд обхватил Гордона за пояс, и они стали бороться. Я вбежал в палатку, швырнул араба головой об пол и встал над ним с занесенной для удара саблей.

- Мне убить его? - спросил я Эль Борака.

Он покачал головой и вложил кинжал в ножны. Я увидел, что он невероятным усилием воли овладел собой, хотя никогда еще я не видел в глазах мужчины такое желание убить, как в глазах Эль Борака.

Он приказал мне помочь ибн Заруду встать, что я и сделал, держа саблю наготове.

- Ибн Заруд, - сказал Гордон с усмешкой, - почему ты считаешь каждого человека, которого встретишь, таким же дураком, как ты сам? Я заставил тебя дать мне те сведения, какие я хотел получить, но в остальном мне нет до тебя дела. Ты мне надоел. Ты внушаешь мне отвращение. Ты непорядочный человек. Хода Хан, выстави его по-хорошему вон.

Я сделал так, как сказал Гордон, и отвесил арабу самый великодушный пинок, когда вывел его из палатки.

- Много ли ты слышал из нашего разговора, Хода Хан? - спросил Гордон.

- Да все, - ответил я, застигнутый врасплох.

- Ты очень обяжешь меня, если не будешь упоминать об этом разговоре, - сказал Эль Борак.

- Я сделаю так, как сахиб пожелает, - заверил я его.

- Так будет лучше для твоей же пользы, - сказал Эль Борак, и на мгновение его глаза блеснули, когда он посмотрел мне в лицо. У меня поползли мурашки по телу.

- В другой раз я бы... - Он внезапно замолчал. Я понял. Он хотел сказать, что в другой раз он убил бы араба, но не договорил, чтобы я не подумал, что он хвастун и хочет оскорбить меня.

- Ты хорошо поступил, Хода Хан, - продолжил он, - и в награду можешь оставить себе пистолет араба, который у тебя в кармане. А теперь иди.

Но, клянусь Пророком и могу руку дать на отсечение, Эль Борак не смотрел на меня, когда я украдкой прятал пистолет!

Некоторые видели, как араб вылетел из палатки, и засыпали меня вопросами. Я рассказал о драке, но ничего не сказал о том, что произошло между Гордоном и ибн Зарудом.

Яр Али Хан завидовал - ведь другой, а не он помог Эль Бораку в схватке - и был готов поссориться со мною, давно решив про себя, что будет правой рукой Гордона.

Араб ушел в свой лагерь, и некоторые воины - Багхила Хан, Лал Сингх и особенно Яр Али - хотели напасть на его стоянку, но Гордон запретил. Вскоре люди сафари сложили палатки и ушли.

Мы двинулись в противоположном направлении и скоро набрели на селение в джунглях. Оно состояло из нескольких хижин, сделанных из травы пополам с глиной и окруженных стеной из того же материала. Люди из деревни, чернокожие и очень некрасивые, принесли нам фрукты, козлятину и молоко в больших тыквах. Эти негры, очень уродливые и грязные, носили только повязки на бедрах. Подошли и женщины, но Гордону не понадобилось запрещать нам что-нибудь с ними делать, потому что негритянки были еще уродливее мужчин и носили большие кольца в носу.

Покинув деревню, мы подошли к реке, которую Гордон называл Лимпопо. Мы переплыли ее на лодках туземцев и на другом берегу обнаружили еще одну деревню. Там наняли носильщиков, потому что наши захотели вернуться к себе домой на побережье. Скоро джунгли кончились, и отряд вышел на широкую равнину, покрытую густой травой. Гордон называл эту равнину саванна. Здесь были львы, буйволы, антилопы и много бабуинов на маленьких холмах, которые Гордон называл копье.

Мы разбили лагерь в саванне. Эль Борак, Багхила Хан, Лал Сингх, Гхур Шан и Яр Али держали совет в палатке Эль Борака.

Потом Эль Борак нам сказал:

- Вы зашли со мной так далеко, ничего не зная о моих планах и веря, что я приведу вас к хорошей добыче. Теперь вы должны знать, куда я собираюсь идти. В Центральной Африке есть удивительный народ, имеющий много золота и драгоценных камней. Это самое древнее государство из тех, которые существовали здесь и о которых помнят люди. Я много слышал о нем, но до недавнего времени не знал точно, где оно находится.

- А как далеко до этой страны? - спросил Ормузд Шах.

- Около тысячи миль на северо-запад, - ответил Эль Борак.

Мы все выразили недовольство, услышав такое.

- Хо, - воскликнул Яр Али Хан, - последовав за Эль Бораком, вы доказали, что вы мужчины. Что же вы теперь жалуетесь? Отсюда до Афганистана расстояние вдвое больше.

Тогда Эль Борак снова заговорил. Он рассказал нам о великолепии той древней империи и о золоте и драгоценных камнях, которые мы там добудем. И в самом деле, Эль Борак обладал таким даром красноречия, что, когда он закончил говорить, никто из нас не захотел вернуться.

- А вы уверены, что араб дал вам верный ключ? - спросил Багхила Хан Эль Борака не тогда, когда мы держали совет, а уже после, и это подслушал Абдулла Гхулаб.

- Конечно, - ответил Эль Борак. - Он был так уверен в своей хитрости, что у него и мысли не возникло, что я постараюсь выведать все, что он знает. Это не на британской и не на французской территории, нужное нам место находится, несомненно, в Бельгийском Конго. Хасан ибн Заруд думал, что я дурак.

- Так же, как и Хумаил Хан, - заметил Яр Али с жестокой усмешкой.

Когда шли через саванну, Гордон разрешил охотиться, так что Магомет Али и я вместе с другими прошли по равнине, обогнули холм и натолкнулись на туземца, совершенно непохожего на тех негров, которых мы видели в джунглях. Это был высокий человек, молодой и хорошо сложенный, одетый только в набедренную повязку, державший в руке тяжелую дубинку примерно в три фута длиной, с большим набалдашником на конце. Он казался мускулистым и быстрым, как пантера, и черты его лица походили на европейские.

Мы заговорили с этим негром, но он не понимал нашего языка, а его язык не был похож на язык носильщиков, который мы немного знали.

- Давайте возьмем его в плен, - сказал Магомет Али, - и доставим к Эль Бораку.

Я согласился, и мы набросились на него все одновременно, намереваясь бить прикладами винтовок, если он будет сопротивляться. Но он не тронулся с места и сильно ударил меня прямо по голове своей дубинкой. Хорошо, что у меня на голове был большой тюрбан. Магомет Али, увидев это, выхватил саблю, но негр уклонился и ударил его. Магомет Али упал.

Тем временем Лал Сингх также обогнул холм и вмешался в происходящее, так как он говорил на языке этого негра. Гордон научил его многим языкам.

- Вы оба дураки, - сказал сикх с большим презрением. - Этот человек из племени, которое Гордон хочет сделать своим союзником.

И он повернул назад в лагерь, негр пошел вместе с ним, а мы следовали позади несколько удрученные. Гордон и чернокожий долго беседовали. Негра звали Уналанга, и он был из племени зулу6.

Он проводил нас в деревню, которую называл крааль7. Когда мы приблизились, отряд вооруженных людей вышел нам навстречу. Они все были высокими крепкими мужчинами со щитами и короткими тяжелыми копьями, боевыми топорами и дубинками. Одеждой служили лишь набедренные повязки, а головы украшали кольца из черного каучука8. Гордон и Уналанга поговорили с ними. Зулусы пригласили нас. Было такое впечатление, что они слышали о Гордоне. И в самом деле, кто на Востоке о нем не слышал!

Мы встали лагерем возле крааля. Эль Борак запретил всем своим людям вольно обращаться с зулусскими женщинами, сказав, что зулусы убьют каждого, кто что-нибудь такое сделает. При этом все поворчали немного: ведь женщины в краале совсем не походили на тех - в джунглях. Они были очень миловидны, и, по правде сказать, я сильно сомневался, что все выполнят приказ Гордона, потому что многие зулусские девушки находили повод приходить в лагерь и совсем нас не дичились.

Гордон долго говорил с вождем крааля, и тот согласился дать двадцать молодых воинов для нашего сопровождения. Гордон подарил ему бусы, цветастую одежду, ром и ружье с боеприпасами. Как и в Кадаре, Эль Борак отобрал только молодых неженатых воинов. Среди них был и Уналанга, который командовал соплеменниками.

Гордон наполовину в шутку называл их импи, что на языке зулусов означает "воин", Уналангу назвал индуна, что значит "генерал".

Покинув крааль, мы отправились на северо-запад, далеко обогнув место под названием Булавайо. Вскоре нас остановил английский офицер с отрядом конных чернокожих солдат.

Англичанин хмурился и казался очень сердитым. Спешившись, он спросил Гордона, что означает вторжение отряда вооруженных людей на британскую территорию и откуда он пришел.

Гордон улыбнулся и пригласил его выпить. О том, что произошло между ними, рассказал нам позже Яр Али Хан, который слышал их разговор. Гордон позволил ему рассказать.

Англичанин был очень зол, говорил о тюрьме и о том, что его солдаты будут стрелять, а Гордон в это время улыбался.

- Вы были в Тунисе в такое-то время? - спросил он англичанина.

Офицер удивленно посмотрел на него и ответил, что был.

- Так я и думал, - сказал Эль Борак, улыбаясь. - Я никогда не забываю лица. Прекрасная жена... - Здесь он понизил голос и сказал несколько слов так тихо, что Яр Али ничего не разобрал.

Офицер покраснел, затем побледнел.

- Что вы имеете в виду? - взволнованно спросил он.

Эль Борак иронично улыбнулся.

- Один маленький случай в посольстве, сэр. Мне нет необходимости говорить о нем более подробно. К тому же и неприятно.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Англичанин старался прочитать мысли Эль Борака.

- Вы дьявол, - пробормотал он. - Какова ваша цена?

- О какой цене может идти речь между друзьями? - сказал Эль Борак спокойно. - Но если моя экспедиция будет остановлена и о ней доложат британскому правительству, это причинит мне некоторое неудобство.

- Вам никто не будет препятствовать, - ответил англичанин.

- Спасибо, - поблагодарил Эль Борак. - Я заверяю вас, что моя экспедиция останется на британской земле не дольше, чем это необходимо. Позвольте мне наполнить ваш стакан, лейтенант. Это шампанское просто изумительно.

Зулусы были просто поражены, когда англичанин со своим отрядом ускакал, не воспрепятствовав нашему походу.

- Да, - гордо сказал Яр Али Хан, - вы увидели бы еще более удивительные вещи, чем все это, если б прошли с Эль Бораком столько, сколько я.

Затем он долго рассказывал, как они с Эль Бора-ком убили ужасного дракона в пустыне Гоби, длиной футов в сто и с когтями, как бивни слона. Впрочем, все это, возможно, вранье.

В течение нескольких дней мы шли по саванне и достигли той ее части, которая была заселена племенем матабеле9, народом, родственным зулусам и очень воинственным. Уналанга им не доверял, и Гордон приказал обходить стороной все краали и не причинять вреда местным жителям. Пришлось удвоить наших часовых и продвигаться сомкнутым строем, так что никто из нас не был убит. Но туземцы постоянно наблюдали за нашим отрядом на расстоянии. Однажды, когда мы стали лагерем недалеко от крааля, несколько девушек матабеле пришли к зулусам и попытались завлечь некоторых воинов в крааль. Но Уналанга был умным человеком, хотя и молодым. Он приказал схватить этих девушек, сильно отхлестать и выпроводить из лагеря.

Каждую ночь со всех сторон слышался грохот тамтамов, и мы ожидали нападения, но некоторое время туземцы не шли на нас, хотя Ормузд Шах убил голыми руками одного матабеле, бросившегося на него, когда оракзай стоял на посту.

Однажды на рассвете какой-то отряд напал на лагерь, но был отброшен огнем наших винтовок, не причинив нам никакого вреда.

Потом в один из дней похода мы увидели впереди большой отрад воинов примерно в миле от нас. Гордон поднялся на холм и посмотрел в бинокль.

- Там около ста пятидесяти человек или чуть меньше, - сказал он. - И я вижу крааль, который находится на расстоянии в два раза меньшем, чем расстояние между нами и отрядом чернокожих. В селении только старики, женщины и дети. Очень хорошо. Мы сможем добраться до крааля, поджечь его и вернуться к холму прежде, чем матабеле подойдут.

Мы слушали его с изумлением. Черные воины расположились впереди нас, а крааль, о котором он говорил, находился справа. Отряд был, как я уже сказал, в два раза дальше, чем крааль. План Эль Борака состоял в следующем: зулусы, добравшись до крааля, подожгут его. Афганцы же должны укрепиться на холме со слугами, носильщиками и багажом. Гордон рассчитывал вернуться к холму до подхода матабеле.

Конечно, возникло много вопросов, но Гордон сказал, что ответит на них, когда мы разгромим матабеле. И в считанные минуты он и зулусы быстро помчались, пересекая саванну, к краалю. С ними отправились Яр Али Хан и Лал Сингх. Оставшиеся навалили большие камни на склоне холма возле вершины и приготовились к бою.

Матабеле опешили - они ожидали, что мы продолжим наше движение, пока не дойдем до них, а мы сделали совсем по-другому. Они были в растерянности еще и потому, что Гордон повел своих людей против крааля. Но так всегда действовал Эль Борак - предпринимал самые отчаянные вылазки и захватывал врага именно тогда, когда он меньше всего этого ожидал. Гордон никогда не делал того, на что рассчитывали его враги, и в этом заключался его успех.

Вскоре матабеле прошли через саванну и направились к холму, издавая воинственные кличи, ударяя щитами и потрясая копьями.

Со своего холма мы слышали отдаленные крики наших зулусов вперемежку со стуком копий, редкими ружейными выстрелами и воплями женщин. А в это время матабеле приближались к нашим укреплениям. Они проделали уже почти половину пути до холма, когда мы заметили языки пламени над краалем. Дикий крик ярости донесся из рядов приближающихся воинов. Звуки боя еще долетали из крааля, а потом они утихли, и мы увидели людей, быстро бегущих от крааля через саванну. Это был Гордон со своими воинами, но я знал, что матабеле доберутся до нас прежде, чем зулусы добегут до холма.

Когда матабеле оказались на расстоянии ружейного выстрела, заговорили наши винтовки. Вести огонь с холма было намного легче, чем в горах, и мы редко давали промах. И все-таки они приближались, охваченные жаждой крови. Некоторые из них устремились через саванну длинной беспорядочной цепью, чтобы перехватить Гордона и зулусов. Другие толпой бросились по склону холма. Наши воины стреляли прямо в их дикие лица, а потом в пылу битвы нами овладела такая ярость, что мы перепрыгнули через заграждение из камней и набросились на врага с кинжалами, саблями и ружейными прикладами. Сила нашего удара перенесла всех нас, и афганцев и матабеле, вниз по склону холма к его основанию.

Там-то они нас и накрыли. Матабеле намного превосходили нас числом, и мы поняли, что стоило остаться под прикрытием заграждения. Они были вооружены острыми дротиками, дубинками, боевыми топорами и, кроме того, прикрывались щитами.

Кое-кто из афганцев видел, как пользуются топорами тибетцы. Мы считали это оружие грубым и неуклюжим. Но тибетцы пользовались большими топорами на длинных ручках, это было тяжелое оружие, которым можно только размахивать направо и налево, а матабеле, как и зулусы, использовали топоры со сравнительно короткой ручкой, с отточенным, очень широким лезвием, и владели ими с таким же искусством, как сикхи - своими саблями. Али бин Разил, срубив голову матабеле с плеч, побежал вниз по склону холма и напоролся бородатым подбородком на боевой топор, сверкнувший в руках у огромного воина. Мы были окружены. Я видел, как Ормузд Шах размахивал боевым топором, который он захватил у матабеле. Гхур Шан прыгал в разные стороны, скалясь, как обезьяна, и, отражая удары копий и топоров маленьким круглым щитом, рубил и сек направо и налево; его большой кривой нож покраснел от крови по рукоять. Багхила Хан бился, как пантера, и кричал остальным, чтобы мы отбивались и отступали назад на холм. Рядом, как волки, дрались еще два априди.

Казалось, на нас обрушился дождь копий. Вдруг среди хора криков, разносившихся над местом битвы, послышались новые звуки: удары топоров по щитам и стук дротиков о дротики. Это подоспел Гордон и его зулусы, которые пробились через цепь матабеле, старавшихся их перехватить, и ударили с тыла. Я заметил, как Гордон промелькнул, пробиваясь сквозь ряды врагов; его смуглое лицо казалось бледным, глаза блестели боевым азартом, в одной руке он держал изрыгающий пламя револьвер, в другой - индийскую саблю. Чернокожие сражались отчаянно, но зулусы сокрушили их ряды, и вскоре бой превратился в беспорядочное бегство наших врагов через саванну в разные стороны. Большинство из них бежало, и мы не испытывали желания их преследовать.

Эль Борак огляделся.

- Ты дурак, - сказал он Багхиле Хану. - Почему ты не остался за камнями на холме?

Багхила Хан шагнул к нему. Одежда его была разорвана в клочья и окровавлена, тюрбан съехал набок, одна рука безжизненно висела от удара дротиком в плечо.

- Это моя ошибка, - сказал он гордо. - Я готов понести наказание.

- Не будет никакого наказания, Багхила Хан, - сказал Эль Борак. - Кто может удержать Волка в пылу битвы?

- Никто, кроме вас, сахиб, - ответил Багхила Хан.

Эль Борак посмотрел на раненых. Али бин Разил и трое афганцев были убиты в бою: один, как и Али бин Разил, боевым топором, два других - дротиками. Погиб и один из зулусов.

Багхила Хан ранен в правое плечо, Ахмед Кулал получил удар копьем в бедро, Юсеф Хайдер оглушен, и у одного из априди ударом дубинки разбита рука. Не было ни одного человека из отряда, кто не имел бы ушибов и легких ран. Если бы зулусы Гордона не появились вовремя, нас наверняка всех бы уничтожили. Эль Борак, Лал Сингх и один из зулусов перевязывали раненых и собирали оружие, брошенное матабеле и валяющееся повсюду.

Затем по приказу Эль Борака зулусы убили всех раненых матабеле, кроме одного, которого они доставили Эль Бораку.

- Передай то, что я скажу, своим инкоси и их индуна, - сказал наш предводитель. - Я Эль Борак, я Ингиньама, я Волк. Я иду через вашу страну и не причиняю вам вреда. Не беспокойте меня, и я не буду беспокоить вас. Ты видел, как я разбиваю своих врагов. Скажи своему царю, - здесь Гордон наклонился вперед, и его глаза сверкнули так, что матабеле отшатнулся, - скажи своему царю, что если он пошлет против меня других импи, я приду в его крааль и буду убивать до тех пор, пока мои воины не окажутся по колено в крови матабеле, а его самого свяжу и сожгу в пламени его собственного дворца.

Пленный воин отпрянул назад.

- Царь убьет меня, если я передам ему твои слова, - сказал он.

- А я тебя убью, если ты откажешься это сделать, - пригрозил ему Эль Борак. - Скажи царю, что, если он убьет тебя, я через какое-то время убью его.

Итак, этому матабеле отдали оружие и отправили в саванну.

Гордон рассказал, что крааль, который они сожгли, был пуст, если не считать женщин, детей, стариков и нескольких воинов. Они разбили тех воинов до того, как зажечь крааль, и вернулись к нам, но ни женщинам, ни старикам, ни детям по его приказу зулусы не причинили никакого вреда.

Почти все воины покинули крааль, и соседние краали тоже. Молодые воины, с которыми мы сражались, шли вокруг и впереди нас, другие же присоединились к импи царя матабеле, собравшего большой отряд. Главные силы матабеле находились далеко позади нас, и воинам из разных краалей было приказано преградить нам путь, чтобы импи могли нас догнать. Все это Гордон узнал от пленников, взятых в краале.

Итак, мы возобновили наш поход и шли очень быстро. Подойдя к следующему краалю, мы напали на него и захватили около шестидесяти буйволов. Кафры10 обучали их для верховой езды, как другие люди - лошадей. Наши слуги и носильщики были жителями джунглей и совсем не умели ездить верхом на этих животных. Да и афганцам оказалось непросто научиться подобной езде, но зулусы с легкостью это делали, ведь они соседи матабеле и имеют сходные обычаи.

На этих быках мы передвигались очень быстро, тем более что в каждой деревне захватывали свежих буйволов. Воины матабеле никогда не приближались настолько, чтобы мы увидели их лазутчиков. Иногда вооруженные отряды пытались нас остановить, но мы были верхом, а они нет, так как на войне матабеле редко ездят верхом. Мы объезжали неприятеля вокруг и легко нападали на краали чернокожих, а скрывались прежде, чем они добирались до своих деревень.

Вскоре мы подъехали к границе другого племени. Они были не кафры, как матабеле и зулусы, а племенем, родственным бечуана11 и называвшимся маколала12. Это племя оказалось не таким воинственным, как матабеле, и намного менее диким, чем бечуана.

Маколала относились к нам дружественно, и Эль Борак подарил им буйволов, которых мы захватили у матабеле. Он сказал, что отрад скоро войдет в джунгли и они нам будут только мешать. Негры из джунглей, наши носильщики, захотели вернуться к себе домой на Лимпопо, и Гордон отдал им заработок бусами, одеждой и ромом. Они отправились домой, несмотря на матабеле. Эль Борак нанял других носильщиков из деревень маколала. Они были высокими, крепкого телосложения, хотя и не крупными людьми, хорошего нрава, и чем-то напоминали больших детей: все время смеялись, кричали, ссорились и танцевали.

Мы покинули деревню, где наняли носильщиков, и отправились дальше. Саванна постепенно переходила в лес с большими круглыми лужайками между деревьев. Здесь было много деревень маколала из тех племен, которые населяли всю эту землю до юга, пока матабеле не пошли на север из Трансвааля и не выгнали их оттуда. Здесь и там мы видели деревни готтентотов13, народа, который сотни лет назад пришел сюда из какой-то другой земли и уничтожил людей, живших здесь, так что теперь никто не знает, какие племена были до них. Затем на эту землю пришли маколала, завоевали ее и обратили готтентотов в рабов.

Готтентоты были очень дикими. Цвет кожи у них не такой черный, как у маколала, и не такой бронзово-коричневый, как у кафров, но темно-желтый. Они жили в маленьких грязных хижинах и ходили совершенно обнаженными - как мужчины, так и женщины. Затем нам встретились бушмены, которые оказались даже ниже ростом, чем готтентоты, и едва ли обладали человеческой речью. Их было не так много, как и готтентотов, и жили они дальше, на юге. Гордон сказал, что они вынуждены обитать в пустыне и болотах, потому что сильные племена захватили более удобные земли. Бушмены были, возможно, потомками тех племен, которых завоевали готтентоты. Они ненавидели готтентотов, что подтверждает это мнение.

Мы прошли через эту страну, которая, как я сказал, похожа на большой парк с огромными баобабами, возвышавшимися над землей более чем на сто футов.

Наши лазутчики-зулусы вернулись с известием, что какой-то отряд идет походом и быстро к нам приближается. Отряд очень большой, и воины неизвестно какого племени. Их около двух сотен, так сказали лазутчики.

- Они из незнакомого племени, - сказал один из разведчиков по имени Умбелази. - Мы никогда прежде таких не видели. У воинов зубы заточены и острые, как у крокодилов.

- Каннибалы, - сказал Эль Борак. Он заставил построить вокруг лагеря частокол, который мы сделали из поваленных деревьев, обтесав стволы, врыв в землю и поставив стеной вокруг палаток. Большую часть работы сделали маколала.

Мы разбили лагерь радом с большим баобабом, и Гордон послал Абдуллу Гхулаба, Шаха Абдура, Абдул Хана и Яра Уллу залезть на дерево, взяв винтовки, и затаиться в листве.

Затем, оставив Багхилу Хана и Уналангу во главе лагеря, Гордон взял Яра Али, Лал Сингха, Гхур Шана и двух зулусов, Умбелази и Сакатру, и скользнул в лес, который походил на джунгли, потому что оказался очень густым, но все-таки это были не джунгли.

Через некоторое время из леса появилось около двухсот воинов. Увидев наш частокол, они остановились. Но потом двинулись вперед, а когда подошли на ружейный выстрел, мы открыли огонь по команде Багхилы. Каннибалы сразу же скрылись за деревьями и в густой траве, посылая в нашу сторону тучи стрел. Один из них, высокий, безобразный воин, встал и стал стрелять из ружья. В то же самое мгновение раздался выстрел, но не из лагеря, а откуда-то из зарослей, и каннибал упал ничком. Тогда мы вновь открыли огонь, стараясь не тратить патроны зря, но стреляя, заметив любое движение в лесу. Мы знали, что не раним ни Гордона, ни его людей, поскольку они были далеко. Каннибалы отвечали на нашу пальбу стрелами, копьями и ружейными выстрелами. Они окружили нас и подбирались лесом все ближе и ближе. Но до лагеря оставалось еще более ста ярдов свободного места. Стрелки на деревьях имели большое преимущество, ведь они видели негров, которые не спрятались как следует. Зулусы хотели напасть на каннибалов, но у них не было ружей, и Уналанга им запретил. Скоро из леса раздался крик леопарда, дважды повторившийся, и Багхила приказал прекратить огонь и не стрелять, пока мы не удостоверимся, что это каннибал.

Потом донесся дикий и торжествующий волчий вой, и мы поняли, что это Эль Борак кого-то убил. Каннибалы на миг перестали стрелять, но тотчас же начали снова. Вдруг высокая трава стала шевелиться, как будто в ней боролись два человека. На секунду над травой показалось оскаленное лицо Гхур Шана, и он выкинул наружу голову негра. В следующий момент это место стало мишенью для двух сотен стрел и ружейных пуль, но мы знали, что Гхур Шан уже скрылся в лесу.

Такая быстрота и безнаказанные убийства соплеменников начали действовать на каннибалов раздражающе, о чем свидетельствовали яростные крики и беспорядочная пальба. Я не сомневался, что Яр Али и Лал Сингх еще кого-нибудь убили, так же как и зулусы. Потому что трава зашевелилась и на открытое место вышли, покачиваясь, два чернокожих, сжимая друг друга в жестокой схватке. Мгновение они качались, затем один оторвался от другого, устремился на своего врага и пригвоздил его к земле копьем. Потом выдернул его, взмахнул оружием и с победным кличем снова нырнул в заросли. А зулусы за частоколом издали торжествующий крик, так как победителем был Умбелази.

Какое-то время каннибалы поддерживали огонь. Затем вдруг выскочили из укрытий и бросились на частокол, испуская дьявольские крики. Это были высокие, худые люди, большинство из них отвратительные на вид, с остро заточенными зубами, совершенно голые, вооруженные луками, длинными копьями и щитами. Они пробежали, атакуя нас, почти до самого частокола, затем дрогнули под огнем наших ружей и бросились обратно в лес. Они оказались не такими сильными воинами, как матабеле. Ни один из нас не получил ранения, кроме Лал Сингха, легко раненного в руку копьем каннибала, которого он зарубил саблей в лесу. Мы посчитали убитых, включая тех, кого убил Гордон со своими людьми, - их насчитывалось сорок. Все зулусы, кроме Умбелази и Сакатры, выказали недовольство, потому что Уналанга не разрешил им преследовать убегающих каннибалов. Ведь у зулусов не было винтовок.

Гордон сказал, что каннибалы, очевидно, принадлежали к народу, живущему вдоль реки Замбези, и были в походе, а может быть, их племя изгнали более сильные соседи. Он сказал, что они не часто вторгаются так далеко на юг.

Мы не увидели поблизости никаких поселений и не стали разыскивать, хотя зулусы хотели найти деревню туземцев и сжечь. В дальнейшем каннибалы не беспокоили нас, хотя, продолжив путь, мы слышали их тамтамы, звучащие далеко в зарослях джунглей.

Отряд наш продвигался и через джунгли, и через равнину. Однажды, когда мы поставили частокол, которым каждый раз окружали лагерь, к нам подошел какой-то человек. Это был тот самый воин, которого Гордон послал к царю матабеле. Было видно, что он долго скитался. Негр прошел такое большое расстояние, что-то немногое из одежды, что было на нем разодралось в клочья и запылилось. У него не было иного оружия, кроме дубинки и щита. И то и другое он положил перед Гордоном.

- Ты передал мои слова инкози? - спросил Эль Борак.

- Да, - ответил матабеле. - Царь впал в ярость и заточил меня в тюрьму, с тем чтобы убить, ведь я принес ему дурную весть. Но я бежал и с тех пор следую за твоим сафари, инкози. Однако вы идете так быстро, что мне тяжело за вами угнаться.

- И что теперь? - спросил Эль Борак.

- Я хочу следовать за тобой, инкози, - сказал кафр. - Я мог бы остаться в своей стране, но если царь схватит, то убьет. Ты великий воин, инкози, и мудрый предводитель. Я хочу идти за тобой.

- Я всегда приглашал храбрых мужчин, - сказал Эль Борак, - но мое сафари идет в Конго и дальше.

- Не имеет значения, - сказал матабеле. - Когда воин матабеле идет за своим вождем, он следует за ним всюду и ни о чем не спрашивает.

- Ты мужественный человек, - сказал Эль Борак. - Ты будешь на равных с воинами Уналанги и станешь под его командование.

- Хорошо, - сказал матабеле. - Зулусы - храбрые воины, и Уналанга такой вождь, под чьим командованием даже воин матабеле может сражаться с гордостью.

- Отлично, - сказал Эль Борак. - Когда мы вернемся из похода, ты получишь звание младшего вождя. А теперь ты можешь идти.

Афганцы смотрели на матабеле, которого звали Умгази, с подозрением. Яр Али особенно не доверял ему. Вообще-то он всегда недоброжелательно относился к любому, к кому Эль Борак проявлял расположение. Удивительно, как он до сих пор не нашел повод и не убил Лал Сингха.

- Этот черный шайтан обманет Эль Борака, - ворчал Яр Али. - Он присоединился к нашему сафари только для того, чтобы его убить. Но хотя ему и удалось одурачить Эль Борака, он не одурачит меня, клянусь бородой Пророка. Пусть только попробует сделать какое-нибудь подозрительное движение - я растерзаю его на сотню кусков и разбросаю их по джунглям.

Над этим мы очень смеялись, ведь Яр Али намекал, что он превосходит Эль Борака в хитрости, но все хорошо знали, что если бы кто-то другой осмелился заявить такое при Яре Али, то имел бы большие неприятности.

Что касается зулусов, они приняли Умгази без всяких возражений. Как я сказал, и зулусы и матабеле - кафры и говорят на очень схожих языках, хотя наши зулусы были родом из Трансвааля, а матабеле пришел из Северной Родезии.

Мы подошли к деревням, в большинстве из которых жили мелкие племена, но встречались и те, что принадлежали маколала, населявшим, кажется, всю эту часть Африки. Жители этих деревень были гостеприимны и проявляли к нам большое любопытство. Туземцы добровольно снабжали нас продовольствием. В каждой деревне наши маколала смешивались с местными, вместе танцевали и пировали. Иногда случались там ссоры и драки, но всегда дело заканчивалось смехом, криками и разговорами, так что, без сомнения, маколала самый шумный народ во всей Африке. Сераль в Пешаваре не сравнится ни с одной из этих деревень.

Гордон опять отдал приказ относительно местных женщин, но его не так хорошо выполняли, как следовало бы. Зулусов этот приказ мало волновал, ведь они презирали маколала и не обращали внимания на их женщин. Некоторые из афганцев тайком обходили запрет Гордона, но строго держали содеянное в тайне, причем от Яра Али и Лал Сингха так же, как от Гордона и Багхилы Хана. Яр Али не обращал внимания на женщин, тем более на девушек маколала, но всегда приходил в ярость, когда нарушался приказ Гордона. Лал Сингх говорил, что нарушение приказов подрывает власть предводителя и он никому не позволит бесчестить Эль Борака. Когда он заявлял это, положив руку на рукоятку револьвера, никто не смел с ним не согласиться.

Но были носильщики маколала, которые, главным образом, и нарушали приказ Гордона, тем более что в деревнях племен такого запрещения не было.

Далее мы пошли по очень густым джунглям, где было много диких животных и змей. Деревья там стояли очень тесно друг к другу, поэтому стояла невыносимая жара. В этих джунглях жили многочисленные племена, в большинстве своем очень воинственные. Эль Борак достал из багажа двадцать винтовок марки Мартини и отдал их зулусам, за что те были ему очень благодарны. Он дал также тридцать полных патронташей, и каждый воин получил по одному.

На привалах зулусов учили пользоваться винтовками, так как они никогда не держали подобного оружия в руках; только некоторым из них приходилось стрелять из кремневых ружей, заряжаемых с дула.

Кроме того, Эль Борак и мы, афганцы, учили их искусству стрельбы, а зулусы, в свою очередь, учили нас пользоваться копьем, щитом и дубинками. Я забыл сказать, что после сражения с матабеле Эль Борак приказал нам взять пятьдесят брошенных ими щитов. Щиты были продолговатые, из бычьей кожи, сухой и твердой, натянутой на очень крепкую деревянную раму. Они выдерживали удары копий и дротиков, могли остановить и боевой топор, и ружейную пулю. Мы учились сражаться со щитом, как воины в старые времена. Сначала щиты казались нам слишком громоздкими, но когда мы научились ими пользоваться, поняли, что они очень удобны. Мы все были хорошо вооружены отличными винтовками и большим запасом патронов.

Туземцы, которых мы встречали, в большинстве своем относились к нам дружелюбно, но даже самые воинственные оказались слишком слабы, чтобы напасть на нас. Гордон всегда хорошо обращался с чернокожими и ни в чем не обманывал. Многие из них никогда раньше не видели белого человека.

На протяжении всего пути мы избегали дорог, проторенных ловцами рабов, потому что Гордон хотел сохранить нашу экспедицию в тайне, насколько это было возможно, особенно от всяких чиновников. Вскоре мы подошли к реке, которую Эль Борак называл Замбези. Она была намного больше Лимпопо. Местные племена, живущие по берегам, назывались батеке14. Они перевезли нас на другой берег в длинных неуклюжих лодках, сделанных из выдолбленных стволов. Эти батеке натирают свои тела каким-то маслом и ходят голыми, не надевая даже набедренных повязок. Они миролюбивы и живут посевами. Как мужчины, так и женщины курят очень крепкий табак, который выращивают тут же. Женщины коротко стригут волосы, а мужчины, наоборот, отращивают и заплетают в косы. У них есть несуразный обычай приветствовать важных гостей, таких, как вождь или белый человек. Они ложатся на спину и, дрыгая ногами в воздухе, шлепают себя по бедрам и кричат: "Кина бомба!" Они не особенно воинственны, но иногда ссорятся с маколала, многие из которых живут по берегам Замбези.

Переплыв Замбези, мы продолжили свой путь на северо-запад. Гордон не знал языков племен, живущих по ту сторону Замбези, поэтому убедил одного батеке пойти с нами в качестве переводчика.

Джунгли стали гуще. В некоторых местах нам приходилось прорубать себе дорогу. Там жило коварное племя баньаи. Со всех сторон мы слышали грохот их барабанов. Они несколько раз нападали на нас, но мы успешно отбивались. Через несколько дней пути Эль Борак сказал, что мы теперь не на британской территории, а в Бельгийском Конго.

Отряд сделал уже несколько переходов в Конго, когда меня, Ормузд Шаха и Сумундру послали вперед разведать дорогу. Вдруг мы услышали хруст веток и остановились. Затем все стихло. Через некоторое время из джунглей вышло какое-то существо, о котором я подумал, что это сам шайтан или Иблис, клянусь бородой Пророка!

Оно шло на задних ногах, как человек, но такого человека не могло быть! Тело покрывала длинная густая рыжеватая шерсть, огромные руки свисали ниже колен, а лицо его походило на дьявольскую маску.

Какое-то время мы стояли в изумлении, неспособные от неожиданности ни говорить, ни двигаться. Потом чудовище с ужасным воплем бросилось на нас. Оно оказалось очень проворным для своего веса. Оракзай поднял было ружье, но прежде чем успел выстрелить, чудовище вырвало винтовку из рук Ормузд Шаха и сжало в своих громадных лапах и, клянусь Пророком, приклад сломался, а дуло согнулось, как соломинка. Затем чудовище бросилось на человека и, несмотря на всю силу оракзая, разорвало бы его, как ребенка, если бы Сумундра не вонзил в него свой ассагай15. С ужасным воплем чудовище отпустило Ормузд Шаха и повернулось к зулусу, но в это время я ударил его саблей. Оно оказалось настолько сильным, что я вынужден был ударить его дважды.

Мы поволокли чудовище в лагерь, чтобы показать его Гордону и остальным, и нам пришлось приложить все силы - такое оно было тяжелое.

Когда мы притащили тушу на стоянку, поднялась настоящая паника, но Гордон сказал нам, что это всего лишь гигантская обезьяна, которая называется горилла. И добавил, что в джунглях Конго они часто встречаются. В дальнейшем мы не раз видели этих огромных обезьян, но больше они на нас не нападали.

Джунгли были очень густые и душные. В воздухе витал запах разлагающихся растений, деревья вздымались ввысь, их ветви переплетались между собой, пропуская лишь малую толику солнечных лучей. По земле ползали всякие гады, в болотах барахтались крокодилы и скользили змеи. Нет, это не место для горца, хотя никто из нас не заболел. Наверное, благодаря тем травам, которые Гордон раздал нам и приказал жевать. Я не представляю, что это за травы, но Эль Борак, хотя и не был знахарем, знал много таких вещей, ведь едва ли найдется такое место на земле, где он не побывал.

Племена, живущие в джунглях, были совсем дикие, голые и свирепые, многие из них оказались каннибалами. Однажды они устроили засаду в зарослях, но наши разведчики обнаружили затаившихся людоедов. Мы обошли их, напали с тыла и многих убили.

Никому из нас не нравились джунгли - ни афганцам, которые выросли в высоких горах Гималаев, ни зулусам, чьей родиной была саванна.

Эль Борак избегал, насколько возможно, особенно густых зарослей, но все-таки часто приходилось прорубать тропу такой ширины, чтобы могли пройти один или два человека. Мы видели слонов, правда, не очень много, однако с отличными бивнями. Гордон не позволил их убивать.

- Мы не должны нагружаться слоновой костью, - сказал он, - ведь мы понесем на себе столько золота, сколько сможем унести.

Мы стали лагерем рядом с большой деревней, и туземцы пришли на нас посмотреть. Они были похожи на тех острозубых каннибалов, что уже встречались на нашем пути, и казались более нахальными, чем другие чернокожие. Батеке-переводчик сказал, что они из могущественного племени, которое уничтожило или поработило все соседние народы. Вскоре появился их царь, окруженный воинами с копьями и щитами, одетый в обезьяньи шкуры и украшенный перьями попугаев.

Надменный и очень толстый, обрюзгший от распутного образа жизни, он хвалился своей мудростью и храбростью, доблестью своих воинов, большими запасами слоновой кости и женами, которых у него было двести и еще сорок. Потом потребовал у Эль Борака двадцать винтовок, патроны к ним и ром. Гордон посмеялся над ним.

- Вы пришли сюда, чтобы украсть мою слоновую кость, - сказал царь, придя в ярость. - Я убью вас и съем.

Тогда все его воины бросились на нас, но тут же убежали к себе в деревню при первом же нашем выстреле, а Гордон прыгнул на царя и взял его в плен. Яр Али и Багхила Хан хотели убить толстяка, а потом отдать его голову соплеменникам, но Гордон не позволил. Итак, мы держали его в заложниках, и каннибалы не посмели напасть на нас, хотя из деревни доносился грохот их тамтамов. А воины каннибалов танцевали и издавали военные кличи всю ночь.

На следующее утро мы выступили и повели с собой царя, благодаря чему каннибалы не напали на нас на марше. Потом мы позволили ему уйти. Маколала сперва его раздели, а затем побили, громко крича и таская за волосы. Несмотря на толщину, царь помчался в деревню, как будто его преследовали все львы Конго. Мы выходили и к другим деревням, но остальные туземцы были либо не слишком воинственными, либо не слишком сильными, чтобы нападать на нас.

Как-то набрели на реку в джунглях, и никто из сафари не знал, что это была за река. Нарекли ее Чангаан - так назвал ее один из зулусов, увидевший воду первым. У реки были пологие берега, и текла она с севера на запад по направлению к реке Конго.

По берегам Чангаан жили племена, и у них Эль Борак купил три лодки. Это были боевые каноэ, сорока футов в длину, низко сидящие в воде, имеющие толстое дно и очень крепкие.

Эль Борак расположил по лодкам людей и багаж. Носильщики маколала стали гребцами. В реке, над грязной водой которой висели тучи москитов, водилось много гиппопотамов и крокодилов. Джунгли по одну сторону подходили к самой воде.

Мы плыли по течению день и ночь, останавливаясь только для того, чтобы настрелять свежей дичи. Антилопы и кабаны спускались к самой воде, и Гордон стрелял в них. Затем мы втаскивали добычу на борт, свежевали и разделывали. Пришлось сделать своего рода площадки на носу каждой лодки и устроить на них место для кухни и там готовить пищу. Таким образом, сходить на берег приходилось только за свежей водой, вода в реке была слишком грязной для питья.

Нам стали попадаться туземцы в каноэ, ловившие рыбу, а также деревни, стоявшие либо на берегах, либо на сваях в самой реке.

Гордон остановился в одной из этих деревень и купил тридцать щитов, обтянутых кожей носорога. Они превосходили щиты зулусов по твердости и крепости, хотя были несколько тяжелы и громоздки.

Эти щиты и те, которые мы взяли от матабеле, Эль Борак заставил нас установить с каждой стороны каноэ от носа до кормы. Таким образом, получилось заграждение, за которым мы могли скрыться от копий и других метательных орудий. Когда щиты укрепили должным образом, они не мешали грести.

Насколько умно это было придумано, мы поняли, когда однажды от одной деревни вышло несколько боевых каноэ, чтобы нас перехватить. Мы плыли прямо, пока не приблизились на оружейный выстрел. Туземцы-каннибалы угрожающе размахивали своими копьями и испускали боевые кличи. Вскоре их стрелы стали ударяться в заграждение из щитов, и Гордон отдал приказ открыть огонь. Три наши лодки образовали единую линию и поплыли рядом друг с другом. Маколала гребли, направляя лодки прямо вперед, и каждый азиат и зулус, спрятавшись за щитами, обрушил настоящий град пуль на каноэ каннибалов. Несколько из этих лодок были продырявлены и пошли ко дну. Крокодилы схватили воинов, оказавшихся в воде. Остальные каноэ повернули и устремились к своей деревне.

В следующей деревне, которая оказалась дружелюбной, Гордон купил легкое двухместное каноэ и вместе с одним из наших разведывал путь, плывя в этом каноэ впереди остальных. Иногда он брал с собой Яра Али, иногда Лап Сингха, иногда Умгази.

С ним был Умгази, когда мы подошли к повороту реки. Каноэ исчезло за поворотом прежде, чем наши лодки его догнали. А когда и мы повернули, каноэ пропало из вида. Река несла свои воды дальше на несколько миль вперед, делая следующий поворот. Несколько гиппопотамов плескались у берега, там же плавали крокодилы, и больше ничего не было видно.

- Клянусь Пророком! - вскричал Яр Али. - Здесь что-то неладно!

- Может быть, они вышли на берег, - предположил Абдхур Шах.

- Тогда бы они вытащили каноэ, - сказал Лал Сингх.

Мы выстрелили несколько раз, но не получили никакого ответа. Было такое впечатление, что джунгли проглотили Эль Борака и Умгази. Можно было предположить, что гиппопотам или крокодил опрокинул каноэ, или оно перевернулось и крокодилы утащили людей, но остались бы следы, указывающие на это.

Одна наша лодка плыла посреди реки, а две другие вдоль каждого берега. Вскоре от лодки у восточного берега послышался выстрел, и мы поплыли туда. У самой кромки воды нашли каноэ, наполовину затопленное. Вытащив его на берег, мы обнаружили, что лодка пробита в нескольких местах копьями, а борта и сиденья забрызганы кровью, были и другие следы жестокой схватки.

- Клянусь Пророком! - вскричал Яр Али. - Этот черный шайтан матабеле убил Эль Борака.

Такая мысль пришла в голову каждому из нас. Но были и возражения.

- Как мог один человек справиться с Эль Бора-ком? - спросил Лал Сингх.

- Он мог одолеть его коварством, - сказал Яр Али. - Я никогда не доверял этому матабеле. Он присоединился к нашему сафари с единственной целью - убить Эль Борака. А сейчас он, я уверен, спешит назад с его головой.

После этих слов зловещее ворчание послышалось с лодок и клинки сабель, выхваченные из ножен, сверкнули в воздухе.

- Может быть, они убили друг друга, и обоих съели крокодилы, - предположил Багхила Хан.

Несколько человек вышли на берег, но в тростнике, который мы срубили и откуда мог незаметно выползти крокодил, не было никаких признаков борьбы или бегства.

Лал Сингх отдал приказ. Я посмотрел на его потемневшее суровое лицо и увидел, что он готов к решительным действиям. Эль Борак говорил афганцам: "Если меня когда-нибудь убьют или захватят, вас поведет Лал Сингх". Но Лал Сингх знал, что был только один человек во всей Африке, который мог повелевать Волками, и это - Эль Борак.

- Умбелази, Гхур Шан и Сакатра выйдут на берег и разыщут там следы, - сказал Лал Сингх. - Идите вначале вверх по течению, а мы будем вас ждать здесь, - добавил он.

Через некоторое время гуркх и зулусы пришли с известием, что ничего не нашли - ни следов Гордона, ни кого-либо еще.

- Теперь ищите вниз по течению, - приказал Лал Сингх. - Лодки спустятся тоже и будут плыть на одном уровне с вами.

Мы так и сделали и отплыли совсем недалеко, когда услышали выстрел с берега. Лодка, в которой сидели Лал Сингх и я, и та, в которой плыл Яр Али, сблизились настолько, что мы могли тихо переговариваться между собой. Когда каноэ оказалось уже недалеко от берега, какой-то человек вошел в воду и поплыл к нам. Это был Умгази, весь в крови. На щеке у него виднелась рана, и еще одна на лбу. Его набедренная повязка разодрана, а зажатая в руке дубинка - единственное оружие, которое он носил, - запачкана кровью.

- Где Эль Борак? - грозно спросил Яр Али, выхватив свой хайберский нож.

Вот что рассказал матабеле. Они с Гордоном повернули по течению реки и оказались невидимы с лодок, когда какой-то чернокожий крикнул им с берега. Они увидели еще несколько человек, стоявших на берегу и подающих дружеские знаки. Эль Борак приказал Умгази грести к берегу, а сам стоял в каноэ с винтовкой наготове.

Когда каноэ приблизилось к берегу, негры, увидев винтовку Гордона, положили свое собственное оружие на землю, приглашая подплыть ближе. Джунгли в этом месте спускались к воде по пологому берегу. Эль Борак не понимал языка этих людей и приказал матабеле подплыть поближе. Туземцы выглядели дружелюбными, и Гордон, внимательно оглядев джунгли и ничего не заметив подозрительного, опустил винтовку и снял палец со спускового крючка. Умгази подгреб ближе, как приказал Гордон.

Затем, когда негры объяснялись с Гордоном с помощью жестов, из джунглей позади них вылетела тяжелая дубинка и ударила Эль Борака в лоб. Он упал без чувств. В следующий момент негры, схватив оружие, бросились к каноэ, а из джунглей выбежали другие. Умгази едва успел схватить свою дубинку, как они разоружили его и связали ему руки и ноги так же, как и Гордону, который все еще был без сознания. Затем, оставив каноэ там, где оно затонуло во время схватки, они тщательно забросали свои следы грязью. Воины забрались на деревья, которые росли высоко и густо вдоль берега реки. Туземцы, придерживая пленников, передвигались по ним, как обезьяны, прыгая с ветки на ветку: деревья были такие большие, а их ветви такие запутанные, что это им легко удавалось. Пройдя таким образом некоторое расстояние, они спустились на землю. Несмотря на путы, матабеле сопротивлялся и боролся на каждом шагу пути. Он не знает, почему его не убили. Тем временем Эль Борак пришел в чувство и сказал Умгази, чтобы он освободился и бежал и чтобы привел Волков выручить его. "Потому что, - сказал Эль Борак, - если ты попытаешься взять меня с собой, нас убьют обоих, а если ты убежишь, ты можешь вернуться с воинами и освободить меня".

Туземцы сбросили их с деревьев, и Умгази повернулся спиной к Эль Бораку, так как руки у него были связаны за спиной. Кисти рук у Эль Борака были тоже связаны, но он развязывал путы Умгази пальцами. Когда он покончил с ними, Умгази освободил ноги, вскочил, выхватил свою дубинку у воина, убил его и убежал.

Когда матабеле рассказал нам эту историю, мы были так изумлены, что не могли ничего сказать. Мы не знали, верить ему или нет.

- Ты лжешь, негр, - сказал Яр Али, - ни один туземец не может так одурачить Эль Борака.

- Куда пошли эти люди? - спросил Лал Сингх.

- Вверх по течению, - ответил Умгази. - Это, должно быть, речное племя, потому что они все время держались возле берега.

Яр Али вскочил на ноги.

- Ты лжешь, матабеле! - вскричал он. - Ты сам убил Эль Борака! - И он обнажил хайберский нож.

Матабеле быстро взглянул на него, потом на нас и прочел подозрение на каждом лице. Быстро, как леопард, отбив удар Яра Али, он ударил его так, что афганец пошатнулся, а затем прыгнул за борт.

Сразу же дюжина винтовок нацелилась на него, но по команде Лал Сингха воины опустили оружие. Все, кроме Яра Али. Он схватил винтовку и выстрелил от бедра. Пуля пролетела мимо, но прежде, чем он успел выстрелить еще раз, Лал Сингх набросился на него и, используя всю свою силу, вырвал ружье из рук Яра Али. Понадобилось десять человек, чтобы не дать афганцу прыгнуть за борт и поплыть за Умгази, и он чуть было не перевернул лодку, сопротивляясь и бесясь от дикой ярости. В это время матабеле быстро плыл, не обращая внимания на крокодилов, затем выбрался на берег и скрылся в джунглях. Яр Али повернулся к Лал Сингху.

- Если матабеле убил Эль Борака, я убью тебя, Лал Сингх, - сказал афганец. Голос его был похож на рычание кровожадного волка.

- Я разрешаю тебе, Яр Али, - сказал Лал Сингх спокойно.

Я видел, что из всех нас, возможно, только Лал Сингх верил рассказу Умгази. Он позвал двух зулусов и гуркха и изложил нам свой план.

- Я возьму Гхур Шана и еще восемь человек, - сказал Лал Сингх, - и мы пойдем за матабеле. Лодки пойдут вверх по реке до тех пор, пока нам не потребуется сесть в них. Совпадает это с вашим планом? - спросил он у Багхилы Хана, Яра Али и Уналанги. Они согласились, и Лал Сингх выбрал тех, кого он хотел взять с собой. Он взял Гхур Шана, Абдул Хана, Магомета Али и меня, а еще Умбелази, Сакатру, Мализу, Умлингаана и Ундайу.

Яр Али разозлился из-за того, что Лал Сингх не выбрал его пойти вместе с нами, но сикх объяснил ему, что он останется в лодке и поможет Багхиле Хану и Уналанге командовать Волками. Яр Али согласился, но не очень охотно.

Гхур Шан и Умбелази без большого труда шли по следу матабеле, и вскоре стало ясно, что он намеренно оставил хорошо видимый след.

- Он знал, что мы последуем за ним, - сказал Лал Сингх. Теперь уже все поняли, что матабеле говорил правду.

- Он может завести нас в ловушку, - сказал Абдул Хан.

Итак, мы шли очень осторожно. Вскоре мы пришли к месту, где растения были примяты, как будто после борьбы, и где виднелись многочисленные следы. Гхур Шан внимательно осмотрел это место.

- Матабеле сказал правду, по крайней мере частично, - заметил он. - Здесь люди спустились с деревьев, а здесь лежали два человека. - И он показал нам вмятины на мягкой земле.

Оттуда шли следы людей, которые двигались один за другим, и мы заметили, что у некоторых следы были глубже, как будто люди, оставившие их, несли какой-то груз.

- Они несли Эль Борака, - сказал Гхур Шан. - Он или убит, или не в состоянии передвигаться самостоятельно.

- У него связаны руки и ноги, - сказал Умбелази. - Даже если они развяжут ему ноги, чтобы он мог идти, ему не найти дорогу, чтобы бежать.

След матабеле шел поверх следов чернокожих воинов - таким образом, мы знали, что он где-то впереди нас. Лал Сингх верил, что матабеле пытается выручить Эль Борака, а Абдул Хан думал, что он явно обманывает нас и спешит присоединиться к отряду, который взял Эль Борака в плен.

След вел вдоль берега, о чем Умгази и говорил. Сквозь заросли джунглей все время виднелись воды реки. Умбелази пошел на разведку вперед и вскоре вернулся со словами, что какой-то отряд воинов идет вниз по тропе.

Повернув в сторону, мы спрятались и затаились в высокой траве, внимательно наблюдая за тропой, по которой до этого шли и которая петляла между деревьев.

Воины еще не появились, когда высокая трава вдруг раздвинулась и из нее высунулась голова, увенчанная убором из страусовых перьев. Туземец увидел нас. Очевидно, это был разведчик. Он поднял длинное копье, но прежде, чем успел бросить его, Гхур Шан выскочил и рассек ему башку ударом сабли. Негр упал в траву.

Как раз в этот момент появился отряд воинов, о которых говорил Умбелази. Они шли по извилистой тропе.

- Если они пойдут вверх по реке, они увидят наши следы, - прошептал Лал Сингх. - Если они пойдут прямо, мы должны подстеречь их в засаде, и у нас будет преимущество.

Воины приближались, их оказалось около тридцати. Мы подняли винтовки и взвели курки, но, не дойдя до нашей засады, они повернули направо, пошли на юго-восток и скрылись в джунглях.

- Мы были на волосок от смерти, - сказал Лал Сингх, когда мы снова вышли на тропу. И это было справедливо. Впрочем, для них так же, как и для нас.

Следуя по тропе, мы подошли к берегу и там остановились, пораженные.

В этом месте река разлилась очень широко. Мы находились на северо-западе от ее поворота. Три наши лодки как раз обогнули берег и остановились.

Посреди реки стоял остров. Он был длинный, узкий и утесом поднимался примерно на двадцать футов над водой. Я прикинул, что он примерно две трети мили в длину и около четверти мили в ширину. Вода стремительно неслась мимо его берегов.

Остров протянулся с юго-востока на северо-запад. В центре находилась деревня, и еще одна была на южной оконечности. Мы увидели много больших хижин, крытых соломой, окруженных частоколом. В деревне на юге частокола не было. Там теснилось множество хибарок и еще несколько больших хижин стояли над рекой на сваях. Они соединялись с островом и друг с другом мостами. В воде под этими хижинами стояли каноэ. Сотни каноэ. Целая флотилия. Мы видели повсюду множество туземцев и поняли, что это очень сильное племя.

Лодки остановились у берега, и Волки, кажется, не знали, что делать. Лал Сингх послал гонца вдоль берега и приказал подплыть к нам.

Затем мы сели в лодку.

- Здесь живет племя, которое захватило Эль Борака, - сказал Лал Сингх. - И они очень хорошо укреплены.

Мы обсудили несколько планов. Яр Али предлагал высадиться с огнем и мечом, но Лал Сингх сказал, что это глупо. Нам придется сражаться с сотнями воинов, и, скорее всего, мы потерпим поражение.

Ормузд Шах предложил миновать остров, спуститься ниже по течению, выстроить там дамбу и затопить остров. Но было ясно, что это нам не под силу. Одни предлагали одно, другие - другое, и мы не могли выбрать лучшее.

Лал Сингх сказал, что мы поплывем по течению реки и посмотрим на остров поближе - это поможет нам определиться.

Так и сделали, а когда осматривали остров, то увидели около двухсот каноэ, которые поплыли наперерез нашим лодкам.

Это-то и было нам нужно, и мы двинулись прямо на врагов. Негры стояли в каноэ, потрясая копьями и топорами, и выли, как тысяча дьяволов. Лал Сингх приказал всем лодкам держаться рядом и открывать огонь только по его команде. Боевые каноэ приближались. Мы могли уже видеть свирепые лица негров, а их копья стали ударяться о щиты, поставленные вдоль бортов. Туземцы были огромного роста, одетые в набедренные повязки, обезьяньи шкуры и головные уборы из страусовых перьев. Все вооружены боевыми топорами, длинными копьями, луками и большими дубинками. У многих ружья.

Когда они подплыли на расстояние ружейного выстрела, Лал Сингх дал команду открыть огонь. Каждая винтовка на трех лодках выстрелила. Каноэ подошли к нам так близко, что не надо было даже целиться. Мы просто палили прямой наводкой. Лал Сингх стоял на носу лодки, бросая пакеты с динамитом и ручные гранаты.

Сражение оказалось коротким. Остатки флота каннибалов бросились назад к деревне. Мы преследовали, раскачивали, опрокидывали их каноэ и потопили почти половину флотилии. Река кишела крокодилами, которые хватали каждого, кто падал в воду. Когда каноэ каннибалов стали отступать, лодка Яра Али устремилась вслед за ними. Негры заметили, что лодка слишком оторвалась от других. Два каноэ повернули назад и приблизились к ней. Это было на руку Яру Али. Его воины набросились на негров как дьяволы. Стрелять было нельзя. Борьба проходила на близком расстоянии и быстро закончилась. Копья и дубинки каннибалов мелькали и кружились, а над ними и сквозь них сверкали и взмывали сабли афганцев и ассагаи зулусов. Гребцы маколала ловко маневрировали своими веслами, и оружие каннибалов било мимо.

Сражение закончилось, и победа была одержана до того, как приблизились наши лодки. Яр Али неутомимо рвался продолжить бой, но как только Лал Сингх отдал приказ, неохотно велел воинам поворачивать и плыть обратно. Абдулла бин Сикандер был убит, его пронзили три копья, а Н'Мото и один из гребцов маколала ранены, но несильно, зато на каноэ врагов ни один не остался в живых.

- Я хочу освободить пленника, - сказал Лал Сингх.

- Да, сейчас лучше отступить, - согласился Яр Али, - но, когда мной овладевает жажда убийства, я не могу ни о чем думать - только убивать, убивать, убивать.

Яр Али и в самом деле жаждал убивать. Он хотел взять остров приступом.

Лал Сингх заметил, что на острове несколько сотен воинов, и даже если мы до него доберемся, то не сможем подняться на крутой берег, который, как я сказал, был высотой около двадцати футов.

Лал Сингх взял бинокль Эль Борака и осмотрел остров, а затем приказал подогнать лодки к берегу и встать неподалеку на якорь. Таким образом лодки не относило течением, и ни один чернокожий не мог добраться до нас из джунглей.

Затем мы разработали план нападения на остров. Батеке рассказал нам, что островитяне - сильное племя, владеющее этим клочком суши с незапамятных времен. Даже у себя в стране он слышал о них легенды. Они были речными пиратами и захватывали каждое каноэ, которое следовало мимо острова. Они требовали, чтобы им платили дань, а при отказе всех убивали. Он думает, что это племя манийюма.

Лап Сингх сказал:

- В центральной деревне, скорее всего, находится дом их царя. А южная деревня, должно быть, база флотилии. Сейчас я изложу вам свой план. Они прикончат Эль Борака, как только поймут, что мы побеждаем, поэтому следует разбить островитян быстро и беспощадно. Я возьму одну лодку и под покровом ночи поплыву вниз по течению. Мы постараемся взобраться на скалы на северо-западном конце острова. Затем, когда я дам сигнал выстрелами, две другие лодки поплывут в сторону хижин, выстроенных над рекой. Если их захватить, можно легко разрушить деревню на берегу. А потом нападем на главную деревню с двух сторон и окружим ее.

- А что, если они убьют Эль Борака? - спросил Уналанга.

- Тогда мы убьем их всех - мужчин, женщин и детей, - сказал Лал Сингх.

- Ладно, - согласился Багхила Хан, и мы все его поддержали.

Мы ожидали, что манийюма вышлют против нас новый флот боевых каноэ, но они не сделали этого и не поставили заграждения из каноэ через реку, чтобы не дать нам продолжить наше путешествие.

Когда черная африканская ночь пала на реку и джунгли, Лал Сингх отдал приказ, и лодка поплыла вниз по течению. Он взял Уналангу и девять зулусов, а также Ормузд Шаха, Гхур Шана, Юсефа эль Хасана, Магомета Али, меня и пятерых маколала. Лал Сингх вооружил маколала хорошими ружьями из наших запасов, копьями и боевыми топорами, захваченными у туземцев. Плывя по возможности бесшумно, мы проскользнули за остров. Нас подхватило течение, такое сильное, что почти не нужно было грести, только совсем немного, чтобы направлять лодку.

Во всех селениях манийюма кричали и издавали боевые вопли, по обычаю туземцев. Грохотали тамтамы, и по всему острову пылали костры. Видно, они ожидали наше ночное вторжение. Мы подошли так близко к острову, что могли видеть, как чернокожие воины, похожие на голых черных дьяволов, танцевали возле костров.

Каноэ бороздили реку возле острова, но нам повезло, и мы незаметно проскользнули мимо, хотя оказались так близко, что наши весла почти коснулись лодок туземцев. Если бы не темная ночь, они бы нас заметили.

Как я уже сказал, течение было быстрым, но мы старались подвести лодку как можно ближе к берегу на северо-западе острова. Там провели почти всю ночь, ожидая, что в любую минуту нас обнаружат. Если бы воины манийюма нас увидели, они могли бы убить всех, просто метая копья сверху.

Как только над джунглями разгорелась заря, мы приготовились к высадке на остров. Наша лодка быстро подплыла к берегу. Лал Сингх положил винтовку и саблю на дно лодки и снял сапоги. Среди зулусов был черный гигант по имени Инкубу, что значит "слон". Самый сильный человек в нашем отряде - это точно. Инкубу и Ормузд Шах встали плечом к плечу, крепко взявшись за руки. Уналанга забрался на их плечи, выпрямился и прижался лицом к скале изо всех сил. Лал Сингх встал на плечи Уналанги и подпрыгнул вверх. Уналанга покачнулся и повалился в лодку, но Лал Сингх успел схватиться за край скалы. Он подтянулся на руках и вылез на берег.

Поблизости не было ни одного дерева, и Лал Сингх, спустив один конец веревки вниз, другой привязал к ноге. Он вытащил первым Гхур Шана, а затем они с трудом держали веревку, в то время как поднимался Уналанга. Следом, таким же образом, все воины поднялись на остров.

Затем мы проскользнули в сторону деревни, прячась в высокой траве, которая росла там, словно в саванне. Сабанда крался впереди, когда из зарослей перед ним встала дюжина воинов. Мы постегали и мало чего видели. Сабанда издал зулусский боевой клич, пришпилил одного манийюма к земле своим ассагаем и упал: его пронзили двенадцать копий.

И тут же мы бросились на врага.

- Не стреляйте! - крикнул Лал Сингх. - Яр Али подумает, что это сигнал, и нападет слишком рано.

Сражение вышло коротким. Только один маколала упал, убитый боевым топором, но никто из манийюма не ушел от нас, когда закончился бой.

Мы поспешно покинули место сражения: шум схватки могли услышать остальные островитяне. Рассвет, который быстро наступает в Африке, застал нас под кронами деревьев, рядом с главным поселением, куда мы проникли, стараясь избегать других отрядов каннибалов. Мы поспешно срубили деревья, окружили себя завалом и укрылись за ним.

Впереди, в деревне, манийюма громко кричали, оглашая воздух нестройными воплями. Вскоре мы увидели воинов, пробирающихся к нам сквозь густую траву.

Лал Сингх приказал стрелять, и мы дали залп по черным воинам. Мы взяли с собой достаточно патронов и стреляли без передышки. Каннибалы отвечали, но их стрелы до нас не долетали, а завал защищал нас от оружейных пуль.

Вскоре одни манийюма вышли из деревни, а другие показались из зарослей, где многие из дикарей укрывались. Лал Сингх приказал нам следить за теми, кто появлялся из леса, а сам стрелял в воинов, выходивших из деревни. Мы обрушили на них огонь и убили многих, а те, кто остался в живых, убежали обратно в заросли. Лал Сингх же позволил каннибалам подойти так близко, что они стали метать копья, а затем бросил динамит в гущу наступавших.

- Если манийюма продолжат нападение, - сказал он, - мы уничтожим их всех.

Однако воины туземцев не нападали и не подходили близко, боясь динамита.

Вдруг послышался ружейный залп с другого конца острова, а следом - громкие вопли и вой.

- Это Яр Али и Багхила Хан! - вскричал Лал Сингх.

Стрелявшие в нас чернокожие кинулись на другой конец острова.

Услышав выстрелы, Багхила Хан и его люди поняли, что это сигнал, и со всей резвостью поплыли к южной оконечности острова. Несколько каноэ попытались напасть на наши лодки, но Багхила Хан бросил в них ручные гранаты, и каноэ, которые не потонули или не были расстреляны из винтовок, повернули к берегу.

Однако большая часть флотилии туземцев приблизилась к нашим двум лодкам, и между ними завязался жестокий рукопашный бой. Афганцы и зулусы пробивали дорогу сквозь скопление каноэ. Несколько человек были ранены, один зулус убит, но наши пробились. Туземцы в каноэ устремились к хижинам, стоявшим на реке, и скрылись там.

Одна из хижин, довольно большая, находилась поодаль, и Багхила Хан предложил грести к ней. Когда его люди почти доплыли до хижины, из-за острова показалось большое боевое каноэ, гораздо крупнее, чем остальные. Перед большой хижиной был помост, и воины, взглянув туда, увидели Эль Борака, связанного по рукам и ногам. Сзади стоял огромный воин манийюма с занесенным боевым топором. Волки застыли, не зная, что делать: хотя они были почти под хижиной, манийюма мог убить Гордона, если бы они бросились вперед.

Тем временем большое боевое каноэ приближалось к нашим лодкам.

Внезапно Эль Борак сбросил с рук путы и набросился на воина, державшего топор. Какое-то время они боролись, потом Гордон крутанул манийюма и сбросил его с помоста. Несчастный оказался среди афганцев, которые разорвали его на куски и швырнули голову в приближающееся каноэ. Яр Али бросил туда же динамит, взрывом потопивший лодку.

Тем временем манийюма, снова связав руки Эль Бораку, потащил его в хижину. Вокруг кипел бой: маколала поражали копьями каннибалов, кинувшихся в воду, когда их каноэ пошло ко дну; Волки взбирались по бамбуковым сваям, поддерживавшим хижину, в то время как другие вели огонь из винтовок по каждому появляющемуся манийюма.

Яр Али находился в таком состоянии, которое Гордон называл бешенством. Он взобрался по бамбуковой свае и метнулся в хижину. Вскоре воин-манийюма полетел из дверей хижины в реку. Затем оттуда кубарем вылетел Яр Али и упал на помост, однако быстро вскочил и снова бросился внутрь. Тем временем другие афганцы и зулусы взобрались на помост и последовали за Яр Али. Манийюма метались, в ужасе прыгая в каноэ или в реку.

Волки ворвались в хижину и увидели Эль Борака, лежавшего на полу, связанного по рукам и ногам. Два огромных манийюма бросились к нему с воздетыми копьями и достигли Гордона раньше, чем Волки. Неожиданно откуда-то появился человек, который нанес два молниеносных удара своей дубинкой, круша черепа туземцев. Это был матабеле.

Эль Борака освободили. Вскоре он узнал, что произошло с тех пор, как он попал в плен.

- Хорошо, - сказал Гордон.

- А что теперь, Эль Борак? - спросил Багхила Хан.

- Теперь мы разгромим этих манийюма, - сказал Эль Борак. - Я много о них узнал, и мне не нравится их образ жизни. Мало того, что они каннибалы и торгуют рабами, к чему я, в общем, не имею претензий, - у них много отвратительных обычаев и качеств, никто таких не имеет и уж тем более не гордится ими.

Яр Али подошел к Умгази.

- Умгази, - сказал он, - ты настоящий мужчина. А я дурак. Априди из Кадара просит у тебя прощения.

- С радостью его даю, Яр Али Хан, - ответил матабеле. - Ты тоже истинный муж.

Гордон отдал приказ воинам укрыться в хижинах на сваях и вести огонь по строениям на берегу. Манийюма принялись в ответ стрелять из луков и ружей, потом сделали две попытки отсечь мосты, связывающие их с островом, но каждый раз, когда они показывались, на них обрушивался град пуль. Вскоре они покинули хижины на берегу и бежали - мужчины, женщины и дети - в деревню в центре острова. Женщин и детей среди них оказалось немного, в основном это были воины: деревня на берегу была, как правильно считал Лал Сингх, своего рода базой флотилии.

Затем Гордон повел своих людей на остров, где они подожгли деревню, начиная с той хижины, что была к ним ближе, а после подпалили и остальные жилища туземцев.

Между тем на другом конце острова наш отряд отражал нападение каннибалов. Лал Сингх сказал нам, что знает военную хитрость, которой его научил Эль Борак, - излюбленную хитрость американских индейцев.

Лал Сингх поднял лук и несколько стрел, лежавших возле убитого каннибала, и, привязал к ним лоскуты от одежды и сухую кору, поджег и выстрелил в сторону деревни. Некоторые подожженные стрелы погасли, пока летели, но две или три попали в соломенные крыши, и хижины занялись. Часть деревни запылала, и каннибалы завыли словно дьяволы. Те, кто затаился в зарослях, бросились помогать соплеменникам, но мы отогнали их прочь.

К тому времени все манийюма были на берегу, и Гордон послал Багхилу Хана и двух маколала обойти остров и разбить все каноэ, какие только обнаружатся, кроме нескольких, которые они должны пригнать к восточному берегу вместе с нашими лодками и ждать там других приказаний. Каноэ было очень много, поэтому выполнение этого приказа заняло довольно много времени.

Люди Гордона соорудили большой щит из обломков каноэ и хижин. Держа его перед собой, они побежали вперед и установили его на небольшом расстоянии от главной деревни.

Затем Гордон приказал воинам укрыться за щитом и вести стрельбу по деревне. Взяв с собой Яра Али, Умгази и Сакатру, американец нырнул в заросли.

Лал Сингх последовал его примеру и вместе с Гхур Шаном и Умбелази скрылся в кустах.

Затем воины открыли огонь из-за обоих заграждений, а Гордон и его воины в зарослях набросились, как пантеры, на манийюма, скрывавшихся в засаде.

Волки превосходили каннибалов в хитрости и уловках, надобных в лесу: Гордон обучил своих людей многому. Он был настоящим Волком. Яр Али многому научился у него так же, как и Гхур Шан. Кафры, хотя и не привычные к джунглям, превосходили каннибалов умом и хитростью.

В конце концов мы одолели каннибалов. Манийюма кинулись из зарослей к деревне. Мы стреляли по ним и многих убили, но многим все же удалось скрыться в селении.

Гхур Шан подобрался к частоколу, окружавшему хижины достаточно близко, и перебросил в деревню три головы каннибалов. Гордон тоже подполз к частоколу и разрядил два револьвера, чтобы каннибалы подумали, что отряд будет атаковать их в этом направлении.

Затем воины из деревни разом бросились на оба наших заграждения. Мы были лучше защищены, чем люди Уналанги, поэтому отбили атаку. Тогда они обрушились на другое заграждение. Если бы не наше оружие, они задавили бы нас числом: туземцев было несколько сотен.

Мы не стали отвечать нападением, так как это поставило бы нас в невыгодное положение, а мы не хотели терять наше преимущество. Укрывшись за заграждением, мы стреляли по каждому неосторожно высунувшемуся чернокожему.

Звуки сражения временами доносились из зарослей, где дрались Гордон, Гхур Шан, Яр Али и зулусы. Вскоре манийюма оттуда выгнали, и они помчались кто к берегу, а кто в деревню. Многие пытались прыгнуть в каноэ и спастись, но Багхила Хан и маколала разбили большинство суденышек, а другие отогнали к восточному берегу острова. Река кишела крокодилами, поэтому никто не решился пересечь реку вплавь. Воины повернули и бросились в деревню.

Вскоре мы услышали жалобные вопли. Батеке перевел. Манийюма просили пощады и спрашивали, на каких условиях они могут сдаться. Гордон велел батеке передать, что, если они бросят оружие и откроют ворота, он обойдется с ними милостиво, а если они не сделают этого, он сравняет деревню с землей и вырежет всех поголовно.

Через некоторое время туземцы открыли ворота. Гордон приказал вызвать вождя для переговоров, но чернокожие ответили, что вождь и несколько воинов засели в главной хижине - дворце, как они ее называли, - и отказались сдаться. Вместо вождя они выслали пять младших предводителей.

Мы вошли в деревню с двух сторон, готовые к любому вероломству, но воины сложили оружие на площади посреди деревни, выразив тем самым полную покорность. Яр Али хотел, чтобы Гордон приказал казнить всех туземцев, но Эль Борак отказался. Он призвал вождя сдаться, но единственным ответом были стрелы и пули, выпущенные из большой хижины. Мы подожгли ее и, когда воины выбежали оттуда, убили тех, кто не сдался, кроме вождя, его советника и жреца.

Как я уже говорил, деревня была большой, в несколько сотен хижин. Правящим племенем были манийюма, но у них имелось много рабов. Особенно много было рабынь, поскольку манийюма брали дань с покоренных племен женщинами и слоновой костью. Каждый раз, когда каноэ иноплеменников проплывали мимо острова, их останавливали, и, если там находились молодые женщины, их забирали в рабство. В деревне оказались женщины из племен батеке, бакувва, барбарри и вавума - из многих племен Конго. Женщины манийюма были толстыми и довольно хорошо одетыми для туземок. Они не работали - никто из манийюма не работал. Все обязанности исполняли рабы. Рабыни были молодые и красивые - конечно, той красотой, которая по вкусу чернокожим. Манийюма брали только красивых женщин, а когда они старели и становились безобразными, их убивали и съедали.

Манийюма вообще были жестоким народом, а те, кто жил на острове, в особенности. С рабами, женщинами и мужчинами, обращались жестоко. Мужчины-рабы исполняли всю работу на острове, а девушки насильно содержались в гаремах для воинов и делали все за женщин манийюма. Все они ходили голышом, многие с рубцами на плечах и бедрах от побоев. Если рабы пытались бежать или сопротивлялись, их убивали, избивали или подвергали пыткам, в зависимости от того, что захочет их владелец. Мертвых рабов либо бросали крокодилам, либо съедали.

Манийюма поклонялись крокодилу, как иные народы поклоняются змее. У них не было колдуна, как в других племенах, а был жрец. Он выбирал жертву для крокодила, которой обычно становился раб или манийюма, провинившийся перед жрецом. Вождь племени оказался просто диким чудовищем, сластолюбивым и жестоким. В гареме у него содержалось триста женщин. Жрец был властным злобным фанатиком, советник не уступал вождю в жестокости. Манийюма брали дань с других племен помимо женщин и слоновой кости и еще воинами. Воинов они сжигали на площади посреди деревни.

Эль Борак обратился к вождю, жрецу и советнику вождя:

- Вас убьют, но не за то, что вы воевали против меня, это не преступление. Вы - порождения дьявола, которых не знал мир.

Затем он приказал нам связать чернокожих по рукам и ногам и бросить крокодилам. Мы подчинились, однако Яр Али недовольно ворчал. Он говорил, что Эль Борак слишком мягок со своими врагами. Эль Борак приказал нам собрать оружие во всех хижинах и отнести в главную. Двух маколала назначили наблюдать, чтобы ни один каннибал не утаил оружие. Манийюма подчинились беспрекословно.

Гордон смог узнать историю этого племени. В течение многих сотен лет манийюма жили далеко на востоке, на берегу озера Танганьика. Около ста лет назад один из вождей восстал против царя, его войско потерпело поражение, и он бежал в джунгли с сотнями воинов, женщинами и детьми. В своих странствиях они набрели на этот остров. Он был заселен невоинственным племенем, которое занималось рыболовством и торговлей. Манийюма захватили остров и поработили его жителей. Они быстро поняли, сколь удобно он расположен, построили большой флот из каноэ. Окрестные племена воевали с ними, но манийюма разбили их и обложили данью. Речные племена торговали, плавая вверх и вниз по реке, - вначале манийюма захватывали каждое каноэ, но позже они поняли, что будет выгоднее, чтобы торговля продолжалась, и стали взимать дань с каждого проплывавшего каноэ.

Таким образом, за сотню лет половина богатства Конго перетекла в руки властителей острова.

Клянусь Пророком, вид обеих деревень подтверждал этот рассказ!

В каждом из поселений мы нашли слоновую кость, головные уборы из страусовых перьев, каучук, оперения редких птиц, одежду из ярких тканей и вещи, которые белые торговцы обычно продают туземцам.

Мы обнаружили также много местного золота, серебра и необработанных драгоценных камней. Слоновая кость имелась у манийюма в таком изобилии, что они не хранили ее, как другие племена, а использовали для украшений, став искусными резчиками. Самый обычный воин имел богатые украшения: почти все рукоятки ножей и боевых топоров и древки копий были из слоновой кости.

- Хватит всем, чтобы стать богачами, - заключил Багхила Хан. - Найдем ли больше золота там, куда отправляемся?

Эль Борак засмеялся и небрежно махнул рукой:

- Я буду объявлять условия капитуляции.

К нему привели младших вождей, и он сказал:

- Для начала вы откажетесь от обычая пожирать себе подобных. Вы не будете есть ни рабов, ни пленников. Рабов имейте, но хорошо с ними обращайтесь. Вам запрещается насильно помещать рабынь в гаремы, а мужчин-рабов убивать под любым предлогом. И никого нельзя бросать крокодилам.

Вы не должны вести никаких войн. Женщины, захваченные на войне, должны содержаться так, как принято везде в Африке. Так же вы должны обращаться с мужчинами-рабами. Если кто-нибудь из рабов попытается бежать, его нельзя убивать, Рабов следует хорошо одевать и кормить, их нельзя бить плетьми из кожи гиппопотама. Наказывайте их так, как наказываете детей.

Вы можете собирать дань слоновой костью, каучуком и всем, что ценится племенами, но только не женщинами. Дань на каноэ должна быть легкой. Таким образом, у вас будет и торговля, и добыча.

Вы дадите мне столько слоновой кости, страусовых перьев и прочего, сколько я потребую. Вы дадите мне воинов-аскари. А также из всей дани, которую вы собираете каждый год, будете оставлять одну четверть мне. Это мой приказ, и если вы не подчинитесь ему... - он топнул ногой, и вожди распростерлись ниц, трепеща под его леденящим кровь взглядом, - если ослушаетесь...

Он не договорил, но вожди поняли.

- Мы все исполним, о повелитель, - ответили они.

- Посмотрим, - сказал Эль Борак, - ибо я приду снова. Но если какое-нибудь племя нападет на вас, я поспешу на помощь.

Мы оставались несколько дней на острове, так как многие наши воины получили раны, хотя ни один из них не был ранен тяжело. Гордон тратил много времени на изучение языка манийюма; некоторые слова он уже выучил, когда был в плену. Что и говорить - он знал куда больше языков, чем любой мой знакомый.

Тем рабам, которые очень хотели покинуть остров, Гордон разрешил уйти - в каноэ или по суше, с провизией и оружием. Но, поскольку на острове многое изменилось и рабов не притесняли так, как раньше, многие из них пожелали остаться. Обычное дело у черных.

Манийюма начал восстанавливать свой флот, и Гордон помогал чем мог. Впрочем, он мало чему мог научить туземцев в изготовлении каноэ - манийюма были настоящим речным племенем. Гордон учился у них способам гребли и управления каноэ - он всегда стремился получить знания при любой возможности. Он подсказал туземцам, как лучше укрепить остров, поскольку мы разрушили их военный флот и другие племена могли воспользоваться этим.

Гордон расспрашивал манийюма о племенах Конго. Туземцы заявили, что никогда не слышали ни о какой древней империи.

- И что дальше, Эль Борак? - спросил Багхила Хан.

- Мы пойдем по суше, - ответил Эль Борак. - Река Чангаан впадает в реку Ломани примерно в ста милях отсюда на северо-запад. Места эти неизвестны: островитяне уничтожали каждую экспедицию, которая шла вдоль реки, посему белые люди не могли проникнуть вглубь Конго. Я читал старые книги, изучал древние карты и знаю, что страна, которую мы ищем, находится где-то в глубинах Конго. Хасан ибн Заруд тоже об этом знает. Откуда - я не представляю. Сам я узнал об этом из очень древних финикийских книг, принадлежавших браминам Бенарета. Там есть рассказ одного карфагенского купца и мореплавателя, чей корабль потерпел крушение у западного берега Африки, где-то южнее Лоандо. Купец высадился на берег, намереваясь вернуться в Карфаген по суше, и во время своих скитаний достиг империи, которая была более древней, чем Карфаген. Золото там имелось в таком же изобилии, как медь в других странах, и даже еще больше. Люди, населявшие эти места, были белыми, светлокожими, со светлыми волосами. Называлась эта империя Вадузия.

- Страна была в джунглях? - спросил Лап Сингх.

- На острове, - ответил Эль Борак. - На большом острове в центре огромного озера.

- Остров! - воскликнул Багхила Хан. - Может быть, остров манийюма?

- Он слишком мал, - сказал Гордон, - и лежит не на озере, а на реке. Кроме того, нет никаких признаков, что раньше кто-то, кроме чернокожих, жил на этом острове. Здесь нет никаких развалин города или дворца, о которых писали финикийцы. Чернокожие никогда не оставляют развалин, потому что строят только убогие хижины.

- А что стало с финикийцами? - спросил Гхур Шан.

- Многие погибли в джунглях, - ответил Эль Борак, - но некоторые вернулись в Карфаген после долгих скитаний. Рассказ об их путешествии был записан в книгах. Когда римляне разрушили Карфаген, греки, находившиеся в римской армии, спасли много карфагенских книг, среди которых были и эти. В конце концов они оказались в Индии.

Ормузд Шах отнесся к словам Эль Борака с большим сомнением.

- Откуда вы знаете, что эти книги не были написаны индусами? - спросил оракзай. - Как могли книги из Рима оказаться в Бенарете?

- Я сличил тексты с другими древними рукописями, - ответил Эль Борак. - Когда северные варвары завоевали Рим, многие греческие учителя и философы, жившие там, перебрались в Восточную римскую империю, в Константинополь. Позже некоторые из них оказались при персидском дворе. Таким образом, старые книги карфагенян попали в Азию, а потом и в Индию.

Мы оставили наши лодки манийюма и отправились на северо-запад. Мы взяли у туземцев слоновую кость самого высшего качества, страусовые перья, а также снарядили сорок вооруженных манийюма, которые пошли с нами в качестве аскари. Как и в Кадаре, и в стране зулусов, Гордон отобрал молодых неженатых мужчин.

Теперь мы стали большой силой. Пятьдесят человек нашего первоначального отряда: двадцать азиатов, шестнадцать зулусов, матабеле, двенадцать маколала и батеке. Вместе с сорока манийюма нас было девяносто воинов - во главе с Эль Бораком.

Джунгли, по которым мы шли, были уже не такие густые и непроходимые, как на берегу Чангаан. Здесь обитали племена каннибалов, но одного вида наших манийюма было достаточно, чтобы удержать их от нападения.

В джунглях водилось много диких животных: слоны, гиппопотамы, носороги, а также львы и леопарды, кроме того, множество обезьян и горилл. Гориллы не нападали, если их не беспокоили, и Эль Борак отдал приказ, чтобы мы им не досаждали. Манийюма очень боялись горилл. Они называли их сока.

В зарослях обитало множество огромных змей, похожих на питонов из индийских джунглей. Мы убили двух или трех, осмелевших настолько, что они приползли в лагерь и пытались напасть на людей. Маколала боялись этих змей так же, как и обезьян.

Африка воистину земля чудес. Мы натолкнулись в джунглях на племя туземцев, рост которых не превышал трех футов! Манийюма называли их пигмеями и очень боялись. Это были чернокожие люди с курчавыми волосами, ходившие голышом - как мужчины, так и женщины. Они были вооружены копьями и щитами, а также пользовались трубками, через которые пускали стрелы. Щиты у них были сделаны из кожи гиппопотама, высушенной и очень твёрдой.

Эти люди были дикими, как обезьяны, и говорили на очень примитивном языке. Другие племена их опасались. Эль Борак сумел показать, что относится к ним дружественно, и пигмеи пришли к нам в лагерь. Гордон попросил туземцев провести нас через джунгли, поскольку манийюма не знали земель, которые лежали в отдалении от реки. Пигмеи довели нас до границ своих владений, а затем повернули назад, так как другие племена, живущие дальше, были враждебны тем, кого мы встретили.

Мы видели следы дикарей, но они скрывались от нас, и это выглядело так, как будто они собираются на нас напасть. Наш отряд обходил какую-то деревню, когда Гордон, возглавлявший поход, вдруг вскинул ружье - в приклад что-то впилось. Гордон крикнул нам, чтобы мы скрылись в хижинах. Мы так и сделали, не понимая сути его приказа. Вдруг из джунглей вылетел рой стрел. Если бы мы не укрылись в хижинах, по крайней мере дюжина воинов нашла бы тут свою погибель.

Деревня была пуста: чернокожих выгнали пигмеи. Вокруг селения не было частокола - только несколько хижин, сгрудившихся на утоптанной площадке. Гордон показал нам свою винтовку - в приклад впилась стрела. Мы наблюдали за деревьями: карлики имели обыкновение стрелять из гущи ветвей. На этот раз их было несколько сотен - дикарей, похожих на обезьян. Скрываясь в зарослях и на деревьях, они осыпали нас градом стрел. Один из манийюма был убит. В дикарей было очень трудно попасть: они нападали из засады и стремительно перемещались от дерева к дереву.

Эль Борак приказал прекратить огонь. Мы подчинились. Пигмеи подобрались ближе к хижинам. Мы все еще не стреляли, и дикари осмелели. Быть может, они решили, что у нас кончились патроны, и, высыпав толпой из джунглей, окружили хижины. Затем Эль Борак ринулся на пигмеев, словно леопард на стаю обезьян. Расшвыряв карликов в разные стороны, он оглушил их вождя рукояткой сабли, схватил его и затащил в хижину. Пигмеи атаковали, но мы открыли огонь с короткой дистанции и отогнали дикарей.

Один из манийюма знал язык бакуба, а некоторые из пигмеев понимали этот язык. Гордон приказал манийюма крикнуть карликам, что, если они не прекратят нападение, мы убьем их вождя. Вскоре град стрел иссяк, и карлики закричали, что они прекращают схватку - просипи отпустить их вождя. Однако Эль Борак сказал, что оставит вождя в заложниках, пока мы находимся в их землях, а потом его отпустит. Карлики согласились. Мы вышли из хижин и продолжили наш поход. Вождя связали по рукам и ногам, и Ормузд Шах нес его под мышкой, как ребенка: ростом пигмей был не более четырех футов. Дикари вышли из джунглей, их были сотни, и, хотя они не осмеливались нападать на нас, мы держали ружья наготове. Выглядели они дико и очень свирепо. Некоторые мужчины и большинство женщин носили ожерелья из бус, охватывающие шеи и талии, и это была их единственная одежда.

Несколько пигмеев пришли в наш лагерь с лучшими намерениями. Эль Борак постарался изучить их язык. Труда большого это не составило: язык пигмеев очень простой - всего несколько десятков слов. Они объяснялись большей частью знаками и жестами.

Пигмеи жили, как обезьяны. Питались фруктами, насекомыми и мелкими животными. Часто охотились и на более крупных зверей. Собравшись толпой, добывали слонов и гиппопотамов. Несмотря на маленький рост, пигмеи были очень воинственны и храбры. Гордон, изучив язык карликов, расспрашивал их о землях вокруг Конго, где они бродили. Пигмеи хорошо знали эти места - они не жили в деревнях, как другие племена, а все время перемещались по необъятным просторам своей страны. Пигмеи - кочевники джунглей.

Карлики сказали, что джунгли простираются на огромное расстояние и заселены племенами каннибалов и пигмеев. Под кронами много слонов, львов, горилл и других животных. Дикари рассказывали Гордону о реках и озерах, неизвестных ни европейцам, ни арабам, редко приходившим в джунгли, боясь пигмеев. Они сказали, что ничего не знают о расе белых людей, живущих в городах где-нибудь в Конго.

Единственными белыми людьми, которых они видели, были арабы, приходившие за рабами и слоновой костью. Пигмеи всегда воевали с арабами и заставляли тех убираться прочь.

Пигмеи были совсем не похожи на бушменов из Южной Африки. Бушмены воевали только друг с другом, а их обращали в рабов и готтентоты, и маколала, и кафры. Пигмеев никто не порабощал - они оставались дикими и свободными. И хотя они воевали друг с другом, однако всегда объединялись против каннибалов и арабов. Они не знали рабовладения и не похищали друг у друга женщин. Таким обычаям даже мы, азиаты, могли бы у них поучиться.

Пигмеи предлагали Гордону поменять слоновую кость на оружие и бусы. Гордон не стал меняться, поскольку нам не нужна была слоновая кость, однако он подарил дикарям вещицы, которые туземцы любят. Дикари прониклись к нам дружелюбием и не проявляли желания напасть, но Эль Борак все же держал их вождя в плену.

Манийюма не доверяли пигмеям - из страха.

Гордон расспрашивал дикарей о древней империи, но, хотя пигмеи сами были очень древним народом, им ничего не было о ней известно. Пигмеи рассказывали Гордону о государствах Конго, о великих державах, которые возникли и процветали, возможно, в течение сотни лет, а потом пали под ударами иных племен. Многое Гордон уже знал и не относил рассказы пигмеев более чем на сто лет назад, справедливо полагая, что, не имея письменности, дикари не многое помнят о прошлом своей земли.

Все государства, о которых говорили пигмеи, были державами чернокожих. Дикари ничего не знали о земле белых людей.

Тем не менее, Гордон много беседовал с туземцами, изучая их язык, способы ведения войны и охоты, а также их обычаи. Как я уже говорил, Гордон всегда старался получить знания такого рода.

Мы двинулись дальше через джунгли. Пигмеи вели нас, указывая удобные места для лагеря, лучшие источники и ручьи, приносили нам фрукты и дичь. И это показывало, каким человеком был Эль Борак, ухитрившийся сделать пигмеев друзьями, в то время как держал их вождя в плену. Гордон совершил то, что не удавалось никому другому: он шел с вооруженным отрядом через земли пигмеев, не вступая с дикарями в конфликт.

Один из пигмеев, юноша по имени Кубо, казалось, искренне восхищался Гордоном. Он часто приносил ему маленьких антилоп и спелые тропические фрукты. Несколько раз слуга Гордона, маколала, гнал пигмея от палатки Эль Борака, считая, что тот хочет что-нибудь украсть. Но вскоре стало ясно, что Кубо не собирался воровать, так как это несвойственно пигмейскому племени. Он только хотел посмотреть, как живет белый человек. Вскоре Кубо осмелел настолько, что спросил Гордона, может ли он сопровождать его и дальше. Гордон ответил, что может, и спросил, не хочет ли юный пигмей получить разрешение у вождя. Кубо ответил, что вождя это не касается. Когда пигмей становится настолько сильным, чтобы охотиться, он заводит свою семью и уходит от своих родителей. Куда он пойдет, его дело, и ни семья, ни вождь не могут распоряжаться его судьбой.

Итак, Кубо пошел с нами. Встречались нам другие племена и деревни пигмеев, однако никто не пытался нападать на нас. Казалось, вождь, которого мы держали в плену, правил всеми пигмеями в Конго, хотя его правление не слишком было заметно. Все племена пигмеев назывались вамбуто.

Джунгли поредели, между огромными высокими деревьями почти не было подлеска, и мы легко продвигались вперед. Каннибалы, несколько деревень которых мы видели, так боялись пигмеев, что не покидали своих убежищ.

Вскоре мы достигли большой скалы, каменный выступ которой возвышался над джунглями на две сотни футов. На вершину вели выбитые в скале ступени. Гордон сказал, что мы не далее чем в двухстах милях от озера, где финикийцы нашли древнюю империю, поскольку эта скала была упомянута в книгах, описывающих путешествие. Там говорилось и о пигмеях, подчеркнул Гордон, и это доказывает, что пигмеи - очень древний народ.

Багхила Хан выразил сомнение:

- Если пигмеи обитали в Конго в одно время с белой расой, почему у них не сохранилось легенд об этом народе?

Эль Борак заметил, что у пигмеев нет письменности, а без нее невозможно сохранить предания в течение нескольких сотен лет. Потому у них вообще мало легенд.

Мы поднялись на скалу и обнаружили, что пигмеи использовали ее долгое время как военное укрепление. На вершине сохранились остатки их хижин, сплетенных из прутьев и крытых соломой.

Эль Борак сказал, что в давние времена там стоял гарнизон белых людей, о чем писали финикийцы, натолкнувшиеся на него во время своего путешествия.

Покинув скалу-крепость, мы отправились дальше и встретили других вамбуто. От них мы узнали, что далеко на северо-западе простирается болото, покрывшее огромные пространства. Дикари рассказали нам об озерах в джунглях, но, судя по их рассказам, эти озера были небольшие. Они ничего не знали ни о каком большом озере в этой части Конго.

Вскоре мы достигли болота, которое было действительно огромным. На его берегу жили пигмеи, рассказавшие нам, что оно состоит из топей и маленьких стоячих озер и что там никто не живет, кроме змей и крокодилов. Дикари никогда не пересекали болото, им это незачем, можно обойти кругом, если захочется попасть на другую сторону. Джунгли окружают болото со всех сторон. Пигмеи не могли описать на своем языке расстояние и размеры, но мы поняли, что болото на удивление большое.

Гордон недоумевал.

- Озеро должно быть где-то в этих местах, - сказал он. - Однако впереди болото. На берегу озера стоял храм, построенный из камня.

- Как выглядел этот храм? - спросил Багхила Хан.

- Он был посвящен слону, - сказал Эль Борак. - Как писали карфагеняне, народ Валузии поклонялся слону, и храм возвели в его честь. На его стенах было много изображений слона, вырезанных из камня.

Мы расположились лагерем в джунглях. Болото было у нас за спиной. Магомет Али, Абдул Хан и я, а также Кубо пошли поохотиться и осмотреть болото.

- Мы миновали земли, где слоновая кость была в изобилии, но не обращали на нее внимания, - заметил Абдул Хан. - А теперь мы видим, что рассказ Эль Борака об империи золота всего лишь несбыточная мечта. И что дальше?

- Еще неизвестно, столь уж несбыточная мечта его рассказ, - сказал я. - Мы все-таки нашли скалу, о которой писали карфагеняне.

- Но где же озеро? - спросил Абдул Хан. - Где остров? Где храм на берегу озера?

Мы прошли мимо зарослей болотных кустов, росших на возвышенном месте. Кубо двинулся в сторону, намереваясь их обойти. Магомет Али спросил, почему он избегает зарослей. Кубо выучил несколько слов на языке манийюма, на котором большинство из нас умело говорить. Он ответил:

- Местные вамбуто сказали, что в этих зарослях обитает множество змей. Они нападают на каждого, кто приблизится.

- Давайте убьем гадов, - предложил Абдул Хан, и мы согласились.

Итак, мы, априди, вошли под сень этих зарослей, а Кубо остался снаружи - он не хотел идти с нами. Абдул Хан и я шли первыми, Магомет Али позади. Таким образом, никто не мог напасть на нас с тыла. Под ветвями было очень темно. Высокие заросли стояли переплетя ветви, покрытые густой листвой. Нам показалось, что в стене подлеска виднеется свободный от растений проем.

- Сюда змеи приползают и отсюда выползают, - сказал Абдул Хан.

Повсюду ощущался отвратительный запах питонов. Никто из нас не мог решиться первым зайти в проем, но ни одна змея оттуда не выползла, и я шагнул туда, держа наготове саблю. Остальные последовали за мной, держась вплотную. Казалось, мы идем по какому-то коридору, стены которого тянутся по обе стороны от нас. Вскоре я понял, что мы идем по пути, проторенному питонами, свободному от растений. Возможно, мы вступили в логово чудовищ - эта мысль была не особенно приятной.

Абдул Хан сказал, что, кажется, мы идем по каменному полу. Ветви сплелись настолько, что стало темно. Вдруг я услышал шуршание, вызванное скольжением огромного тела, и почувствовал, что меня обвили скользкие кольца гигантской змеи. Я не трус, но меня пронзил леденящий ужас. Прежде чем я увидел отвратительную голову рептилии, раскачивающуюся надо мной, Абдул Хан, ударив в темноте вслепую, рассек змею надвое, и она свалилась с меня. Затем мы вышли на открытое пространство и увидели, по крайней мере, дюжину ужасных, безобразных голов, качавшихся на длинных отвратительных шеях, и дюжину раздвоенных языков, высовывавшихся из змеиных пастей.

А потом произошло самое страшное, что мне довелось испытать в жизни. На нас со всех сторон поползли змеи, огромные мерзкие чудовища, - в сером полумраке казалось, что они проползают в это жуткое логово через заросли, из-под корней, отовсюду.

Нас окружили и почти скрыли эти отвратительные, извивающиеся тела. Мы открыли огонь из револьверов, рассекали змей на куски саблями, а они все ползли, и мы все рубили, рубили, пока наши руки не опустились от усталости.

Затем, когда казалось, что мы уже не в состоянии нанести ни одного удара, змеи перестали ползти. Мы стояли в месиве из змеиных голов и обрубков тел, которые все еще корчились у нас под ногами.

- Хвала Магомету! - воскликнул Абдул Хан. - Бежим отсюда!

- Нет, - сказал Магомет Али, - мы пришли сюда, чтобы убить змей. Давайте уничтожим их всех.

Мы отправились искать других питонов и обнаружили нечто странное. Казалось, что проход, по которому мы шли, был окружен густой стеной сплетенных ветвей, но выяснилось, что стены были каменными.

Они поднимались примерно на девять футов и окружали пространство размером около двадцати футов с одной стороны и двадцати - с другой. Под ногами был каменный пол, крыши не было - она, вероятно, рухнула много лет назад. В стене виднелся проем, и мы вошли в него.

- Это какой-то коридор, - сказал Магомет Али. - Что это за дворец такой? Уж точно не вамбуто его построили.

- Здесь что-то вроде арки! - воскликнул Абдул Хан. - Кажется, за ней такое же открытое место, только больше размером:

Мы осторожно вошли под арку и обнаружили что-то вроде восьмиугольной комнаты с каменным полом, окруженной каменной стеной примерно двенадцать футов в высоту. Крыши там тоже не оказалось. От стены до стены было около сорока пяти футов.

- Смотрите! - воскликнул Абдул Хан и отпрянул назад.

Тусклый свет проникал снаружи, и мы увидели огромную темную фигуру возле стены напротив входа, через который проникли внутрь. Мы остановились в нерешительности, но затем, перезарядив револьверы, уверенно двинулись вперед. Темный силуэт не двигался. Подойдя ближе, мы поняли, что это огромное каменное изваяние.

- Слон, - заключил Магомет Али.

Да, это был слон, выполненный очень искусно. Огромные бивни загнуты слегка вверх, несоразмерно большие по сравнению с изваянием: каменный слон в высоту был едва десять или одиннадцать футов, а длина бивней - все десять, а то и больше.

Абдул Хан внимательно их осмотрел.

- Глядите, - сказал он, - бивни остро заточены на концах, и на них темные пятна. Похоже на застарелые пятна крови.

- Неужели? - удивился Магомет Али.

- В одном старом храме в джунглях близ Дели, - сказал Абдул Хан, - стояло каменное изваяние тигра. Рассказывают, что тигр однажды покинул храм и отправился скитаться по лесам, словно настоящий зверь, убивая всех, кого встречал на пути.

- Басни индусов, - сказал Магомет Али не слишком уверенно.

- Возможно, - заметил Абдул Хан. - Однако, если каменный тигр способен убивать, почему то же самое не может делать каменный слон? Изваяние сотворено джиннами, дьявольскими отродьями. Разве пророк Магомет позволил бы в таком месте сделать что-нибудь подобное?

Мы с подозрением и страхом уставились на каменного слона, ожидая, что он вот-вот кинется на нас. Я осмотрел стены. Змей не было. Если они где и затаились, то, во всяком случае, нападать пока не собирались. На стенах я заметил множество изображений слонов, вырезанных из камня, и вдруг вспомнил слова Гордона: "Храм со многими изображениями слонов".

- Хвала Магомету! - воскликнул я. - Это храм, о котором говорил Гордон!

- Не может быть, - откликнулся Абдул Хан. - Тот храм должен стоять на берегу озера.

- И все-таки это он, - сказал я. - Разве Эль Борак не говорил, что храм посвящен слону?

- Выходит, ты прав, - согласился Магомет Али. - Клянусь бородой Пророка, это козни джиннов или магов. Храм стоял на берегу озера, а теперь стоит на краю болота!

Как только он произнес эти слова, страх охватил наши души, и мы бросились прочь. Казалось, змеи, разрубленные нами на куски, поджидают, чтобы напасть, и мы все время оглядывались, страшась увидеть преследующего нас слона. Только выбравшись из змеиного логова, отдышались.

Кубо заждался. Сказал, что уже не чаял нас увидеть. На вопрос, знает ли он что-либо о храме, Кубо ответил, что никто ничего не ведает об этом месте, потому как на всех любопытных нападают змеи.

Мы вернулись в лагерь, желая побыстрее смыть с себя отвратительный запах змей.

Гордон сидел на складном стуле, беседуя с кем-то из пигмеев, живших рядом с болотом.

- Неужели никто не знает что-нибудь о большом болоте? - спрашивал он у дикарей в тот момент, когда мы подошли.

Вамбуто отвечал, что никто из его племени ни разу не переходил болота, но некоторые проникали довольно далеко и говорили потом, что, кажется, в середине есть что-то вроде небольшой плоской горы.

Гордон задумался. Казалось, он ломает голову над неразрешимой загадкой. Потом он откинул голову и засмеялся. Он смеялся долго и раскатисто - мы, стоя рядом с пигмеями, поглядывали на него и друг на друга, ничего не понимая.

Гордон вскочил.

- Плоская гора! - воскликнул он. - Вы, Волки, разыскали храм Слона. Если это не так, значит, я спятил!

- Ты прав, - сказал Абдул Хан, - мы нашли его.

Затем мы рассказали Эль Бораку, как обнаружили храм и убили там змей.

- Это вы молодцы, - похвалил он нас. - Если бы там не было питонов, вамбуто, конечно, знали бы о нем.

- Но, если храм был на берегу озера, как он мог оказаться на краю болота? - спросил Ормузд Шах.

- Ману и Ганеша!16 - воскликнул Лал Сингх. - Озеро стало болотом!

Гордон засмеялся.

- Странно, что мы долго раздумывали, - сказал он. - Земля изменилась с тех пор, как финикийцы побывали в этих местах. Почти три тысячи лет прошло с тех пор, как они видели озеро и остров посреди вод. Здесь, возможно, было землетрясение, река изменила течение, и озеро превратилось в болото.

- А остров? - спросил Яр Али.

- Прежде он был посреди озера, а теперь - посреди болота, - ответил Гордон. - Именно этот остров видели вамбуто, и о нем они говорили как о плоской горе.

- Как же нам перейти болото и добраться до острова? - спросил Гхур Шан.

- Поглядим, - сказал Эль Борак. - Как-нибудь да управимся.

Он спросил вамбуто, как они передвигаются по болоту. Дикари отвечали, что на краю топи растут высокие деревья, ветви которых так переплетены, что можно передвигаться, переползая или перепрыгивая с ветки на ветку, как это делают обезьяны. Весьма просто для пигмеев, которые проводят большую часть времени на деревьях, где их не могут достать ни львы, ни другие хищники.

Дикари поведали, что дальше, вглубь болота, деревья не такие высокие, там только трясина и небольшие стоячие озера с маленькими островами. В болоте водится много крокодилов и водоплавающих птиц, которые поедают змей, - их очень много. Пигмеи, осмелившиеся проникать в болота, пробирались туда, куда позволяли деревья, а потом возвращались. Они никогда не подходили близко к горе, которая высится посреди топей, и особенно ее не рассматривали, но она казалась им высокой и гладкой, с очень крутыми откосами, и, кажется, на вершине росли деревья.

- А там не было видно строений? - спросил их Гордон.

Дикари отвечали, что не знают. Гора находится довольно далеко, и они не видели, есть ли там строения или нет, но там вроде бы были деревья.

Гордон стал расспрашивать пигмеев, что имеется на маленьких островах. Они сказали, что островки находятся далеко от болотных джунглей и они не подходили к ним, но большинство из островков покрыты деревьями и подлеском.

- Карфагеняне упоминали о том, что посреди озера, кроме большого острова было несколько мелких, по большей части незаселенных, - сказал Гордон.

Яр Али заметил, что, если бы на островах были люди, можно было бы проследить их путь на материк.

- Может быть, там нет людей, - ответил Гордон, - а если они и есть, вполне возможно, что им неизвестен путь через болото и они даже не знают, есть ли мир за пределами их кругозора. Посмотрим.

Мы увязали багаж в маленькие тюки. Большая часть его состояла из боеприпасов и провизии. Распределен груз был так, чтобы каждый носильщик нес небольшую часть, привязав тюки веревками к плечам. Таким образом, носильщики не были слишком тяжело нагружены. Некоторые из манийюма тоже несли часть багажа.

Мы освободили царя пигмеев, и он приказал пятерым вамбуто сопровождать нас и показывать путь. Затем мы углубились в болото и пошли, как ходили пигмеи, между деревьев.

Деревья эти были большей частью мангровые, и идти под их кронами было нетрудно. Мы прихватили много веревок, изготовленных туземцами из длинных травянистых стеблей. В некоторых местах мы протягивали их от дерева к дереву, сооружая висячие мосты, похожие на те, которые можно встретить в Афганистане.

Так пробирались мы под деревьями по сырой и топкой земле. Здесь встречались змеи, хотя и редко, зато крокодилы водились во множестве. Гордон раздал нам легкие сетки, сделанные пигмеями из травы. Мы накинули их поверх одежды. Сетки должны были защищать нас от москитов и мух цеце - если бы они там были, но насекомые нас не беспокоили.

Мангровые деревья были очень старые, столетние, среди них попадались настоящие великаны. В болоте рос также во множестве высокий тонкий бамбук.

Мы шли по мангровым зарослям, пока перед нами не открылась широкая болотистая равнина: трясина, покрытая бурой, не слишком густой травой, окружала стоячие озера и небольшие острова, о которых поведали пигмеи. Купы деревьев и бамбука обозначали те места, где была твердая земля.

Гордон подарил сопровождавшим нас вамбуто бусы и ружья, и дикари вернулись к своему племени.

Гордон приказал рубить бамбук, росший повсюду в изобилии, и делать плоты. Бамбук, произраставший в болоте, был очень высоким: некоторые растения поднимались на сто с лишним футов в высоту. Стебли были прочными и легкими. Мы рубили их и связывали в щиты - основу будущих плотов. Плоты получились пятнадцати - двадцати футов в длину и четырех-пяти в ширину. Каждый выдерживал пять человек и часть груза.

Гордон желал, чтобы плоты были как можно легче: они приводились в движение шестами, которые мы втыкали в трясину, а затем отталкивались. Это было довольно трудно, потому как шесты утопали в болотном иле. К счастью, плоты не тонули в трясине - они были очень широкие, плотные и легкие.

Пришлось проплыть несколько миль по болотистой поверхности, пока мы не увидели плоскую гору, о которой говорили вамбуто. Сей вид подстегнул нас: мы страстно желали добраться до золота, которое, по словам Гордона, водилось там в изобилии.

Впрочем, показавшийся вдали остров более походил на возвышенность с плоской вершиной, чем на гору. Склоны поднимались примерно на две сотни футов в высоту - отвесно из болота, окружающего остров со всех сторон; если бы это была гора, она была бы огромной.

Гордон припал к окулярам бинокля, осмотрел остров и сказал, что видит на нем деревья, хотя не похоже, что это джунгли.

В болоте водилось множество крокодилов, но змей было не очень много: их поедали болотные птицы, чем-то похожие на цапель, с такими же голенастыми ногами и длинными шеями.

Гордон и Кубо плыли впереди на маленьком плоту, более легком, чем остальные, и потому более управляемом. Остальные плоты следовали за ними.

Мы постарались сделать наши плоты так, чтобы они могли плыть не только по трясине, но и по воде. Войдя в одно из маленьких озер, мы пересекли его, используя шесты как весла. Получилось недурно, посему мы и далее старались плыть по озерам, не углубляясь в болота: грести было куда легче, чем отталкиваться шестами от илистого дна.

Повсюду кипела жизнь. Крокодилы дрались и пожирали друг друга, болотные птицы кормились крокодильими яйцами и маленькими крокодильчиками, но, несмотря на это, тварей в мутных водах имелось огромное количество: тысячи и тысячи крокодилов.

Мы причалили к каким-то маленьким островкам, возвышавшимся над топями словно небольшие бугры. Мангровые деревья и бамбук росли на них так густо, что через них едва можно было пробраться. Здесь гнездились тысячи болотных птиц, а на некоторых островках грелись на солнце крокодилы.

Гордон сказал, что об этих островах писали карфагенские путешественники. Карфагеняне обнаружили, что большинство островов были необитаемы. Их использовали как своего рода базы для флотилии: народ этой островной империи имел довольно мощный флот из лодок и каноэ, предназначенный как для войны, так и для торговли. Гордон добавил, что карфагеняне торговали с пигмеями и с племенами, обитавшими по берегам озера, а также с племенами, жившими дальше в глубине джунглей.

Карфагеняне отметили в своих книгах, что островной народ стремился иметь большие запасы слоновой кости. Местные жители охотились на огромных животных, добывая слоновую кость - это был главный товар, предмет торговли с другими племенами. Ценились также яркий мех и перья. Карфагеняне не упоминали, откуда пришли в этот дикий край представители белой расы: возможно, и сами не знали. Империя была столь древней, что ее жители могли запамятовать о своих истоках.

Гордон полагал, что раса белых людей должна быть очень древней, древнее шумеров: народ, который жил в Месопотамии столь много веков назад, что никто не знал, откуда они пришли.

- А откуда взялось золото? - спросил удивленно Яр Али.

- Не знаю. Возможно, его добывали на острове, - ответил Гордон. - Но золото там было, огромное количество золота!

- Погрузи я в него руки по локоть - мне все равно, откуда оно взялось, - сказал Яр Али.

Мы высадились на остров, лежавший посреди одного из маленьких болотистых озер. Он был довольно большим и поднимался над болотом выше, чем другие. Кубо отправился вглубь клочка суши.

Вскоре он вернулся и доложил Эль Бораку, что обнаружил в джунглях какие-то строения.

Бамбуковые заросли росли здесь столь густо, что в некоторых местах мы прорубали себе дорогу топорами. Достигнув центра острова, мы набрели на развалины древнего храма. Растения тропического леса оплели руины, почти скрыв их под зелеными стеблями.

Полуразрушенные стены храма окружали большую площадку. Крыши не было. Войдя через проем в стене, мы увидели посредине каменное изваяние свернувшейся кольцом змеи. Недвижное тело возлежало на постаменте, украшенном резными изображениями сородичей гада - такие же барельефы украшали стены храма.

Гордон обошел и внимательно осмотрел развалины. Вид у него был заинтересованный и озадаченный.

- Карфагеняне не упоминали о другом народе, - сказал он. - Мне кажется, что люди, построившие храм Змеи, не возводили храм Слона, обнаруженный нами на краю болота. Очень разные архитектурные стили, столь разные, что едва ли один и тот же народ построил оба храма. Храм Слона... - Он ненадолго задумался. - Изваяния слонов, вырезанных из камня, непропорциональны. Линии строений мощные, но безвкусные. Во всех деталях храма чувствуется грубая примитивная сила и... свобода выражения. Напротив, скульптура храма Змеи намного выше по искусству исполнения, но в ней отсутствует сила выразительности. И еще: время, кажется, мало повредило стены храма Слона. А храм Змеи почти весь лежит в руинах.

- Быть может, храм Змеи построил тот же народ, но позже? - спросил Лал Сингх.

- Возможно, - кивнул Эль Борак. - Однако не думаю, чтобы народ, добившийся более высокого уровня в искусстве, начисто забыл достоинства более ранней архитектуры - естественную выразительность и прочность. Думаю, храм Змеи был построен раньше храма Слона.

- Раньше? - недоуменно переспросил Лал Сингх.

- Да, раньше, - ответил Эль Борак. - Изображения на стенах храма Слона, несомненно, выполнены с применением металлических инструментов. А строители храма Змеи, по всей видимости, пользовались каменными орудиями.

- Неужели изваяния, подобные здешним, могут быть исполнены инструментами из обсидиана или еще какого-нибудь камня? - спросил Лал Сингх.

- Да, люди неолитической эпохи достигли высочайшего искусства в создании оружия и инструментов из камня. Таким образом, можно сказать, что искусство храма Змеи питало искусство храма Слона.

- А почему на бивнях слона были пятна крови? - спросил Абдул Хан.

- Точно не знаю, но склонен думать, что в каждом храме было что-то вроде алтаря, так как большинство первобытных людей приносили человеческие жертвы. Возможно, жертв убивали посредством бивней каменного слона.

- Из двух народов мог один быть чернокожим? - спросил Яр Али.

- Невозможно, - сказал Эль Борак. - Чернокожие никогда не добивались таких достижений в искусстве.

Когда мы вернулись к плотам, я подошел к Эль Бораку.

- Сахиб, я не хотел говорить тем несчастным, что вы не все знаете о древних временах. Но я нашел вот это в развалинах храма Змеи.

Я подал медный топор. Он был легкий, длинный, с отверстием для ручки на конце, а не в середине, повернутым под прямым углом к лезвию. Ручка должна была быть изогнутой, для того чтобы пройти в отверстие. Лезвие было узким, с очень сильно стесанным, закругленным краем.

- Древняя форма, оружия, - сказал Гордон, - но я все еще думаю, что изваяния в храме Змеи выполнены инструментами из камня. Быть может, строители применяли металлические орудия, либо на остров пришли племена, знакомые с металлом. Могло быть и так, что раса белых людей появилась на этом острове до тех пришельцев, которых видели карфагеняне. Сохрани у себя топор, Хода Хан. Когда мы вернемся в цивилизованный мир, ты сможешь продать его в Британский музей.

Отчалив от острова, мы продолжили путь. Когда мы пересекали весьма топкое место, несколько крокодилов напали на нас, а один даже попытался забраться на плот. Уналанга прогнал рептилию своим ассагаем. Другие воины схватили боевые топоры и дубинки и стали бить крокодилов, отгоняя их от плотов.

Гордон и Кубо возвратились, гребя на своем маленьком плоту. Они сообщили, что мы скоро достигнем острова.

- Отлично, - сказал Багхила Хан, - утомила меня эта трясина.

Гордон кивнул. Он смотрел на бескрайние болота, простиравшиеся вокруг нас, на крокодилов, ревевших и барахтавшихся в трясине, на высокие утесы острова, на мангровые деревья, протянувшие свои огромные ветви, словно уродливые руки, на стоячие озера, на стаи болотных птиц, плавающих, орущих, парящих в воздухе.

- Достойно вдохновения Данте, - сказал он.

- Дьявольское место, - откликнулся Яр Али.

И почти сотня человек, бывших на плотах под началом Гордона, согласились с Яр Али, что болото - место дьявольское.

Яр Али придумал привязать крокодилов к плотам, дабы, погоняя рептилий длинными копьями, заставить их тащить наши средства передвижения.

- Таким образом, нам не нужно будет отталкиваться шестами и с трудом волочить плоты. Мы будем двигаться намного быстрее, - объяснил он.

Мы рады были бы испробовать этот способ, поймай Яр Али крокодила. Он сказал, что сделает это, если найдутся смельчаки, которые ему помогут. Манийюма запротестовали, утверждая, что если мы разозлим крокодилов, они заберутся на плоты и сожрут нас всех.

Однако воины, вызвавшиеся помочь Яру Али, заявили, что их это не пугает, а попробовать стоит. Мы пересекали широкую полосу чистой воды, когда Умлингаан, сидевший на краю плота, обернувшись через плечо, увидел рядом с собой огромного крокодила. Жуткая рептилия взобралась на плот и раскрыла гигантскую пасть, собираясь схватить зулуса. Умлингаан пронзительно завопил и прыгнул в воду - остальные воины бросились на другой край плота. Умлингаан нырнул, проплыл под плотом и появился с другой стороны. Вылезая на плот, он ухватился за ногу Абдул Хана. Тот, думая, что его схватил крокодил, закричал и подскочил как ошпаренный, а другие воины бросились на крокодила, но тот повернулся, плюхнулся в озеро и поплыл прочь.

Яр Али, сидевший на другом плоту, негодовал:

- Этого крокодила уже почти поймали! Почему вы не связали его, не привязали к плоту и не пустили вперед, погоняя копьями? Клянусь бородой пророка Магомета! Тем, кто следуют за Эль Бора-ком и Яром Али, надлежит быть смелыми и сообразительными!

Яр Али воспользовался этим случаем, чтобы доказать, что он обладает доблестями и способностями, которые должен иметь спутник Эль Борака.

Достигнув острова, мы с радостью убедились, что, по крайней мере, на несколько миль вокруг простирается твердая земля. От трясины к скалам вел крутой склон, голый, без признаков растительности. Скалы вздымались на добрую сотню футов, а в некоторых местах и выше. Гряда тянулась на несколько миль в обе стороны.

- Если остров не очень изменился, - сказал Гордон, - скалы должны окружать его сплошным кольцом. Здесь нельзя найти пологого спуска. Чтобы попасть в центр острова, следует подняться на склоны. Можно, конечно, поискать удобный путь для подъема, но, я думаю, это место ничем не хуже, чем все остальные.

Мы разбивали лагерь возле подножия скал, когда один из дозорных оповестил нас громким криком. Глянув в его сторону, мы увидели многочисленный отряд, спускавшийся по крутым склонам. Это были люди араба Хасана ибн Заруда. Тотчас все Волки и манийюма встали в боевом порядке за Эль Бораком. Однако араб крикнул, что он пришел с миром. Если Эль Борак и удивился, увидев араба, то не подал вида. Он спокойно пошел ему навстречу.

- Приветствую тебя, ибн Заруд, - сказал он. - Сдается мне, нам не избежать встречи.

Араб нахмурился.

- Вижу, вы умножили свои силы. Вы, должно быть, дьявол в человеческом обличье, Эль Борак.

- Ты льстишь мне, - усмехнулся Эль Борак. - Гляжу, ты добрался сюда так же быстро, как и я.

- Я двигался прямо на северо-запад, в то время как вы еще были в Родезии, - ответил араб. - Однако позвольте пройти в вашу палатку и рассказать о своем путешествии.

- Не стоит, - сказал Эль Борак. - Здесь свежий воздух и приятный вид. Сядем на складные стулья, которые принесет мой слуга.

- Хорошо, - согласился араб.

Они уселись, а мы встали за их спинами и приготовились слушать...


К О Н Е Ц


© Перевод: И. Хохлова.


 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+