Вуду в мегаполисе (избранные главы)

ВУДУ В МЕГАПОЛИСЕ

С.Д.Блэк, К.С.Хайатт
(перевод А.Костенко)

Отличная книга, посвященная философии и практике Вуду в современных условиях. Книга также изобилует рассуждениями, христианстве, язычестве, западной магии о проблемах современного общества. В книге представлены основные призывания, которые, надо сказать, в большинстве случаев действительно работают.

Все началось с цепочки "случайных" совпадений и знамений. Затем последовали свидания со странными людьми в трущобах Лос - Анджелеса. Размышления. Эксперименты. В результате белый американец, долгие годы с переменным упехом пытавшийся овладеть наследием западных магических систем, окунается с головой в чуждую, но почему - то очень привлекательную традицию - магию вуду. Автобиографические главы, в которых реальные события воспринимаются как `крутой` триллер, в этой книге чередуются с главами полемическими, предназначенными для умного и непредвзятого читателя. Авторы размышляют об исторической роли и судьбе христианства, язычества, западной магии и вудуизма. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: позиция авторов подчеркнуто радикальна и бескомпромиссна. Книга рассчитана на взрослых, духовно независимых людей, свободных от расовых предрассудков и религиозного фанатизма. В ней читатель найдет описание четырех основных ветвей афро - американской магической традиции, безопасные магические и гадательные практики, а главное - непривычный, странный, новый взгляд на мир.

* * *

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Когда я показывал эту книжку своим друзьям, родственникам и знакомым, реакция была самой неожиданной. Люди, настроенные скептически по отношению ко всему "религиозному" и "паранормальному", проглатывали ее в один присест и говорили, что давно уже не читали ничего столь захватывающего. Другие же, считающие себя "магами" и "ведьмами", объявляли, что это книга злая и нехристианская.

Третьи отказывались даже брать книгу в руки, увидев на обложке слово "вуду". Затем выяснялось, что о вуду они имеют представление в лучшем случае по кинофильмам вроде "Сердца Ангела". С одной стороны в то же время само слово "вуду" вызывает у некоторых людей смесь подсознательного ужаса и отвращения.

С другой стороны само слово "вуду" привлекло внимание любителей рок-музыки и старого джаза и людей, серьезно занимающихся тантрическими, даосскими и шаманскими практиками.

В общем, среди читателей (правда, не очень многочисленных, но зато очень разных) этой книги не оказалось только одной категории - оставшихся равнодушными.

Что уже само по себе интересно.

И, если разобраться, все эти читательские реакции вполне правомерны.

Действительно, в "Вуду в мегаполисе" описываются просто поразительные реальные события (в отличие от голливудских киносказок).

Действительно, "Вуду в мегаполисе" - это книга о реально существующей и опасной магии (в отличие от огромного количества книг, в которых магия предстает как безвредное "обращение к архетипам" или как смешное суеверие наших предков).

Действительно, "Вуду в мегаполисе" - это книга о живой языческой магической религии, которая на протяжении нескольких столетий боролась за свое выживание в западном христианском мире (и выжила, в отличие от многих других древних традиций).

Действительно, мистические системы, которые авторы собирательно именуют "вуду", очень близки к тантризму, даосизму и шаманизму.

Действительно, религия вуду была одним из корней новоорлеанского джаза, а впоследствии к вудуистским образам часто обращались рок- и поп-звезды от Джими Хендрикса и "Роллинг Стоунз" до "Бони М" и "Арми оф лаверз".

И, наконец, действительно, авторы этой книги - люди не из самых приятных: злые, прагматичные и в суждениях чрезмерно категоричные. Со многим в книге можно не соглашаться. Это священное право читателя. Но многое из того, что говорят авторы, заставляет взглянуть другими глазами на наши "прописные истины" о добре и зле.

Мне кажется, в то же время в этом причина того, что "Вуду в мегаполисе" вызывает такое сильное неприятие у некоторых людей. В их устоявшийся, упорядоченный мир подобная информация врывается разрушительным ветром, неся с собой хаос и неопределенность. Это действительно страшно. Ибо стены, которые мы для себя строим, не только ограничивают, но и оберегают. Стоит ли лишний раз подвергать их обстрелу?

По отношению человека к таким запретным темам, как вуду, сразу видно, как он относится к своим стенам.

Для неофоба, который боготворит порядок, хаос, разрушающий стены, - это зло и смертельный враг.

Для неофила, который превыше всего ценит свободу, познание и игру, хаос - союзник, помогающий разрушать любые стены, ограничивающие наше видение.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что неофобия - это плохо, а неофилия - хорошо. Это просто два разных режима психической жизни. Но я настоятельно не рекомендую вам читать "Вуду в мегаполисе", если вы уже давно и точно знаете, "что такое хорошо и что такое плохо". Эта книга, если вы позволите мне еще одну цитату, - "Не для всех. Только для сумасшедших!"

* * *

ПРЕДИСЛОВИЕ

В 1518 году в новые испанские колонии на Карибских островах были завезены первые трое черных рабов из Западной Африки. Торговля живым товаром оказалась доходным и потому притягательным бизнесом. Все новые и новые потоки "черной слоновой кости", как называли африканских рабов, тянулись из Африки в Северную и Южную Америку и на Карибские острова. В том числе и на остров Гаити.

Рабы из племени фон, захваченные в западно-африканском государстве Дагомея и привезенные на Гаити, были лишены всего основанная на общении с духами-воду, или лоа (родственные дагомейцам негры из племени йоруба называли этих духов ориша). Негритянские шаманы призывали различных духов природы, которые во многих отношениях напоминали старых европейских языческих богов. При помощи барабанного боя, ритуальных плясок и песнопений, а иногда и наркотических веществ африканцы достигали особых трансовых состояний, которые воспринимались как "одержимость" тем или иным духом. Рабовладельцы, бывшие добрыми христианами, естественно, объявили воду войну. На их стороне было право сильного - право безжалостно казнить рабов, заподозренных в почитании африканских богов.

Но у вуду была сила иного рода - сила гибкости и умения приспосабливаться к новым обстоятельствам. Африканские культы выжили везде, где когда-то ступила нога негритянских рабов. Черные религии в большей или меньшей степени смешались с католицизмом. Ориша и лоа надели маски святых, архангелов и мадонн. Белые хозяева надеялись, что покончат с африканскими духами, "христианизировав" их. Но они просчитались. На самом деле рабы получили полную свободу поклоняться своим старым богам - правда, в новом обличье, но против этого как раз ни рабы, ни боги не возражали. Можно было посещать мессу, внешне соблюдать все требования католической религии - и при этом втайне практиковать кровавые жертвоприношения, ритуальные пляски и "одержимость". Уличить негра в следовании "сатанинской вере" стало непросто.

Как и везде, где лишь одна-единственная религия является разрешенной и защищается всей мощью государства, на Гаити стали появляться тайные секты.

Культ вуду не давал рабовладельцам спокойно спать. Они прекрасно понимали, что религия - это тот фактор, который может заставили себя долго ждать. Первый произошел уже в 1522 году, всего через четыре года после прибытия первой партии рабов. На протяжении следующих трех столетий негритянские восстания случались регулярно и иногда требовали для своего подавления вмешательства войск из Европы.

Один из самых крупных бунтов на Гаити вспыхнул в 1791 году. К тому времени западная часть острова была уже не испанской, а французской колонией. Во Франции же была в разгаре революция. Жрецы воду, посоветовавшись со своими оракулами, выяснили, как можно использовать это обстоятельство. Восстание началось с выполнения водуистского ритуала Петро и продолжалось до 1804 года, увенчавшись полным успехом (а для великого Наполеона - одним из первых поражений). Негры стали хозяевами Гаити.

В британских колониях Вест-Индии и Северной Америки власти уже к восемнадцатому веку почувствовали потенциальную угрозу Англичане постарались избавиться от всех рабов, происходивших из племени фон. Дагомейцы были вывезены с Барбадоса и из других британских владений и распроданы - от греха подальше. Но если вуду был перекрыт доступ на британские территории Северной Америки, то во французской Луизиане никаких препятствий для этого культа не существовало. К 1800 году вуду пустило в Луизиане прочные корни. Французская администрация попыталась было запретить ввоз рабов с тех карибских островов, которые были особенно сильно "заражены" вудуизмом. Но в 1803 году Наполеон продал Луизиану Соединенным Штатам. И вскоре Новый Орлеан просто захлестнули толпы беженцев с Гаити и других островов. Широкое распространение культа вуду со временем стало пугать белых хозяев Нового Орлеана. Не зная толком, что предпринять, в 1817 году городские власти запретили черным появляться в общественных местах.

После освобождения негритянских рабов многие из них подались из Луизианы на север - в Мемфис и Сент-Луис и далее - в Чикаго, Детройт и Нью-Йорк. На американском Западе особенно много негров обосновалось в Лос-Анджелесе.

И год за годом все новые эмигранты прибывали в США из стран Латинской Америки, где африканские религиозно-магические культы давно уже стали привлекать к себе не только негритянское, но и латинское население. Кроме собственно вуду, в Америке обосновалась и родственная религия - сантерия (ведущая свою родословную не от дагомейцев-фон, а от народа йоруба). Ее втайне исповедовали многие кубинцы и пуэрториканцы, оседавшие в Нью-Йорке и Майами.

Негры и латиноамериканцы до сих пор составляют в США хотя и очень большие, но весьма замкнутые общины. "Черные" и "испанские" кварталы и пригороды американских мегаполисов - это особый мир, в котором белому человеку иногда просто опасно появляться. Но если белый человек не отягощен расовыми и классовыми предрассудками, если он уверен в себе и не лишен духа авантюризма, если он любит мистические переживания и новые знакомства, то вполне может быть, что однажды в латинском секторе Лос-Анджелеса или Майами он случайно забредет в неприметный магазинчик, в котором...

* * *

ВВЕДЕНИЕ
Подпольная религия

(С.Д.Блэк)

Примерно год назад я выходил с Большого Центрального Рынка в Лос-Анджелесе. День был ненастный, а я был увешан миллионом пакетов с овощами и зеленью, поэтому приходилось прижиматься к стене - подальше от дождя и людского потока. Большой Центральный Рынок - это целый городской квартал под одной крышей. Овощи и хлебобулочные изделия там невероятно дешевы, и я привык ходить на этот рынок раз в месяц, чтобы основательно загрузить свой холодильник.

За последние двадцать лет в этом районе центрального Лос-Анджелеса появлялось все больше рынков, магазинов и лавочек, которыми владели и которые посещали в основном представители многочисленного латиноамериканского населения. Это были не только мексиканцы, но и иммигранты из Центральной и Южной Америки и с Кубы. Если вы зайдете на Большой Центральный Рынок в субботу или воскресенье, вам покажется, что вы находитесь не в США, а где-нибудь в Бразилии.

Словом, я стоял, прижимаясь к стене и пытаясь остаться сухим. Что-то заставило меня обернутся и посмотреть на витрину аптеки, о которой я опирался спиной. Мои глаза скользили по лекарствам от простуды, полосканиям для рта, тампонам, вудуистским куклам...

Вудуистские куклы?

Я втащил себя и свои овощи в аптеку.

Место, куда я зашел, называется "Аптека Миллион Долларов". Находится она на углу Бродвея и Третьей улицы. Я думаю, что это действительно аптека, и, кроме того, обычный магазин, но в основном это - нечто совершенно особое.

Примерно наполовину полки магазина уставлены тем, что в телефонных справочниках принято называть "религиозными товарами". Короче говоря, то, что снаружи казалось простой аптекой, внутри оказалось ботаникой - лавкой товаров для практики вуду и брухерии (Брухерия (исп.) -- "колдовство". Так называется мексиканская магическая тpадиция, в котоpой смешиваются элементы ацтекской магии, сантеpии, гаитянского воду и католицизма).

Были там и пакетики с сушеными травами, и свечи разнообразной формы, и крохотные талисманы из штампованного металла (кое-какие я узнал, другие - нет). Были мастики для полов и различные сорта мыла для привлечения денег и уничтожения дурных влияний, ритуальные сигары, буклеты с испанскими и португальскими заклинаниями и молитвами и статуэтки Элеггвы (о нем мы поговорим позже) для дома и офиса.

С другой стороны помещения были представлены предметы, на первый взгляд, вполне "правоверные": католические распятия разных размеров в стиле барокко, четки и стеклянные горки с маленькими красивыми статуэтками различных святых. Я уже был немного в курсе дела, поэтому не был обманут этой демонстрацией христианского благочестия. Все эти святые являлись "масками" различных демонов афро-карибской магии. Они должны были служить талисманами и местный священник или члены их семьи знали, чем они на самом деле занимаются.

Ниже располагались предметы, которых я никогда прежде не видел, талисманы на все случаи жизни. Рядом стояли статуэтки китайских будд с изображенными на них магическими символами - еще один вид "масок".

Я вышел из магазина, ничего не купив - в тот раз. Хотя и интересно было обнаружить эту маленькую "страну чудес" в таком неожиданном месте - особенно после того, как я сотню раз проходил мимо, - я вовсе не был так уж сильно удивлен. Проезжая из центра города в Голливуд, где я в то время жил, я мог насчитать не менее десяти таких ботаник на одном только Сансет-бульваре. В Лос-Анджелесе, как и в Нью-Йорке, и в Майами, лавки, посвященные сантерии и другим вудуистским религиям, превышают численностью не только "оккультные" магазины, но и магазины христианской книги в отношении пять к одному.

Удивительнее всего то, что почти никто за пределами этих религий даже не подозревает об их существовании - за исключением разве что социологов и "специалистов по культам". Ничего не знают о них ни люди, живущие в одном доме с вудуистскими магазинами, ни вездесущие журналисты, которым полагается знать обо всем на свете.

Вот вам пример. Пару лет назад ведущий местных вечерних теленовостей появился на экране на фоне огромной перевернутой пентаграммы. "Ого! - подумал я. - Это что-то новенькое!" Далее последовал репортаж о том, что ведущий и полицейские именовали "сатанистскими ритуалами". Проводились эти ритуалы в Сан-Педро (районе близ Лос-Анджелесской гавани, где живет много латиноамериканцев). В числе доказательств их "сатанистского" характера фигурировали зарезанные цыплята (довольно большое количество) и козлы (один или два), обнаруженные на пустыре. Я был шокирован. Но отнюдь не жертвоприношением того, что люди едят на обед: дело в том, что эти животные и свечи, найденные при них, явно остались после какого-то праздника сантерии. Если при этом и применялась магия, то только белая, как свежий снег. Но на протяжении всего репортажа ни наша доблестная лос-анджелесская полиция, ни профессиональные журналисты (которым полагалось бы разбираться в подобных вещах) не употребляли иного слова, кроме как "сатанизм". Так они отзывались о религии, которая, по моим самым скромным подсчетам, имеет полмиллиона последователей в Лос-Анджелесском округе и богатейшую историю.

Гневаясь по поводу этой демонстрации дремучего христианского невежества я, конечно, был в меньшинстве, если не в полном одиночестве, среди своих белых-англосаксонских-протестантских собратьев. Большинство из них и сам мой гнев без колебаний объявило бы проявлением "сатанизма". Для христиан, даже в Лос-Анджелесе, окрестить (прошу прощения за каламбур) что-либо нехристианское "сатанинским" - обычное дело. Обычное это дело и для многих людей, не принадлежащих к определенной религии и вообще не интересующихся религиозными проблемами. Очень мало кто из людей европейского происхождения вообще хоть что-то знает о сантерии и родственных ей традициях. Тех же, кто, как и я, симпатизирует ей, - вообще считанные единицы.

Меня возмущает, что слово-клеймо - Сатанизм - используется как оружие против религиозной традиции, которая была древней уже во времена Моисея.

На английском языке относительно мало книг о феномене вуду, написанных с позиции практикующего. Большинство из них переиздается уже много лет - например, прекрасные, энциклопедического характера труды Миджин Гонсалес-Уипплер и Майи Дерен. Авторы почти всех без исключения книг, даже госпожа Уипплер, склонны "обелять" определенные аспекты отношений вудуистского мага с окружающим миром и пытаются сделать вуду вполне приемлемым для христианского общества.

Мы с д-ром Хайаттом не преследуем такой цели.

Начнем с того, что мы оба познали на собственном опыте тщетность попыток умиротворения непримиримой религиозной философии, программной целью которой на протяжении последней тысячи лет было устранение всех других религий мира. В ходе истории эта кампания по искоренению инакомыслия постоянно расширялась и охватывала ученых, гомосексуалистов, женщин, детей, художников и вообще всех, кто проявлял хоть малейшие признаки психического таланта. Таким образом, приемлемой для "Бога" осталась весьма узкая часть человеческого диапазона - гетеросексуальные белые мужчины, не обладающие никаким талантом и с минимальными умственными способностями.

Пэт Бьюкенен, этот идеал ультра-консервативной красоты, как-то сказала, что мы находимся в разгаре "культурной гражданской войны". С этим мы согласны.

Состояние западной культуры в целом и американской в частности в свое время поразило Умберто Экко своим сходством со Средневековьем. Имеется в виду наличие в одной стране двух или более отдельных культур, культур с совершенно разными целями, образами насилия.

Прошу понять меня правильно: я не имею в виду так называемые "расовые проблемы". Я имею в виду атаку того, что известно под именем "христианского права" на гражданские права - если не на само существование - определенных групп людей, которые больше не хотят подчиняться психологическому насилию.

Но какое отношение все это имеет к вуду? Самое прямое: из всех техник самостоятельного добывания силы, которые знала наша история, осталась только одна, которая пережила инквизиторскую бойню и в основном сохранила гармоническую связь со своими доисторическими корнями, - вуду.

Оторванное войнами и работорговлей от своих древних берегов, вуду превратилось в своего рода оккультную партизанскую войну против религиозного режима, подчинившего себе всю планету, То, что мы называем "религиями вуду" - гаитянское воду, сантерия и макумба - в совокупности представляют собой одну из крупнейших религий мира.

И все-таки, по крайней мере в США, почти никто не слышал о такой религии! Когда недавно наши официальные органы комментировали обстановку на Гаити, данные религиозной статистики были предельно просты: 80% католиков.

Этот действительно смешной ляпсус в общенациональной программе новостей (где когда-то появлялась и милая Пэт Бьюкенен) был, очевидно, результатом христианского фанатизма, чистого и простого. Тот, кто готовил статистический раздел, не мог и помыслить о том, чтобы назвать вуду религией - да еще по телевидению.

Отчасти благодаря такой цензуре, отчасти из-за того, что и сами вудуисты держатся в тени, вуду остается невидимым для основной части населения (во всяком случае, в США).

Итак, мы говорим о тайном обществе магов, чьи традиции достаточно стары и чьи ряды достаточно многочисленны, чтобы бросить вызов иудео-христианской тирании. В сравнении с вуду многие секторы движения "Нью Эйдж" -- от последователей Кроули до так называемых "ведьм"-викканок - кажутся просто ненужными. Возможно, следующие несколько десятилетий эту их ненужность вполне докажут. Если взять всех нью-эйджевских "магов", "ведьм" и "колдунов", то наберется, может быть, несколько тысяч. Достаточно много для того, чтобы их замечали и преследовали, но слишком мало для того, чтобы бороться. Да и вообще, по моему обширному личному опыту работы в этих движениях, никто из их членов даже не интересуется практикой магии. То, что они практикуют, - это не магия, а самообман.

С другой стороны, сейчас, когда я пишу эти строки, одна из афро-карибских религиозных групп Флориды выиграла дело в Верховном Суде Соединенных Штатов. Они отстаивали свое право на религиозные жертвоприношения животных - и победили. Заметим кстати, что иудеям никогда не приходилось обращаться в Верховный Суд, чтобы раввинам разрешили перерезать горло курам или коровам и предлагать их кровь Иегове. Именно таким образом - если кто-то из вас этого не знал - получают кошерное мясо. Так что, кусая еврейский национальный хот-дог, вы каждый раз принимаете участие в кровавом жертвоприношении. Какой ужас! Куда смотрит полиция?

Если Христианское Право встало на тропу войны, то и эта книга, по крайней мере, отчасти, может рассматриваться как оружие партизанского движения.

Если иудео-христианские религии и большая часть групп, входящих в движение "Нью-Эйдж", велят вам подавлять ваши эмоции и мы говорим (вместе с богами вуду), что страсть заслуживает уважения, что гнев может быть оправдан, что в воле к власти нет ничего постыдного.

В этой книге рассказывается история моего вхождения в традиции вуду. Найдете вы в ней и другие истории - о "религиозном опыте" и "психических феноменах", но помните, что смысл всего этого - в "достижении поставленных целей".

Эта книга не будет убеждать вас в том, что половое влечение "недуховно" или что заклинания для привлечения денег - это "низшая" магия. Не будем мы и утверждать, что проклятия запрещены и "возвращаются к пославшему их". Все это вздор, распространяемый неудачниками, которые используют ловушки "духовности" для оправдания собственного бессилия; в их извращенном восприятии неудача становится доказательством духовного продвижения.

Боги вуду - от мира сего, и для них мир - хорош, как и те желания, которые он порождает.

Многие из книг о вуду, которые я читал, настаивают на том, что эту магию не следует практиковать без посвящения. Мы безоговорочно отрицаем это. Наша книга представляет точку зрения не унгана (жреца), а бокори (мага). Она написана для "постороннего", который вырос в другой традиции и мог никогда в жизни не видеть жреца сантерии. Она написана для практикующего одиночки или для небольшой группы.

Она написана для духовной партизанской войны против тоталитарных религий, которые хотят держать вас под каблуком.

Но главное - она написана для того, чтобы вы могли достигать своих целей.

Мы хотели показать современному искателю истинную магию, подлинный опыт психического и сверхъестественного. Для этого не нужно одеваться в костюмы с обложек романов в стиле "фэнтези" или пытаться "поклоняться" божествам, сфабрикованным каким-нибудь ненормальным старым англичанином после Второй мировой войны. Если вы совершите призывание согласно формулам, переданным нам из глубокой древности, я могу заверить вас на основании собственного опыта: когда ответ будет получен, вы не сможете списать его на счет "творческого воображения" или "переживания архетипа". Магия работает сегодня, в эпоху информационных технологий, так же хорошо, как и в эпоху парусных кораблей.

А может быть, даже лучше.

* * *

ГЛАВА 7
Вуду в современном городе

(К.С.Хайатт)

Если все, чего ты хочешь, - это мир и покой, тогда умри. Положи всему этому конец прямо сейчас. Избавь себя от мук очарования и разочарования. Избавь себя от экстаза и ужаса встречи с Богом во плоти.

"Проклятие посвященного"

Впервые я заинтересовался африканскими религиями, прочитав статью У.Б.Кэннона "Вудуистская смерть" в журнале "Американ Антрополоджист". Статья попалась мне на глаза году в 1963 или 1964, когда я изучал экспериментальную психологию в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса.

Экспериментальная психология - это своеобразная смесь психологии, физиологии, инференциальной статистики и логики. Хотя мы проводили много экспериментов с привлечением людей, использовали также и животных. Мои эксперименты касались социальной психологии, восприятия времени, боли, сенсорной депривации (лишение субъекта информации, поступающие через органы чувств) и мозговой имплантации (вживление чужеродных объектов в мозг). Поле деятельности, как видите, было достаточно широким.

Мне повезло с профессором. Он не только был специалистом в своей области, но также интересовался магией и многими другими вещами. К выпуску он подарил мне полное издание "Золотой ветви" Фрэзера (Джеймс Джордж Фрэзер. Золотая ветвь: Исследование магии и религии. М., "Политиздат", 1986.), которое я прочитал с наслаждением. Труд Фрэзера укрепил мой интерес к примитивным религиям, но все-таки Кэннона я уважал и чтил гораздо больше.

Кэнноновская попытка объяснить вудуистскую (то есть психо-геническую) смерть с позиций психологии и физиологии увлекла меня и заставила искать новые книги на эту тему. Хотя я взирал на вудуистскую смерть глазами ученого, она одновременно ужасала и возбуждала меня. К тому времени я уже давно осознал силу гипноза (гипноз по сей день остается явлением не до конца понятым. Поэтому многие считают его опасным. Хотя гипноз практикуют многие солидные и квалифицированные врачи, на него смотрят с подозрением). В четырнадцатилетнем возрасте я пытался применить гипноз, чтобы склонить одну девушку вступить со мною в половую связь. Стоит ли и говорить, что попытка не удалась. Тем не менее, я навсегда запомнил испытанное мной тогда ощущение силы. Помню его по сей день. Это было чувство одержимости - реальной или воображаемой. Я знаю, что у многих людей одержимость вызывает двойственное отношение. Она и пугает, и привлекает одновременно. Вуду - это религия, основанная на одержимости, и мне она сразу же показалась религией честной, поскольку практические результаты для вудуистов не менее важны и почтенны, чем духовное развитие.

Как ни наивно это может звучать, я всегда считал, что религия (мы знаем, что многие специалисты считают вуду не религией, а чистой магией. По нашему мнению, вуду - это религия, и магия. Различия между этими двумя понятиями исследует Бронислав Малиновский в книге "Магия, наука и религия". Малиновский, как и Фрэзер, считает, что человек обращается к духам, демоном и богам, когда осознает, что его собственные магические способности недостаточны. Таким образом, религия рождается из бессилия. Она должна обеспечивать надежду и уменьшать страх. Многие антропологи считают, что границей между магией и религией вообще не существует - прим. автора) должна делать человека совершеннее и приносить ему радость, а не порабощать его. Мне показалось, что вуду лучше подходит под это определение, чем христианство.

Но я не мог себе представить, что однажды я, белый человек, воспитанный в иудео-христианской традиции, сам вплотную соприкоснусь с этой древней запретной религией.

* * *

ГЛАВА 7
(продолжение)
Вудуизм в трущобах

(К.С.Хайатт)

В Лос-Анджелесе был холодный и дождливый день. Я, молодой психотерапевт (к тому вермени я потерял интерес к экспериментальной психологии. Она не приносила дохода, и к тому же мне не нравилась атмосфера в академических кругах. Мне еще предстояло узнать, что в клиничиских кругах атмосфера ничуть не здоровее - прим. автора), сидел в своем кабинете в ожидании следующего пациента, когда вдруг зазвонил телефон.

С этим приятелем я не контактировал уже несколько лет и не мог понять, откуда он узнал мой телефонный номер. Когда-то мы вместе учились и у нас были странные отношения: мы как бы соревновались, кто больше понравится его ветреной жене Таре. Можно было подумать, что мы не два друга, а два родных брата, каждый из которых хочет быть любимцем их вечно молодой мамы.

После стандартных фраз и расспросов мой приятель перешел к делу. У него были проблемы в семье. Они наняли женщину для присмотра за ребенком и работы по дому. У женщины этой, родом откуда-то с Карибских островов и "набожной" католички, оказались странные привычки и склонности. Например, она предпочитала покупать живых кур и резать их сама. А в Лос-Анджелесе начала семидесятых найти живых кур было не так-то легко. Другая странность: эта женщина проводила много времени на кухне, часами помешивая какое-то варево в котле, к которому никому не разрешала прикасаться. Я спросил у приятеля, сколько ей лет, и он ответил: "Около двадцати трех".

Тогда я спросил, красива ли она и не стоит ли мне познакомиться с ней. Он посмеялся и ответил "да" на первую часть вопроса и "нет" на вторую. Его смех вроде бы немного растопил ледок отчуждения между нами. Мой друг продолжил: "Я хочу, чтобы ты пришел и посмотрел, что она собирается делать. Ты не пожалеешь об этом! И, кстати, увидишься с Тарой. Она сильно изменилась".

Я сказал, что жду пациента, который может и не прийти, и, если он через полчаса не появится, я буду свободен. Когда приятель дал мне свой адрес, я увидел, что он живет в опасном районе, который славится своими бандами, проститутками и торговцами наркотиками. Мне как-то сразу расхотелось ехать.

Полчаса прошли, но, несмотря на обещание, данное приятелю, я решил подождать еще десять минут. В оправдание я говорил себе, что пациент мог задержаться из-за погоды, но сам прекрасно понимал, что все дело - в моем страхе.

Хотя я сам вырос в весьма хулиганском районе и много околачивался "на улице" с самыми разными людьми, годы учебы в университете и мой новый статус "человека из среднего класса" уже превратили меня в труса. Осознав это и устыдившись, я собрал свою волю в кулак и пошел к машине. При этом я продолжал думать о том, как это я окажусь в таком ужасном районе. Что будет со мной? А с моим автомобилем?

Но уже направляясь в гетто, я отвлекся и стал думать о другом. Моя жена ждала меня дома с обедом. Мне пришлось позвонить ей и соврать, что я задерживаюсь на работе. Нельзя было говорить ей правду. Она знала о моих прежних отношениях с Тарой, и ей было бы очень неприятно.

Я подъехал к большим домам, выглядевшим, как тюремные бараки. В квартале было, вероятно, около двадцати разных зданий, и все угрюмые и уродливые.

Около одного их домов я увидел красивую женщину. Она была одета, как проститутка, и сбоку к ней прилепился мужчина. По улице сновали молодые люди. Из рук в руки переходили деньги и маленькие пакетики. Вокруг было много машин и много полиции. Поначалу меня это успокоило. Затем мне пришло в голову, что в случае чего полиция вполне может не защитить, а задержать или арестовать меня. Я блуждал в лабиринте зданий, медленно, как мантру, повторяя про себя номер дома и квартиры моего приятеля. Вдруг я увидел его самого - он, обеспокоенный, поджидал меня у подъезда.

Мы пожали руки и поулыбались друг другу. Затем возникла некоторая заминка, и мы поспешили войти в его темную квартиру. Пахло отвратительно. Было полно народу. В дальнем углу я заметил Тару. Она сидела, ритмично раскачиваясь взад-вперед. Я медленно подошел к ней. Ее глаза были навыкате - похоже было на то, что она накурилась марихуаны. Она, однако, узнала меня, промямлила несколько слов, хихикнула и снова стала таращиться и раскачиваться. Ее вид меня по-настоящему испугал.

Приятель провел меня в кухню и познакомил с молодой женщиной-служанкой. Она действительно была красива, и я почувствовал влечение к ней. Но не могу похвастаться, что вызвал в ней ответное чувство. Она лишь что-то фыркнула и отпихнула меня локтем.

Я вышел из кухни. Друг сказал мне, что она готовит "кое-что", чтобы отомстить своему любовнику, который ушел от нее к другой женщине и прихватил с собой ее деньги. Она просто обезумела. Слушая его рассказ, я собирался задать какой-то вопрос, но тут вдруг поймал на себе взгляд какого-то здоровенного негра, и замолчал.

Из кухни доносились странные звуки: как будто хлопанье крыльев. Я снова заглянул туда. В тусклом свете свеч я едва мог разобрать, что происходит. Если мои глаза не обманывали меня, служанка рубила головы цыплятам и собирала кровь в какой-то сосуд, что-то распевая над ним.

Сосуд был размером с кастрюлю, в каких варят суп. Емкостью он был, мне кажется, три-четыре кварты (1 кварта = 1,14 л). Точнее не могу сказать. Пахло марихуаной, где-то били в тамтамы, мерцали свечи, женщина кружилась волчком, большой негр уставился на меня, цыплята прыгали в своем ящике - моей бедной голове было от чего пойти кругом. Я был напряжен, но пока еще не настолько, чтобы попросить выпить. Шепотом я спросил своего приятеля, как он дошел до такой странной жизни. Он только засмеялся, снова прикладываясь к своему косячку. Затянувшись, он передал его мне, но я отказался. Мое среднеклассовое воображение уже рисовало картины одна ужаснее другой: вот меня арестовывает полиция в этом притоне, вот меня лишают лицензии и позорят в газетах...

Вдруг показалось, что все кончено. Свечи замигали, музыка превратилась, "ведьма" куда-то исчезла. Я выглянул из кухни и не нашел ее нигде. Тогда я вернулся в кухню, и она снова стояла на своем месте.

Теперь она была более расслабленной. Нет, это слово не подходит. Она была менее напряженной. Махнула рукой моему другу, чтобы он подошел и посмотрел, что она приготовила. Он потащил меня с собой, ухватив за локоть. Я было заупрямился, но заметил, что большой негр уже стоит за моей спиной, - и тут же сдался.

Заглянув в сосуд, я ужаснулся. Там была фигурка человека с каплей крови на ней и иголкой, воткнутой в сердце. Мой ум заметался в поисках объяснения увиденному. Я отметил, что фигурка вдавлена в какую-то горелую, темную, тускло блестящую массу, похожую одновременно на пыль, уголь и мятую фольгу. Я попросил разрешения потрогать это - и получил отказ. У человеческой фигурки был торчащий вверх пенис. На нем-то и была капелька крови.

Все, включая женщину, вышли из кухни и вернулись к своим занятиям. Мне хотелось поговорить с женщиной, но я не знал, как начать. Словно читая мои мысли, она сказала: "Вы, белые, называете это вуду" и засмеялась.

Через пару дней мой приятель позвонил мне и я снова спросил его, как он оказался в такой странной и зловещей компании. Неудивительно, заметил я, что у него семейные проблемы. Он сказал: "Не торопись с выводами. Я просто думал, что тебе будет интересно. Помнишь, как ты в колледже увлекался книгами о вуду и вудуистской смерти?"

Я ответил: "Да, но одно дело увлекаться книгами, и совсем другое - жить среди всего этого. Зачем это тебе? Ты подавал большие надежды. Твоя жена всегда была такая веселая. А теперь она выглядит как зомби". На том конце провода было молчание. Наконец мой приятель сказал: "Я думал, что делаю тебе одолжение. Ну что ж..." и повесил трубку.

Я подумал, что погорячился насчет "зомби". На самом деле, решил я, его жена просто стала хиппи-наркоманкой. Но меня всегда поражало, как некоторые наркоманы похожи на зомби. Тогда я еще не читал и не мог читать работ Уэйда Дэвиса о "порошке зомби" (его книга "Змей и радуга" была опубликована только в 1985 году, а докторскую диссертацию (Этнобиология гаитянских зомби (этноботаника, воду и тетродотоксин) он защитил в 1986.

В тот день "ведьма" не шла у меня из головы. Меня влекло к ней. Это было какое-то наваждение. Я все время думал о ней, принимая пациентов, а приехав домой, завалился спать.

На следующее утро мне было трудно вспомнить мои сновидения. Вместо материала сновидений всплывали какие-то воспоминания из моего детства. Я вспомнил, например, как прокалывал булавками жуков и представлял себе, что это мои враги или родители. Вспомнил, как я мучил кота, называя его именем кого-то другого.

В течение дня в сознание вторгались и другие воспоминания. Как я когда-то молился Богу, чтобы он убил моих врагов (согласно теории Фрейда, пожелание кому-то смерти - самое обычное дело у детей. Но за двенадцать лет своей собственной психотерапевтической практики я обнаружил, что около трети взрослых пациентов отрицает у себя такие явления. Мне кажется, что все взрослые иногда желают кому-то смерти, но эти мысли у них успешно подавляются - прим. автора). Никто ведь меня этому не учил. Я сам додумался.

Я размышлял: "Чем же все это отличается от того, что делала эта сумасшедшая ведьма у себя на кухне?" Возможно, разница была в том, что ее колдовство работало, а мои детские попытки быть могущественнее врагов не удавались. Я думал: "Все такого рода действия - и мои, и ее - представляют собой попытку быть сильным, то есть добиваться нужного результата, когда другие меры неэффективны или невозможны". Да, в детстве я неосознанно практиковал органическую примитивную религию (слово "примитивная" вовсе не означает в данном контексте, что современные религии лучше, чем древние. Я считаю, что современные как раз хуже - прим. автора). Я думал дальше: "Возможно, вуду - это как раз и есть первичная, изначальная религия. Я не добился успеха, а эта женщина, возможно, добивается. Я, белый человек, и двадцать лет спустя чувствую вину за свое детское смертоносное колдовство, а она не чувствует".

В следующий раз я столкнулся с вуду примерно через год, когда ко мне на прием пришла мулатка, страдавшая депрессией и постоянным беспокойством. Она была, кажется, с Гаити и работала проституткой. При этом она была католичкой и очень привлекательной особой. Ее тоже обманул любовник. И тогда ее подруга, тоже проститутка, порекомендовала ей прийти ко мне. У меня уже была репутация человека, который помогает разным странным людям в странных ситуациях. Но у меня была и обычная клиентура из среднего класса, и порой трудно было устраивать дела так, чтобы странные люди не смешивались с "нормальными" психами. Часто приходилось засиживаться в кабинете допоздна или приезжать на работу пораньше.

Итак, однажды около десяти вечера эта женщина пришла ко мне на очередной прием. К груди она прижимала большую сумку. Она улыбалась: "Возможно, мы теперь долго не увидимся. Кажется, я знаю, что нужно делать". Она полезла в сумку и вытащила куклу. Незамысловатую куклу ручной работы со светлыми волосами и голубыми глазами, в сердце и пах которой были воткнуты булавки. Я сразу же понял, в чем дело. Увидев мой ужас, она засмеялась, положила куклу на пол и сама легла рядом с ней. Она сказала: "Понимаешь, я использую таких кукол в моей работе. За это мне больше платят. Я вымазываю куклу в мужском соке, и это дает мне больше денег. Теперь я втыкаю булавки в эту куклу, и это дает мне наслаждение. Я мщу". Она снова засмеялась, поднялась с пола и убрала куклу в сумку.

От всего этого в голове у меня мутилось. Не зная, как реагировать, я пытался что-то придумать. Наверное, я выглядел дураком, и она не замедлила мне об этом сообщить. Я согласился с тем, что я дурак. и она собралась уходить. Я спросил ее, как насчет оплаты. И тогда она повернулась в дверях, улыбнулась и спросила: "За что, парень? Какое удовольствие ты мне доставил?" Что я мог ответить на это? Я уже не был уверен в том, что людям моей профессии стоит заниматься чем-либо, кроме банальных среднеклассовых недугов. Она ушла, и я тупо сидел, кивая зачем-то головой, когда вдруг заметил просовываемую под дверь бумажку. Похоже было на деньги. Я подошел и поднял две половинки пятидесятидолларовой купюры. Первым моим побуждением было поискать клейкую ленту. И вдруг по какому-то наитию я положил эти деньги в пепельницу и поджег их. Это не было жестом. Мне просто захотелось поскорее убрать эту женщину из моей жизни. И тут же я начал упрекать себя за суеверность.

По дороге домой я испытывал одновременно презрение к себе и уважение к этой женщине. Как она смело живет! Каждый ее день - это приключение. Конечно, у меня тоже были свои приключения - по крайней мере, это можно было так назвать. У меня была моя врачебная практика и дом, который я должен был защищать. Она полагалась на свою красоту и на свой дух, а также на помощь демонов. Я полагался на свой ум, на веру в систему и на поддержку моих коллег, которые знали, что психотерапия (психотерапия сейчас стала общественным институтом. Как и все хорошее, будучи однажды принятой истеблишментом, она стала его инструментом. Такая же опасность поджидает и оккультные системы - быть принятыми обществом - прим. автора) превосходит всякую другую "систему ментальной терапии". Я быстро успокоил себя, решив, что просто у нее и у меня разные пути.

Приехав домой, я должен был разобраться с несколькими срочными вызовами. Один пациент выпил слишком много и стал думать о том, чтобы убить свою жену. У другой был приступ беспокойства по поводу предстоящего авиаполета. Третья пациентка просто хотела мне сообщить, что она наконец-то испытала первый в своей жизни оргазм со время полового акта. "Ну что ж, - сказал я себе, - это и есть мои приключения".

* * *

ГЛАВА 7
(продолжение)
Секс или информация?

(К.С.Хайатт)

Прошло три года, прежде чем я снова соприкоснулся с миром вуду. Однажды вечером я был в чужом городе и выпивал в баре отеля.

Очень привлекательная негритянка села на соседний табурет. Это была проститутка. Она заговорила со мной, и я предложил ей выпивку. Я был уже разведен и подумал: а почему бы и нет? У девушки был странный акцент, такого я еще не слышал. На мои вопросы она с готовностью отвечала. И вдруг я живо вспомнил свою пациентку-проститутку и "кухонную ведьму". Сначала я возбудился, а затем сразу же испугался, когда вспомнил вудуистских кукол, которых носила в сумке моя пациентка. Я покосился на сумочку моей новой знакомой. Увидев, что она совсем крохотная, я испытал облегчение.

Затем я вспомнил, что говорил один наш университетский профессор по поводу опроса заключенных и "уличных людей": "Они очень чувствительны и всегда будут говорить вам то, что вы хотите от них услышать; при этом они будут преследовать свои собственные цели". От этой мысли я отмахнулся. Мною овладела грандиозная идея попробовать "интеллектуальный секс".

Мы сговорились с проституткой о почасовой оплате, и я почувствовал, что ей уже платили за такое "извращение". Но она была поражена, когда в связи с проституцией я начал говорить о магии. Она сказала:

- Что белый человек знает о вуду?

- Очень мало, - ответил я, - но я изучал западную магию.

- Ага. - сказала она, - Я плохо знаю то о чем ты говоришь, но моя магия древнее.

- Я знаю, - сказал я, - Меня интересует вопрос секса и магии. Используешь ли ты, или другие проститутки, какую-нибудь магию, например, для самозащиты, удачи или мщения. И еще меня интересует, используешь ли ты секс, чтобы сделать свою магию сильнее.

- Ты много хочешь за свои деньги. Но я не буду говорить здесь. У тебя есть номер?

Я сказал "да" и, с некоторым беспокойством, провел ее к себе. В номере я включил телевизор и приготовил нам выпить. Когда я повернулся к ней, она лежала на кровати и выглядела очень сексуально. Я подумал, не заняться ли, в самом деле, сексом. Думаю, что и она предпочла бы такой ход событий. Для нее это было бы легче. Но меня все-таки больше возбуждала возможность заглянуть в ее внутренний мир - даже если мне придется слушать сплошную ложь. Она начала так:

- Ладно, ты уверен, дорогой, что хочешь только поговорить? Я очень хороша; ты не пожалеешь.

Я снова заколебался, но все-таки справился со своими инстинктами:

- Просто говори и расскажи мне о том, о чем я просил.

- Я была маленькой девочкой, когда уехала с Острова. Мне было лет пять или шесть. Отца я никогда не знала. Моя мать, я и две мои сестры - мы приехали в Нью-Йорк и стали жить у моей тетки. Мои старшие братья остались дома. Мать мыла у белых людей посуду, стирала, убирала за ними. Я сидела дома со старшими сестрами. Когда подросла, пошла в школу, но мне там никогда не нравилось. Я перебил ее:

- Расскажи мне о вуду - или вы говорите "сантерия"?

- Моя религия древнее, чем ваша, хотя вы даже не признаете ее религией. Многие из нас приняли вашу веру, чтобы выжить в вашем мире. Но это не наш мир. Мы только терпим вас - и вам приходится терпеть нас. Я черная женщина, но красивая. Ты хочешь меня, как хотели и твои предки. Ты берешь меня, а потом ты должен платить. Я необразованная, в отличие от тебя, но я знаю больше, чем ты и такие, как ты. Я знаю по собственному опыту, как нужно терпеть унижение. Я живу на самом дне, меня научили этому. Как и многие мои сестры, я это хорошо умею. У нас есть свои боги и духи. Мы не беспокоимся о том, что будет после смерти, как это делаете вы. Наша религия - для жизни, для сейчас. Наша религия - это сила, она дает нам то, что мы хотим. Вы обманываете сами себя, думая, что вы не хотите силы. Вы просите и молитесь, но, как и я, вы хотите силы. Вы обманываете себя самыми разными способами. Белый человек - лжец, обманщик, не только с самим собой, но и с другими. Он хочет хорошо думать о себе. Такие, как ты, все время врут. Ты врешь сам себе прямо сейчас со мной. Я читаю твои мысли - ты боишься меня сексуально, поэтому ты хочешь разговаривать.

- Да, в каком-то смысле я боюсь, что ты возьмешь надо мной верх. Могу добавить: не только боюсь, но и хочу этого. Многое из того, что ты говоришь, - правда, но много в твоих словах и полу правды.

- Это уже не так важно, - сказала она, - Твое время истекает, и я хочу дать тебе кое-что.

Она раскрыла сумочку и достала оттуда рисунок - или скорее, грубый набросок. Я понял, что это сигиль, или "печать", духа или демона, но какого - не знал. Я спросил ее, что это означает, и она ответила, что это знак духа, который поможет мне победить страх любви. Я поблагодарил ее и попросил остаться еще. На этот раз я не предложил оплаты. Но она сказала:

- Я останусь, если ты заплатишь.

Втайне я надеялся, что она останется просто так, ради меня. Она явно это чувствовала и смеялась надо мной.

- Ты надеялся, что я останусь, потому что ты мне нравишься? Я знаю эти штучки. Ты мне не нравишься - слишком много ты о себе думаешь, такие как ты всегда о себе слишком много думают. На вид добрые и скромные, а воображаете о себе бог знает что - знаю я таких. У меня нет букв после фамилии (т.е. нет ученой степени, аббревиатуру которой в США принято писать после фамилии человека) - мне они не нужны, - а у таких, как ты, всегда есть (автор этой главы Кристофер Хайатт - доктор философии (Ph.D.). Я снимала много таких, как ты. Им надо дать понять, какие они особенные, не такие, как все, и как они мне нравятся, и как я их уважаю - такие легко клюют на приманку. Вы слабые, и вы слишком полагаетесь на свои самые слабые качества. Ваша сила вытекла из вас. По правде говоря, я действительно использую кукол с моими мужчинами. Я отомстила всем тем, кто обидел меня. Но куклы - это Голливуд. Буду, как вы это называете, - это гораздо круче. Вот взять тебя: ты не делаешь, ты ходишь вокруг да около. Ты играешь в игрушки, ты по-настоящему не веришь в вуду, потому что настоящее вуду перепугало бы тебя до смерти. Твоя магия слаба - она строится на твоей важности. Вы все такие. Думаете, что перехитрили Бога. В вуду мы становимся духом. Бог овладевает нами. Мы становимся одним целым. А вы живете очень далеко от вашего Бога. И все думаете, как бы его обмануть. Вранье у вас в крови. Врете своему Богу, врете самим себе. Вот ты сейчас с проституткой - значит, обманываешь свою жену.

- Но я не женат! - возразил я.

- Опять врешь. Ты до сих пор любишь свою бывшую жену. Это значит, ты до сих пор женат, и ты чувствуешь вину перед женой. Ты боишься быть тут наедине со мной. Ты чувствуешь, что со мной потеряешь свою силу. Потом ты себе это объяснишь по-другому - дескать, "удовлетворил" меня, но сам-то понимаешь, что все дело - в силе. Я всего лишь проститутка. Не мать тебе и не жена. Ты думаешь, что они обязаны любить тебя. Но я не обязана. Мое дело - переспать с тобой, и все. Но ты такой смурной - ты вместо этого разговариваешь.

Я смотрел на нее с каким-то гневным уважением. Она начала говорить об одержимости.

- Респектабельные черные хотят отказаться от вуду. Вуду - их наследие, религия черных. Но они предпочитают христианство, потому что это религия их хозяев. Христианство респектабельно, а вуду - нет. Сейчас вуду - только для бедных. Респектабельные думают, что вуду унижает тех, кто хочет в него верить. Когда человек одержим, это значит, что его телом завладевает дух. Человек больше не является сам собой. Он или она становится духом. Он или она - это кто-то другой. Это оскверняет вашу чистую религию, в которой вы молитесь и слушаете лекции священников. В отличие от вашего христианства и вашей науки, вуду не отделяет дух от материи. Для нас мир живой. Для вас он - мертвый!

Она уже устала говорить, а я устал от ощущения ее превосходства. Я поблагодарил ее и вежливо выпроводил.

Негритянка ушла, но ее голос продолжал звучать у меня в ушах. Это было похоже на одержимость, только одержимость духами не моего, а ее племени.

Затем я начал жалеть, что не занялся с ней любовью. Я потратил кучу денег - и на что? На пустые разговоры? Какое-то время я ругал себя за глупость, и вдруг расхохотался. Мне стало легко.

Нельзя сказать, что я потратил деньги и время напрасно. Я кое-чему научился. И получил уникальный материал: откровения современной городской женщины, которая до сих пор, с психологической точки зрения, живет в джунглях.

* * *

ГЛАВА 7
(продолжение)
Мегаполис: сильные желания на ограниченном пространстве

(К.С.Хайатт)

Жить в Мегаполисе вроде Лос-Анджелеса нелегко. Иногда просто ужасно трудно. Мегаполис - это уже не просто плавильный котел; это котел для варки под высоким давлением.

Люди разных культур, религий и рас собраны вместе на ограниченном пространстве и подвергаются воздействию высокой информационной технологии. Информация и возбуждает, и пугает. В буром тумане бетонных джунглей, где вспыхивают неоновые рекламы и проносятся автомобили, созревают более сильные и страстные желания. То, во что выливаются такие страсти, ужасает белого человека - создателя и аборигена этих джунглей. Белого человека вытесняют из его среды обитания, как когда-то он вытеснял индейцев. Со своей религией, со своими ценностями, со своей экономикой он уже плетется в хвосте у высокой технологии и темнокожих людей. Он отступает все дальше и дальше в леса, горы и пустыни, безнадежно пытаясь сохранить свой механический образ жизни.

Пока богатые строят все более высокие заборы и устанавливают новейшие системы сигнализации, остатки среднего класса сидят, затаившись, в своих углах по всему Мегаполису. Кажется, что в Мегаполисе - военное время: бандиты стреляют друг в друга, полицейские ловят торговцев наркотиками, какие-то подозрительные личности подпирают углы там, где раньше фланировали хорошо одетые обыватели. Самый ходовой товар - оружие, системы сигнализации и слежения. Некоторые дома выглядят, как тюрьмы: толстенные железные решетки одинаково мрачно встречают и врага, и друга.

Горожане, которые поумнее, продают драгоценности - былой символ их общественного статуса, - чтобы сохранить в целости уши и пальцы. В определенные районы неразумно въезжать на дорогих автомобилях. Водителя могут вытащить из машины, избить иди даже убить, а машину - угнать. Затем ее разберут на запчасти или продадут - через южную границу или на Дальний Восток.

Такова наша нынешняя цивилизация.

Чтобы бороться с этими быстрыми и страшными переменами, создаются новые и новые законы. В реальной жизни эти законы никак не касаются уличной шпаны, членов банд и вообще всей массы людей, которым нечего терять, а обрести хочется очень многое. Законы писаны в основном для тех, кто уже является частью культуры, - для людей домашних, тихих, обремененных собственностью и зависящих от тех, кто их защищает. У них, у среднего класса, есть что защищать, но есть не настолько много, чтобы чувствовать себя свободными. Как обезопасить себя физически? Поставить бронированные двери, решетки на окна, новое противоугонное устройство на машину - и пусть они там себе стреляют друг друга!

А как обезопасить себя психически, духовно? Замкнуться за стальными дверями и решетками своих традиций - и пусть весь мир вокруг рушится!

Когда тебе плохо, лучше себя чувствуешь, если найдешь виновника. Люди склонны искать самые простые причины своим несчастьям и страхам. Причем, когда традиционных козлов отпущения (индивидуальных и коллективных) становится достаточно много, начинается поиск самого главного, фундаментального виновника. В нашей культуре одним из главных виновников является сатанизм.

Сатанизм объясняет для Рашке (Карл Рашке (род. 1944) - американский протестанский теолог-модернист) (в его книге "Нарисованный черным" (см.: Карл А.Рашке. Нарисованный черным, Сан-Франциско, 1990. Эта книга полна ссылок и доказательств, которые не доказывают ничего. Однако автор демонстрирует хороший стиль, активное воображение и сильный страх, подтверждая старую истину: главное верить, а доказательства приложатся - прим. автора)) и для многих других: рок-музыку, массовые убийства, наркотики, совращение малолетних, болезненные пристрастия, феномен Элвиса Пресли, распад семей, скинхедов (т.е. движение "бритоголовых" - молодежных хулиганствующих банд крайне правой ориентации), экономический хаос, непослушание детей и многое другое. Рашке дает сатанизму определение, под которое подходит практически все, что не относится к правоверному христианству (евреи, конечно, не в счет). В "черном списке" Рашке - многие альтернативные религии (в числе которых упомянут "оккультизм"), сантерия, вуду и "скандально известный" ОТО. Давайте, кстати, поговорим об ОТО - ведь, в отличие от сантерии и вудуизма, это чисто западное явление.

* * *

ГЛАВА 7
(продолжение)
Алистер Кроули и ОТО

(К.С.Хайатт)

Оба автора этой книги сами являются членами ОТО и встречались с сотнями телемитов (Телемит - слово, обозначающее приверженца религии Телемы, которая основывается на "Книге Закона" Кроули. ОТО был первым орденом, принявшим "Книгу Закона", но некоторые из ритуалов, практикуемых в Ордене, имеют более древнее происхождение - прим. автора), в том числе с руководителями ОТО. И мы свидетельствуем: считать ОТО главной силой, распространяющей сатанизм, - чистейшей воды идиотизм. Большинство членов Ордена, хотя и ведут необычный образ жизни, вполне нормальны в своих убеждениях и поведении. Их можно назвать скорее мистиками, чем магами, но уж ни в коем случае не сатанистами. Хотя некоторые из них иногда впадают в запои, а иногда могут и принять наркотик, их нельзя обвинять в сатанизме. Иногда члены Ордена говорят о себе как о "большой семье без четко выраженных функций", но это, как правило, шутка.

Сенсационные обвинения ОТО в сатанизме ничем не обоснованы. Члены Ордена возмущаются тем, что им навешивают этот ярлык. Даже Антон Шандор ЛаВей приходит в ярость, когда ОТО называют сатанистским орденом. Он воспринимает это как оскорбление истинному сатанизму, представителем которого он себя считает.

Хотя Айваз, "высшее Я" Кроули, обладал явно люциферианскими чертами, ОТО не поклоняется христианскому Сатане. В некоторых местах своих писаний Кроули, правда, называет Айваза "нашим хозяином Дьяволом" и вообще часто поминает Сатану и Дьявола.

В примечании к главе о черной магии в "Магии в теории и на практике" Кроули дает нам представление о том, как он относится к Дьяволу:

"Дьявол" в историческом смысле - это Бог любого народа, который лично вам не нравится. Из-за этого было столько недоразумений, что ЗВЕРЬ 666 (т.е. сам Алистер Кроули) решил оставить все имена как есть и просто заявить, что АЙВАЗ - солярный-фаллический-герметический "Люцифер" является его собственным Святым Ангелом-Хранителем, а "Дьявол" - САТАНОЙ, или Хадитом нашей Звездной Вселенной. Это змий, САТАНА, - не враг человеку, ибо Он сделал нашу расу богами, познавшими Добро и Зло; Он сказал: "Познай самого себя!" и дал нам Инициацию. Он - "Дьявол" Книги Тота (т.е. Таро), и Его эмблема - БАФОМЕТ, Андрогин, символ мистического совершенства.

Мне кажется, это хороший повод поговорить об очень важном моменте. Сатана, как мы на современном Западе понимаем его, изобретен христианством.

В Ветхом Завете он просто "искуситель". В Новом же Завете он уже является воплощением всего зла в мире, некоторые считают, что Сатана произошел от греческого бога Диониса или от Люцифера ("Несущего Свет") других эпох. В этом есть смысл, поскольку христианство считает язычество (старые религии) злом. Христианство все на свете считает злом. Мы же, в свою очередь, относимся к христианству как к величайшей трагедии человечества.

Вудуизм и магия гораздо старше, чем Пан. Мало кто из ученых станет спорить с тем, что вудуизм и магия - ровесники известного нам человечества. И если Африка - Мать нашей цивилизации, то Вуду - Мать всех наших религий.

* * *

ГЛАВА 7
(продолжение)
Цивилизация гибнет?

(К.С.Хайатт)

Среди ужаса и хаоса Зла в Мегаполисе зарождается новая порода людей. Они вскормлены смесью старого и нового - высокой технологии и древних верований. Они создают компьютерные программы днем и занимаются магией ночью. Есть среди них и вудуисты. Некоторые из практикующих вуду были с детства воспитаны в этой традиции. Другие родились белыми и приняли вудуизм и магию в качестве своей новой религии. Днем они изучают физику, а ночью практикуют вудуизм или, как некоторые это называют, занимаются "черной магией". Мы называем этих людей вуду-техами. Другие называют их сатанистами.

У Рашке и ему подобных есть о чем волноваться, но это не Сатана. Они совершенно правы, когда боятся гибели своей цивилизации. Их цивилизация гибнет - ну и что? Без сомнения, древние греки тоже приходили в ужас, когда видели знаки гибели. И римляне. И африканцы, когда белые вторглись в их страны.

Мы, кажется, не осознаем, что любая изменяющаяся или гибнущая цивилизация рассматривает свою гибель как зло. Любая группа людей считает себя лучшими, избранными. Евреи слишком много распространялись о том, что они - избранный народ; Гитлер пытался уничтожить их, потому что считал, что это его народ - избранный.

То, что гибель цивилизации - или, точнее, трансмутация одной цивилизации в другую - связана с разрушением, не должно бы, по идее, удивлять Рашке или кого бы то ни было. Верить в то, что перемены суть зло, значит, не понимать ни истории, ни даже психологии.

Перекладывая вину на кого-то, мы получаем иллюзорное ощущение силы перед лицом неудачи. Когда что-то идет не так, мы сразу же начинаем искать виноватого. И делаем мы это для того, чтобы восстановить свое ощущение силы, потерянное вследствие неудачи. Причем имя "дьявола" дается не только другому Богу - оно дается и его поклонникам.

* * *

ГЛАВА 7
(продолжение)
Вуду и кризис современной цивилизации

(К.С.Хайатт)

Оказавшись перед угрозой гибели старой цивилизации, христиане вернулись к "духовной", но более жестокой форме своей религии. (Я бы, кстати, поспорил о духовных качествах современных христиан: их религиозный пыл, на мой взгляд, - это скорее фанатизм и ненависть к инакомыслящим, чем духовность.) Новый христианин - человек счастливый. В каждом изменении обстоятельств, в каждом событии он видит знак скорого Второго Пришествия и уничтожения врагов. Чтобы доказать истинность своих догм, христианство нуждается в насилии, хаосе и разброде. Без Сатаны, Армагеддона, смерти и разрушения вся эта религия становится обманом. Но ведь разрушение и насилие постоянно происходит независимо от пророчеств - такова природа человека.

Подобный возврат к ортодоксии произошел и у евреев. Нынешняя популярность халахического (т.е. консервативного. Халаха - еврейский религиозный закон) и мистического иудаизма, несомненно, свидетельствует о "поиске корней". Поиском корней занялись многие люди после того, как бунт 60-х годов закончился поражением.

По мере того, как умирает старая католическая церковь, христианство лишается последних следов духовности. Это особенно губительно сказывается на среднем классе, которому и от материализма, и от религии всегда достается все самое худшее.

Именно эти люди, а особенно их дети, чаще всего обращаются к экзотическим религиям, в частности, восточным - буддизму и индуизму. В последнее время к этим религиям прибавилось вуду.

Когда органическая религия - такая, как вуду, - сочетается с высокой технологией, она обретает новое качество (и новые проблемы).

Современный мир уже не предлагает молодежи таких возможностей, как всего несколько лет назад. Многие молодые люди, особенно из среднего и "вышесреднего" класса, теперь "засиживаются в гнезде" - долго живут в родительском доме, холостые и безработные.

Содержать собственную семью, зарабатывать быстрый доллар - это уже "не модно". Модно искать смысл жизни. В поисках смысла жизни имея достаточно свободного времени, молодежь начала забавляться не с игрушками для богатых, как их родители, а с игрушками для бедных. Они поняли, что попытки подражать богатым и сильным мира сего не дали их родителям ничего, кроме еще большего рабства. Иначе говоря, войти в средний класс было гораздо легче, чем стать действительно богатыми и сильными. На общественной лестнице ступеньки имеют разную высоту, что бы ни там провозглашала наша социологическая пропаганда.

Интересно, совпадение это или закономерное явление, что хранителями традиции становятся люди обездоленные и лишенные права голоса? Я имею в виду африканцев, которые в условиях реального христианского ада (пленения и рабства) сохранили свое духовное наследие живым.

Наша современная молодежь, тоже потерявшая свою "родину" - свои мечты, - ищет какую-то опору под ногами. Молодежь ищет что-то такое, что дало бы ей силу. Многие молодые враждебно настроены по отношению к старшему поколению. Им кажется, что старшие убили их мечты своей алчностью, лживостью и лицемерием.

Технология и деньги не освободили их родителей, а, наоборот, еще сильнее поработили.

Жить в виртуальной компьютерной реальности может быть интересно, но такая жизнь не заменит ощущения реального обладания силой. Практика вуду очень активна: командование духами, странные и дикие имена, звуки, запахи, танцы, принесение в жертву животных. Все это рождает реальное ощущение силы, а иногда и реальный ужас. В этом все дело. Большинство из нас уже не знает, что такое реальное приключение. Мы проводим жизнь в кресле. Современный человек оторван от своих корней, он перестал быть охотником - исследователем неведомого.

Продолжая тему "вуду и компьютеры", можно сказать, что у этих явлений есть кое-что общее. И духи экрана, и духи астрала выполняют работу, оставаясь за сценой. Мы видим результаты, но не можем видеть, как происходит процесс работы (даже если знаем язык программирования).

Когда цивилизация начинает коллапсировать, предрассудкам не остается места. Латиноамериканцы, негры (авторы не употребляют слов "негры" или "черные", которые в современном американском обществе считаются оскорбительными. Но, покольку в нашем языке эти слова не несут никакого обидного смысла для тех людей, к котрым они применяются, в переводе мы иногда используем их вместо громоздкого авторского термина "афро-американцы" - прим. переводчика), азиаты, белые, смешиваясь, образуют генетический винегрет - к ужасу тех, кто привык видеть мировой порядок с колокольни своей единственно верной традиции. Их мировой порядок уходит. Их колокольни рушатся. "Дети" уходят в язычество, вуду, магию и виртуальную реальность. "Новые" символы - это всегда беспокойство, но сказать, что мы живем в беспокойное время - значит ничего не сказать. Нет, это не беспокойное, а кошмарное время! Хотя некоторые из старых стен рухнули, радоваться еще рано. Тогда мы хотя бы видели врага перед собой. Теперь наши враги - это мы сами. Сама наша жизнь становится синдромом приобретенного иммунодефицита. У нас развиваются все новые и новые смертоносные аллергии.

Мы стоим на пороге новой войны; теперь это уже война не поколений, а внутри поколений.

Недавно меня пригласили на то, что у ортодоксальных вудуистов называется религиозным праздником. Группа поющих людей стояла и смотрела, как пара занималась "религиозным сексом". Это был ритуал, атмосферу которого дополняли религиозно-магические символы и присутствие "жреца".

Люди пили жертвенное вино и ели жертвенные пироги. Хотя многие читатели скажут, что секс и религиозная церемония несовместимы, для группы в таком сочетании не было ничего странного. Секс был религией, а религия - сексом. Большинство присутствовавших владело компьютером, а многие работали с высокими технологиями. Они не были удовлетворены "традиционными" религиозными ритуалами и для удовлетворения своих духовных запросов обратились к странным и необычным практикам.

Но пока происходят все эти странные вещи, рядом рождается еще один новый вид религиозного опыта. Это Фундаментализм (с большой буквы), который уже не является чисто христианским движением. Эта секулярная религия основана на простой догме: все, что имело ценность сорок лет назад, и есть Истина. Жрецы фундаментализма верят в то, что все происходит неправильно со всеми и везде.

Одна из форм этой секулярной религии называется "психотерапией". Вот пример ее деятельности: недавно психотерапевты предприняли попытку свести одержимость духами к психиатрическому диагнозу (название которому придумали просто потрясающее - расстройство состояний одержимости (Possessive States Disorder) - прим. автора).

Если одержимость как таковая будет признана патологией, это существенно ограничит эффективность в первую очередь самой западной терапии при работе с людьми, имеющими другую систему убеждений. Представьте себе человека, верящего в духов, который попадет в руки психотерапевта. Врач потребует, чтобы пациент отказался от своего мировоззрения, иначе он будет признан душевнобольным. А если врач еще и имеет полномочия госпитализировать пациента? Так может рухнуть последняя надежда на то, что психотерапия когда-нибудь станет научной методикой лечения. Она навсегда останется тем же, чем и была - то есть религией.

Если относиться к психотерапии как к религии, то ее воинствующее невежество и нетерпимость к другим религиям (целительским моделям) становятся вполне объяснимыми.

Еще одно религиозное свойство новой психотерапии - ее озабоченность "болезненными пристрастиями", главным грехом нашего времени. Любой сильный интерес к чему бы то ни было подлежит тщательному наблюдению: не скрывается ли за ним тайное пристрастие? Психотерапевты, как средневековые охотники за ведьмами, намечают себе жертвы-симптомы, а потом находят их повсюду. Если у человека нет нужных терапевту симптомов, значит, он их искусно скрывает (отрицает). Такой подход, кстати, совершенно неотличим от искомого "греха": болезненное пристрастие к поиску болезненных пристрастий.

Такое возвращение к "основам" всегда происходит в периоды слабости или смуты, пока не проявляются новые мощные энергии. Но невежество этого движения я даже не знаю с чем сравнить. Вуду они воспринимают как безумие, и с их точки зрения, имеют на это полное право - ведь они же специалисты по душевному здоровью. Для этих "ученых" вудуизм - "всего лишь гипноз". Правда, они забывают, что гипноз - весьма неопределенное понятие. Его границы размыты. Если одержимость духом - "всего лишь гипноз", то почему бы не считать, что и вера в Бога - "всего лишь гипноз"? Некоторые, кстати, согласны и с последним утверждением. Но особенную неприязнь у психотерапевтов вызывает в то же время вуду. Что же в нем такого зловещего? Наверное, нежелание отречься от тела ради сознания. И еще понимание жизни как сложного комплекса континуумов, а не примитивного дуализма на уровне "кто не с нами, тот против нас".

Недавно я прочел статью одного латиноамериканского специалиста по душевному здоровью, который утверждает, что сантерия воспитывает зависимость от сантеро и что это нехорошо. Утверждение крайне нелепое, поскольку любой компетентный сантеро дает своему клиенту средства, способствующие укреплению его духовной защиты. Интересно, задавался ли когда-нибудь специалист по душевному здоровью вопросом: а что воспитывает его профессия? Не просто зависимость от терапевта, но зависимость от общего мнения.

Давайте признаемся откровенно: идет борьба за влияние и силу, за место под солнцем. Но все ли средства хороши в такой борьбе?

Можно ли обвинять во всех мыслимых грехах своих конкурентов, объявляя при этом только свою систему "наукой" (как делают психотерапевты) или "духовностью" (как делают христиане). Мне кажется, такие методы ведения борьбы свидетельствует о неуверенности психотерапевтов и христиан в своих силах. Честное соревнование их страшит, и притом им не хватает интеллектуальной целостности (справедливость требует отметить, что в литературе можно встретить статьи западных врачей с очень положительными отзывами о терапевтических методах вуду и сантерии. Некоторые авторы даже предлагают сочетать западное лечение с традиционными формами терапии - прим. автора).

Хотя далеко не все психотерапевты возражают против "чужеродных" методов лечения, все-таки большинство из них воспринимает пациента, верящего в вуду, как человека психически неблагополучного. Но я очень серьезно сомневаюсь в том, что человек, который чувствует, что он одержим злым духом, согласится считать это всего лишь своей "психологической проблемой". Нет уж, он останется при мысли, что в него вселился демон.

Хотя следующий пример - из несколько другой области, он тоже демонстрирует типичную ошибку ученых: они хотят, чтобы наблюдаемое ими означало для всех то же, что оно означает для них. Иначе говоря: "если все мы видим одно и то же, мы должны понимать это одинаково".

В вудуистской символике широко используется знак креста. Часто это истолковывается как результат глубокого влияния христианства на вуду. Что можно по этому поводу сказать? Конечно, адепты вуду соотнесли пантеон своих африканских духов с христианскими святыми. И вообще, современные формы вуду - это сплав самых разных традиций. Но наличие влияний извне никоим образом не делает вуду какой-то "вторичной" религией. Крест же - древнейший африканский символ, обозначающий перекресток, где встречаются материя и дух. Крест - это место, где сакральное встречается с мирским, профаническим. Кроме того, крест символизирует Космос, четыре стороны света, в которых обитают различные божества.

Если в современных традициях вуду и сантерии заметно влияние христианства и даже ислама, то это всего лишь результат их исторического развития. Вхождению элементов чужеродных религий в структуру религий африканских способствовали многие факторы, но прежде всею - работорговля и колонизация.

Недавно некоторые афро-американцы предложили сменить название их религии: вместо "сантерии" называть ее йоруба. Тем самым они хотели бы подчеркнуть, в основном, африканское происхождение сантерии. Хотя это желание понятно и справедливо, все же между изначальными африканскими религиями и тем, что мы имеем в Америке сегодня, есть достаточно ощутимая разница. Нам кажется, что предложение о смене названий найдет поддержку лишь в черных общинах, в то время как большинство приверженцев сантерии - это кубинцы, пуэрториканцы, бразильцы и т. д. - то есть люди смешанных рас.

Тем не менее, такие ученые, как доктор Нили (Бобби Джо Нили. Современный афро-амереканский вудуизм (черная религия): сохранение и адаптация древней афро-египетской системы мистерии. Беркли, Калифорнийский университет, 1988) считают, что "вудуизм является основой всех афро-американских религий" (в отличии от авторов "Вуду в мегаполисе", Нили понимает под "вудуизмом" африканские, а не афро-американсие религии) независимо от того, кто практикует их. Мы думаем, это относится и к тем белым, которые чувствуют в себе склонность к вуду и на которых в нашем христианском мире навешивают ярлыки "черных магов".

Нили утверждает, что попытка белых клерикалов уничтожить африканские религии провалилась. Буду, как бы оно ни называлось, несет в себе дух Африки, и этот дух сохранился в Западном мире благодаря тому, что были сохранены песни, танцы, магические и целительские методы, ритуалы и язык изначальной религии.

Вуду часто понимают как проявление расового и культурного сопротивления угнетенного класса людей в чужом враждебном обществе.

Слово "диаспора" часто употребляют применительно к еврейскому народу, который оказался рассеянным по всему миру, но сохранил свою изначальную, родную религию, даже если верность ей грозила массовым истреблением. Правда, большая часть евреев все-таки ассимилировалась в новые культуры.

Почему-то потомков порабощенных африканцев в Америке никто не называет "диаспорой". А ведь это слово к ним вполне применимо. И всплеск интереса к вуду в Соединенных Штатах очень напоминает "возвращение" многих евреев к религии своих предков. Под "религией предков" они понимают ортодоксальную практику иудаизма, а не его христианизированный вариант, которому раньше следовало большинство евреев в США.

Американских евреев заставляли принимать христианские ценности, продолжая дискриминировать их как иудеев. Как бы евреи ни старались слиться со своими христианскими угнетателями, те все равно относятся к ним как к подозрительным и опасным чужакам. Евреи продолжают быть объектом ядовитых шуточек и злобных оскорблений. Хотя быть антисемитом сейчас уже не модно, евреев по-прежнему считают "убийцами Христа" и "инородцами". Иногда их даже называют "белыми ниггерами". Евреев учат христианской этике и морали, и психологически они часто чувствуют себя более виноватыми, когда нарушают заповеди христианской религии, а не своей родной!

Африканцев также учили христианству, но, в отличие от евреев, им не позволяли иметь свои особые храмы. Африканская религия формально была запрещена и уничтожена. Большая часть афро-американцев на сегодня приняла христианство и отказалась от своего духовного наследия ради призрачных целей жизни среднего класса. Как и многие евреи, негры приняли религию, порабощавшую и унижавшую их. Христианство является неофициальной государственной религией США, что бы ни гарантировали нам Конституция и Билль о Правах.

Впрочем, не все афро-американцы духовно капитулировали перед своими новыми хозяевами. Некоторые негры сохранили и практиковали свою родную религию в тайне, а сегодня возвращаются к ней открыто. Как и евреям, черным американцам не разрешалось исповедовать свою религию в ее изначальной форме. Евреям и неграм запрещалось официально иметь несколько жен и выполнять жертвоприношения животных. Недавно, однако. Верховный Суд Соединенных Штатов постановил не считать преступлением религиозное жертвоприношение животных, но местные власти кое-где продолжают бороться с этим обычаем.

Мир сегодня стремительно меняется. Афро-американцы начинают выходить из подполья и открывать свои собственные храмы. Там они могут, не боясь никого, петь и бить в барабаны, выполнять ритуалы и вызывать духов. Я бывал в таких храмах. Правда, мне, как белому, не разрешали присутствовать при ритуалах жертвоприношения животных.

В последние годы я встречаю все больше и больше людей, практикующих вуду. Например, я знаком с одной образованной тридцатилетней женщиной, которая использовала вудуистские ритуалы, чтобы отомстить изменившему ей другу. Если бы ее родители, люди среднего класса, узнали, что их по-христиански воспитанная дочь выполняла ритуалы вуду (в том числе приносила в жертву насекомых), они бы умерли от стыда и ужаса. Это лишь один пример того, как образованные белые из среднего класса обращаются к вуду, чтобы получить то, что им нужно, или отомстить врагам. Конечно, это не христианский путь.

Жертвоприношения животных, ритуальные песнопения и танцы, вызывание странных богов - этим не ограничивается то, что называют "черной" магией. Пока средства массовой информации раздувают истерию вокруг перевернутых пентаграмм, рисуемых на стенах, или маньяках, убивающих людей и утверждающих, что их "заставил это сделать Сатана", все больше нормальных людей занимается секс-магией. Они обращаются к этой практике по ряду причин, из которых некоторые просто смешны - с рациональной точки зрения. Например, некоторые используют сексуальные флюиды для "зарядки" золотого или серебряного кольца, которое должно приносить богатство. Для других половой акт - это способ жертвоприношения, цель которого - обретение богатства, отмщение, обретение любовника или просто спиритуализация сексуального опыта. Эти ритуалы, как и многие другие, практикуют не только бедные и неученые, но и очень образованные и богатые люди. Об этом газеты и ТВ не сообщают.

Что ожидает вуду в будущем? Кое-кто предвкушает, что "чужеродные религии", захлестнувшие Америку, войдут в полосу внутренних конфликтов. Некоторые ученые предсказывают коренные перемены в сантерии после того, как она будет переименована в "йоруба". Предполагают, что смена имени приведет к изменению самосознания. Возможны недоразумения между неграми и латиноамериканцами. Черные американцы, обретя собственную религию, станут ближе к Африке и еще больше отдалятся от "белой религии" христианства.

Легализация и реабилитация изначальной африканской религии, несомненно, встретит сильное сопротивление. Но со временем все больше белых станет обращаться к вуду, разрушая монополию христианства в области духовной жизни.

Американским родителям-христианам придется смириться с мыслью о том, что их дети могут выбрать для себя африканскую одежду, жертвоприношения, вызывание духов, сексуальные ритуалы и трансовые переживания.

В отличие от христианства, учащего лицемерию, религиозная культура йоруба не отделяет духовного от практического, и это качество вуду содержит в себе огромный разрушительный потенциал для "старой" американской религии. По мере распространения африканских религий в белом обществе будет усиливаться эрозия ценностей среднего класса. Это может вызвать обратную реакцию, и появятся новые жертвы - приверженцы альтернативных, нехристианских религий. Такие организации, как "Ку-Клукс-Клан" и "Арийская нация", найдут новый объект для ненависти и истребления. Их лозунг религозно-расовой чистоты вновь станет популярным у напуганных, сбитых с толку обывателей.

* * *

ГЛАВА 8
Христианство, вуду и Дионис

(К.С.Хайатт)

Боги Эллады, боги Эллады,
Можете ли вы прислушаться в вашем безмолвии?
Могут ли ваши таинственные голоса подсказать нам,
Где вы укрываетесь? Может, на плавучих островах,
Там, где ветры вечно
Прячут вас от глаз тех, что на берегу?
Пан, Пан умер.

И.Б.Браунинг, "Умерший Пан".

(В действительности Пан никогда не умирал. Особенно интересно, что религия Пана, папизм, снова поднимает голову в цитадели, воздвигнутой якобы на его могиле, - и современном Христианском Городе - прим. автора)

В конечном счете мы познаем душу и дух человека по тому, как он определяет свое отношение к Сверхъестественному. Иначе говоря, мы узнаем о силе человека по тому, как его образ жизни согласуется с его представлением о Боге. Утверждая это, я имею в виду, что Сверхъестественное, непознаваемое. Бог (боги) суть первейшая необходимость - не столько для защиты, или утилитарных нужд, или просто ради "смысла жизни", но для "ощущения жизни". Без Сверхъестественного, без этого "черного ящика" жизнь теряет свое очарование.

Если бы все сущее во Вселенной было познано и могло управляться, то человека, как мы его знаем, более не существовало бы. Следовательно, чтобы познать природу человека, мы должны спросить его, как он определяет Сверхъестественное для себя и как проживает свою жизнь с этим Сверхъестественным. Отсюда следует, что Бог (боги) любой культуры, равно как и Бог (боги) каждого человека, показывают уровень силы или слабости, счастья или страдания в данной культуре или у данного человека.

В этой главе мы рассмотрим три типа богов: христианского Бога, богов Африки и древнегреческого бога Диониса.

Попробуем провести сравнение между ними, используя семиградусную шкалу.

Вначале отметьте, где на каждой шкале находится христианский Бог (если какая-то шкала к нему неприменима, отметьте ее крестиком).

Спросите самого себя, является ли данный Бог прежде всего всепрощающим, карающим, или "безразличным".

А теперь отметьте, где на каждой шкале располагается человечество с точки зрения христианского Бога.

Попробуйте проделать те же операции для "африканских богов" - естественно, как вы их понимаете. Потом для Диониса. Для развлечения (и для лучшего понимания того, о чем мы говорим), проделайте все то же с Буддой и иудейским Иеговой.

Такой сравнительный метод дает нам карту, иллюстрирующую, каким образом определенная культура или человек соотносит себя со Сверхъестественным.

Прежде, чем отправиться на поиски дальнейших приключений, мы должны подготовиться к этому. Мы часто слышим о том, что человеческое достоинство родилось в лоне христианства и может умереть с исчезновением последнего (Поскольку христианство возникло позднее греческой философии и вудуизма, его нередко считают более совершенным в сравнении с ними. Это типичный пример голословного утверждения. Оно основывается на ничем не доказанной идее прогресса, т.е., того, что все новое более совершенно, чем старое (причем предполагается, что "являющееся результатом развития" и "более совершенное" - синонимы). Другим примером недоказуемой идеи является дарвиновская "приспособляемость". Биологи-дарвинисты утверждают, что выживают лишь наиболее приспособившиеся особи. Это заявление не только тавтологично, но и, в сущности, недоказуемо. Оно основывается на двух произвольных допущениях: что будущее всегда "лучше" прошлого и что "высшее" возникает из "низшего". Но каждый живой вид совершенно самостоятелен. Мы ничем не "лучше" собак или рыб. Мы просто не такие, как они. Легко заметить, что обе эти ошибки основываются на произвольной посылке о существовании во времени некой единой абсолютной начальной точки и единой абсолютной конечной точки. Между тем, цикличная (или спиральная) модель времени приводит нас к совершенно иным выводам - прим. автора). Некоторые даже считают, что из христианства возникла вся современная цивилизация и что упадок этой цивилизации - результат ослабления контроля христианства над человечеством.

Эта картина мира не может обойтись без Сатаны, Люцифера, Дьявола - мерзких слуг Антихриста. Естественным образом в круг недостойных включаются евреи и практически все остальное нехристианское человечество. Католики причисляют к слугам Дьявола протестантов, а те, в свою очередь, считают самим Дьяволом Папу Римского.

Грязь, тьма, черный цвет, а также волосы, половые органы и вообще все, что имеет отношение к человеческому телу (особенно к сексу) - с христианской точки зрения, все это мерзко и принадлежит миру Дьявола.

Какие же ассоциации могли вызывать у христианских рабовладельцев черные африканцы со своими религиями? Естественно, все это была чистейшая дьявольщина!

Вудуизм был атрибутом сатанинской расы; его следовало вытравить из рабов при помощи пыток. Африканцы не могли открыто практиковать свои религиозные культы - и они стали делать это "в подполье".

Интересно также вспомнить, что христиане считали рок-н-ролл одновременно порождением Дьявола и результатом влияния африканской культуры.

В большинстве стран Запада христианство укрепилось настолько успешно, что человеку, кем бы он себя ни считал, до сих пор приходится следовать христианским законам. А христианский закон всегда поддерживался "огнем и мечом". Недавно я смотрел телевизионную передачу, которая была посвящена "миру во всем мире"; так вот, там музыкальный ансамбль исполнял некое произведение "Вперед, христово воинство!". Очевидно, они совершенно не ведали, что творят. Очень важно не забывать о том, что у христианства нет ничего общего ни с Богом, ни с понятием "достоинства". В действительности главная цель христианства состоит в том, чтобы захватить мир и поработить его. Никакая другая религия не беспокоился так об обращении всего мира в свою веру.

Те, кто озабочен идеей "достоинства", зачастую думают о себе как о моралистах либо гуманистах. Но каждый, кто осмеливается хоть немного думать, знает, что у христианства нет ничего общего с человеческим достоинством - наоборот, христианство стало одной из первых религий, которые решили отомстить сразу всему миру, всей жизни. Для этого нужно было только провозгласить, что человек и весь этот мир изначально порочны. Христианство учило, что тело ничто в сравнении с душой. И христианство якобы имело доказательство этого своего утверждения! Какое доказательство? То, что в мире были скорбь и нищета? Но ведь этот факт никак не подтверждает справедливость вердикта "Виновен!", который апостол Павел вынес всему миру! Что действительно продемонстрировал этот "судебный процесс", так это сущность и характер самого судьи.

Будда, например, видел ту же нищету - но он не объявлял по этому поводу, что мир и человечество суть зла. Его решение было куда более здравым: лечить болезнь.

Так по-разному подходят к одной и той же проблеме сильный и уверенный в себе прагматик и "нищий духом" неудачник. У кого же из них больше достоинства? Кто из них более милосерден? Более щедр?

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Первый христианин мстит жизни

(К.С.Хайатт)

В словаре понятие мести определено кратко: "Нанесение или причинение ущерба в ответ на причинение ущерба или оскорбление". В чем же заключался тот ущерб, который жизнь причинила Павлу? Чем она его оскорбила? Почему у него развилась такая ненависть к ней? Думается, этим ущербом был сам факт рождения Павла, а оскорблением - его, Павла, слабость. Как в то же время Павел отомстил жизни? Он начал учить людей ненавидеть их собственные тело и разум. И еще он безумно ненавидел женщин.

Кому проповедовал Павел? Тем, кто был слаб. Тем, кто не принадлежал к элите (но к его проповеди прислушивались и те представители элиты, которые были не прочь укрепить свою власть нездоровыми методами). Он проповедовал ненависть и отмщение перед изгоями, преступниками, трусами и теми, кто чувствовал себя слишком слабым, чтобы жить в одном мире со смертью. И они слушали его.

Он обещал им новый мир - "тот" мир после этого, земного, - в котором избранные будут сидеть рядом с Богом и наблюдать за страданиями их врагов. Итак, чему же фактически учил Павел? Отмщению в будущей жизни в обмен на покорность в жизни этой!

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Магия веры

(К.С.Хайатт)

Для многих людей настоящий ужас, связанный с упадком христианской религии, заключается в утрате надежды рая и бессмертия. Сам страх потерять рай и вечную жизнь вполне понятен, ибо большинство из нас боится жить с постоянными мыслями о смерти.

Но еще хуже страх вечных адовых мук, основанный на христианской космологии, которая создает непреодолимую пропасть между человеком и Богом. И в создании этой пропасти самое непосредственное участие принимают священники. Человек чувствует себя одиноким, изолированным от своего Бога (Христианская космология во многом основывается на идее точек Абсолютного Начала н Абсолютного конца. Линейное определение времени открывает простор для противопоставления таких абсолютных категорий, как Рай и Ад, Добро и Зло - прим. автора). Чувство одиночества и изоляции требует действия, а результат этого действия (будь хоть оно пугливым поклонением, хоть насилием, направленным против воображаемых недругов) один - опустошенность.

Свою лепту в возникновение страха вносят и понятия абсолютного Добра и Зла. Существует лишь один Добрый Бог и один Злой. У древних греков подобного разделения не существовало. Жизнь была сложной, не менее сложным был и сонм богов. Каждый из них мог вершить добро или зло. Боги не только были способными на все, они были непосредственно существующими - живыми среди живых. Иногда они были настроены дружественно, а порой становились мучителями.

Эллинское мировосприятие не враждовало с реальностью. Жизнь - это континуум, а не набор дискретных категорий. Вместе с тем, монотеизм (особенно в христианском понимании) требует не просто одного Бога, но Бога изолированного от всего и вся. Для монотеиста проблема зла оказывается сложной, "разрешимой" только с помощью веры - то есть в метафизической болтовне.

Монотеизм требует существования не только одного-единственного, изолированного Бога, но и одного типа духа, который "равен в глазах Бога". Греки не считали своих богов равными один другому, как не считали равными всех людей. Существовало множество богов, которому сопутствовало многообразие духа. Люди различались между собой: философ, воин, торговец, земледелец, урод, красавец, благородный гражданин, раб. Переход из одной группы в другую был возможен, но требовал исключительных способностей и активных действий.

Христианская религия разрешила (как ей кажется) проблему неравенства между Божьими тварями, сведя все стандарты к самому низкому общему знаменателю. Каждому верующему втолковывают, что для обретения положения и веса в обществе вполне достаточно тяжкого труда и настойчивости. Но это соответствует истине лишь до определенного предела. Коммунисты поняли это, когда безуспешно попытались создать христианский рай на земле.

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Переполнение радостью

(К.С.Хайатт)

Когда я ощущаю радость, окружающие обычно воспринимают меня как доброго человека. Я переполняюсь этим чувством и хочу проявить его вовне. Я даже могу сделать для людей то, чего обычно не соглашаюсь делать. И такие действия воспринимаются другими как доброта. Сама по себе идея переполнения сходна с идеей излучения созидательной энергии Бога, которую провозглашают многие мистики. Иногда, с житейской точки зрения, такое переполнение может быть вредным - например, человек, получивший неожиданный подарок и не имеющий возможности отплатить тем же, может почувствовать себя униженным, - однако это не имеет никакого отношения к самой природе этого явления. Идея переполнения жизнью, энергией и радостью близка и понятна магическому мировоззрению, которое отражается в церемониях вуду. С другой стороны, христианские обряды и церемонии явно излишне обусловлены и изобилуют ограничениями, т.е., лишены переполнения. Они негибки и предполагают сдержанность, что прямо противоречит самой идее Бога, сотворившего мир по своему желанию, посредством своей бурной созидающей энергии. Бог - неиссякаемый источник света и силы. Он всегда сияет, всегда изливается наружу, и его Сила вечно возвращается к нему. Боязливым и мягкотелым последователям современного христианского культа подобные мистические видения кажутся неуместными. Вудуистские же ритуалы основаны в то же время на мистическом мироощущении.

Иногда я совершаю добро из страха - таким образом я надеюсь избежать неудач; в других случаях у меня бывают другие побудительные мотивы. Но независимо от моей мотивации меня воспринимают как доброго человека, а доброта - это то, чего желает практически каждый.

Приведу несколько примеров того, как люди апеллировали к понятию "порядочности", в действительности желая мести.

Случай 1

Один мой коллега доверил свои деньги брокеру, обещавшему вложить их под семнадцать процентов, в то время как большинство вкладчиков в то время получало всего восемь. Мой коллега был человеком жадным и считал, что он заслуживает награды (обычно люди предпочитают это отрицать), поэтому он поспешил ухватиться за представившуюся возможность.

Итак, мой коллега вложил свои деньги, два или три раза получил причитавшиеся дивиденды - и прогорел. Огорченный и расстроенный, он начал жаловаться на свое неумение разбираться в людях. Я с улыбкой согласился, заметив, что в себе он разбирается и того хуже. Но он продолжал расписывать, как он обманулся в брокере, который вроде бы имел соответствующую лицензию, семью и великолепный офис. По его словам, брокер оказался "человеком непорядочным".

В данном контексте "порядочность" подразумевала не доброту, а выполнение обязательств. Брокер был обязан сделать так, чтобы жадность и невежество моего коллеги были вознаграждены. Коллега поверил брокеру и был жестоко разочарован. В этом суть дела. Коллега считал, что его жадность в сочетании с чувством собственной исключительности смогут изменить объективную реальность - и был посрамлен.

Реальность сказала свое веское слово, разочарование сменилось гневом, а гнев породил жажду мести; поскольку месть была невозможна, пришло чувство слабости и бессилия, причем бессилие вылилось в морализаторство - и наконец наступило разочарование, самобичевание, к которым присоединился еще больший гнев. Затем коллега принялся говорить о карме и других абстрактных формах наказания - к нему начали возвращаться силы. Я с изумлением наблюдал за всем этим. Сначала мне казалось, что я выше всего этого, но потом я вспомнил, что в свое время и сам переживал нечто подобное.

В данном случае следует заметить следующее: мораль - заместитель силы. Мой коллега вспомнил о морали ("порядочности") только тогда, когда оказался бессилен отомстить.

Нечто подобное произошло и с другим моим знакомым. На этот раз я предложил отомстить врагу, прибегнув к соответствующему колдовству.

Случай 2

Поначалу приятель пришел в крайнее возбуждение; потом он объявил, что этого делать ни в коем случае нельзя. Под моим напором он признал, что боится еще больше пострадать в результате мести своему врагу. Я поинтересовался, как в то же время он может пострадать, и приятель ответил, что все проклятия, посланные врагу, обязательно вернутся к нему самому (понятно, почему моралисты обожают "творить добро"!).

Затем он заявил, что все равно колдовство не сработало бы. Я сказал, что вполне может сработать, да и в любом случае он ничего не теряет - зато ощущение силы на пару часов обязательно приобретет.

Я предложил рассматривать заклинание как терапевтическое или катартическое средство. Он было согласился, но, как только мы начали колдовать, снова испугался. "Чего ты боишься? Ведь это все равно не сработает" - сказал я. Он ответил, что не надо этого делать и ему будет гораздо лучше, если мы прекратим. Я согласился, но предупредил, что закончу магическую операцию позже, когда останусь один. Приятель огорчился, однако не потребовал, чтобы я отказался от этой затеи.

Итак, вот вам образованный человек (между прочим, доктор философии!), который втайне верит в магию, но на словах отрицает ее и морализирует о насилии, потому что боится возмездия в загробной жизни (отрицая, что верит в нее). Он позволяет мне проделать колдовство - ведь в этом случае врагу будет нанесен ущерб (чему доктор только порадуется). Но мой приятель избежит наказания, поскольку вина будет лежать целиком на мне. Что и говорить, умный парень! Таков современный человек.

В качестве эксперимента я таки выполнил это заклинание от имени моего приятеля. Я надеялся, что он поинтересуется, как все прошло. Как бы не так - он не заговаривал об этом много лет! Однажды он позвонил мне и сообщил, что его недруг попал в автомобильную аварию и получил тяжелые увечья. Я с волнением ждал вопроса о колдовстве - и напрасно. Вместо этого он заявил, что испытывает жалость к своему врагу и что ему крайне тяжело вспоминать, какие ужасные вещи он замышлял когда-то против этого человека. Тут уж я не сдержался и рассказал обо всем. В телефонной трубке повисла долгая пауза, после чего я услышал: "Это все на твоей совести - не на моей!"

Сказав друг другу еще пару фраз, мы попрощались. Два месяца спустя мы встретились за ланчем. Приятель рассказал мне, что его бывший враг снова на ногах, но теперь страдает от хронических болей в спине. Я спросил его, доволен ли он. Он ответил: "Нет". Мой приятель - очень достойный человек.

Итак, месть: "Нанесение или причинение, ущерба в ответ на причинение ущерба или оскорбление". У моего знакомого были все мыслимые основания, чтобы причинить ущерб своему врагу. Однако он не сделал этого. Он даже не подал в суд - ведь судебное разбирательство отняло бы у него немало денег и нервных клеток. Но он убедил себя, что его отказ от мщения продиктован исключительно его собственными моральными убеждениями. Теперь он мог чувствовать себя выше обидчика - и при этом быть в безопасности.

Стоит ли награждать человека, называя его воплощением добродетели, только за то, что он из страха не отомстил своему обидчику? Или добродетельным следует назвать того, кто, будучи способен безнаказанно воздать отмщение врагу, все же не сделал этого? Кто из них христианин? Кто из них более добродетелен? Кто из них сильнее?

(Вмешивается Джейсон Блэк):

Приятель Хайатта заявил, что действие ритуала лежит на его, Хайатта, совести. Я хочу заметить, что в контексте большинства традиционных магических и религиозных систем это совершенно неверно. В любой афро-карибской традиции однозначно подразумевается, что моральную ответственность за действие заклинания несет тот, кто его заказал. Руки мага при этом остаются чистыми. В конце концов, маг не может знать, "оправдано" ли насылаемое им проклятье, или нет, и в этом он должен полагаться на слово клиента. Вся эта чепуха о "карме" и "принципе бумеранга", которую можно найти в современной оккультной литературе, - не более, чем пережиток прошлого столетия и результат влияния теософии. Все это не имеет никакого отношения к подлинной Традиции, к подлинному психическому опыту.

Что же касается противоречивых чувств, которые у людей вызывает магия, то я могу рассказать по этому поводу еще пару историй:

 

Как-то года два назад я сидел в баре, что рядом с моим домом. Рядом со мной устроился человек, которого я до того ни разу не видел. Он был явно настроен поговорить. Он сообщил мне, что работает техником-осветителем в концертных турне; его слова разожгли во мне интерес, поскольку я сам раньше занимался чем-то подобным. Мы немного побеседовали, потом я почему-то завел разговор о явлении религиозного транса на Гаити. Первой реакцией моего собеседника был взрыв презрительного хохота. Он безапелляционно заявил, что любое состояние транса - обычная подделка. Я рассказал ему много случаев, когда заезжие иностранцы, не верившие (подобно моему собеседнику) "во все это", внезапно оказывались одержимыми, начинали изъясняться на языках, которых они в жизни не знали, и даже совершали экстрасенсорные "чудеса", демонстрируя, например, невосприимчивость к пламени. Когда же он спросил, как такое возможно, я начал говорить о квантовой теории. К своему изумлению, я обнаружил, что мой собеседник эту теорию знал досконально; в итоге он с неохотой признал, что современная теоретическая физика действительно не опровергает магию.

К этому времени мой знакомый уже был немного пьян, и его вдруг "прорвало". Он начал рассказывать мне о том, как в ранней молодости работал шеф-поваром в одном хорошем ресторане. У него был свой собственный набор кухонных ножей (очень дорогой). Как-то из набора пропал один особенно красивый и дорогой нож. Ему показалось, что он знает, кто взял этот нож. Он был вне себя от ярости. Наконец, предполагаемый виновник явился на работу и весь день лукаво улыбался разъяренному шеф-повару, вызывая у него еще большие приступы злости. В какой-то момент шеф-повар резал мясо и мысленно представил себе вора; распалившись от своих мыслей, он яростно вонзил нож в мясо, представив, что казнит вора. В ту же секунду из другого конца кухни донесся вопль боли. Шеф-повар поднял глаза и увидел подозреваемого: тот стоял согнувшись и прижимая к животу окровавленную руку. Но в это же время еще один повар что-то резал и так сильно повредил себе палец, что пришлось срочно отправлять его в больницу. Вернувшись на работу после выздоровления, этот человек подошел к шеф-повару, молча вручил ему пропавший ножи с тех пор сторонился его. Итак, оба злоумышленника - и вор, и взявший краденое - прекрасно поняли, кто несет ответственность за их травмы.

Я был поражен: этот рационально мыслящий материалист на самом деле верил в сглаз! Когда я покидал бар, мой новый знакомый чуть не со слезами на глазах умолял меня не заниматься "черной магией".

 

Второй мой рассказ - о том, как много лет тому назад я гадал на картах Таро для своего друга, который хотел знать, будут ли продолжаться его отношения с девушкой. Ответ карт был однозначен: "нет" (так в конце концов и сбылось). На гадании присутствовал наш общий друг. Он заявил, что ни во что подобное не верит, но извинится за свои слова, если предсказание окажется правдой. Как я уже говорил, гадание подтвердилось, но извинений не последовало. Позже я обнаружил, что этот "рационалист" всем рассказал, будто я сглазил отношения тех двоих и, кроме того, натворил немало других черных дел. Потом эти сплетни дошли до моих друзей. Вот так усилиями "рационалиста" я из легковерного чудака одним махом превратился в существо, обладающее зловещей властью, почти равной власти Бога. Ни тогда, ни впоследствии, он не предпринял никаких усилий хотя бы обсудить этот вопрос со мной.

Такое случалось со мной не раз. Надеюсь, что хотя бы молоко в округе из-за меня не скисает.

(Я снова передаю слово доктору Хайатту):

Первое, чему вы учитесь в журналистике, - это задавать вопросы: "кто?", "что?", "где?", "зачем?", "когда?" и "как?". И получать на них ответы, естественно. Эти шесть вопросов помогут определить недостающее звено в любом повествовании или споре.

Прежде всего выясните, кто говорит, что говорит (можно ли это привязать к каким-либо фактам), где все происходит, зачем, когда и как человек вам это рассказывает. Затем спросите себя: когда человек стремится найти защиту? Где он пускается в предположения? Когда он превращается в метафизика? Как далеко он уходит в метафизику?

Христианин всегда просто утверждает что-либо, а затем "подтверждает" сказанное новыми утверждениями, призывами и запугиваниями.

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Религиозный экспериментатор

(К.С.Хайатт)

Чем же отличаются утверждения христианина от утверждений вудуиста, который тоже верит и в Бога, и в духов? Прежде всего я отвечу, почему я предпочитаю вудуизм христианству. Во-первых, религия вуду возбуждает меня; она живая. Во-вторых, она доставляет радость. В третьих, она мне интересна. В четвертых, в ней я чувствую силу. В пятых, я видел и ощущал некоторые вудуистские феномены, которые невозможно объяснить сточки зрения простой психологии или веры.

Когда я попробовал на себе христианство, то ощущал лишь временное избавление от страха, удовольствие от кое-каких приятных фантазий, превосходство над теми, кто не с нами, принадлежность к большой общине и, наконец, скуку. Кроме того, у меня было больше друзей.

Отказаться от христианства было непросто. Легче было веровать. Особенно положительно сказывалась принадлежность к христианской общине в кризисные моменты. Мне практически ничего не нужно было делать для облегчения. Я мог быть одновременно боязливым и ленивым, но все равно чувствовал себя лучше.

Христианство было мне выгодно, но эта выгода не придавала ему истинности. Понятие истины неприменимо к тому, что невозможно опровергнуть. Точно так же истиной не может быть ни наслаждение, ни страдание. То же самое, конечно, можно сказать и относительно вуду.

К сведению читателей, я в целях эксперимента пробовал быть иудеем, нацистом, буддистом, телемитом, поклонником "Золотой Зари", рационалистом, коммунистом, экзистенциалистом, атеистом, демократом, республиканцем, материалистом, психотерапевтом и т.д. и т.п.

Между вудуизмом и христианством есть одно безусловное сходство - наличие пантеона духов. Впрочем, хотя африканские рабы смогли отождествить христианских святых с духами вуду, на этом сходство и заканчивается. С таким же успехом африканских духов можно отождествить с греческими богами. Вудуисты активно используют духов для "хороших" и "плохих" целей, причем один и тот же дух нередко может творить как добро, так и зло; христианин же может молиться своему святому, но не может использовать этого святого для своих целей. В христианстве результат молитвенного обращения всегда зависит от воли Бога или святого. Кроме того, христианин даже помыслить не может, что "хорошего" святого можно использовать для "злых" деяний. Христианин живет в мире абстрактных и абсолютных категорий.

Христиане верят в одержимость и почти всегда считают это явление злом. Как правило, сами они не стремятся стать одержимыми - разве что в отдельных сектах. Впрочем, даже в этих сектах Бог использует христиан, а не наоборот. Верующий христианин никогда не использует Бога для своих нужд. Во время радений "духовных христиан" (в России их яркими представителями являются хлысты и скопцы) Святой Дух нисходит на верующих и защищает их. Христиане, которые "говорят на языках" (т.е. пятидесятники и другие секты, практикущие глоссолалию) утверждают, что Святой Дух глаголет их устами. Нечто подобное можно обнаружить и в вудуизме, хотя различия здесь куда более очевидны: вудуист одновременно руководит и является руководимым. Христианином же руководят всегда.

Происходящий в вуду обмен между духом и человеком нередко является обменом материального на нематериальное. Грохочут барабаны, начинается танец, бурлит кровь и ром - и вот в участника ритуала вселяется дух. Вначале вудуист привлекает духа к себе, и только потом дух овладевает им. Вудуист осознает: духу необходимо что-то получить от него. Отдав духу требуемое, он взамен получит то, что нужно лично ему. Он питает духа, а дух питает его. Вудуист осознает, что мир между духом и человеком прозрачен. У христианина же существует практически непреодолимый барьер между ним и его Богом.

В христианстве "обменивается" пассивность на помощь, причем этот так называемый обмен осуществляет священник практически без участия верующего. Что более важно, в христианстве кровавое жертвоприношение уже произведено раз и навсегда - Иисус расплатился своей плотью и кровью. Все заранее сделано и оплачено кем-то другим, так что верующему остается только одно - верить. Жалкая участь в сравнении с жизнью вудуиста!

Кроме того, для христианина святотатственна сама мысль о том, чтобы управлять Богом, питать или подкупать его. Во многих христианских сектах вера в то, что Бог нуждается в конкретном человеке, считается святотатством (естественно, за исключением случаев, когда Богу необходимо исполнить свою "Волю"). В христианстве и в западной цивилизации вообще к людям, объявляющим себя агентами Бога или какого-нибудь святого, принято относиться с подозрением - как к мошенникам или сумасшедшим.

Христианин убежден, что чудеса творит Бог; но этот Бог, даже если он на самом деле не мертв, то, по меньшей мере, импотентен.

В вуду "чудеса" творят как духи, так и сами люди. Они являются соучастниками в магии.

Христианам не позволяется заниматься магией, как, впрочем и прорицанием - ведь на все воля Божья. Бог активен, а человек пассивен. Человек сотворен для того, чтобы славить Бога. Вудуисты считают, что человек создан не только для поклонения Богу, но и для самого себя.

С вудуистской точки зрения, мертвые являются частью сообщества живых. Они не уходят навсегда. Мертвые всегда рядом, чтобы отвечать на вопросы, направлять живых и мстить.

У вудуиста совсем другое понимание расширенной семьи. Позиция вудуиста холистична и всеобъемлюща. Это диалектический, вовсе не лишенный возможности примирения дуализм.

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Дионис: мост между двумя мирами?

(К.С.Хайатт)

Дионис - не просто выдумка древних греков. Большинство исследователей сходится во мнении, что многие окружающие Диониса ритуалы и понятия существовали еще в догреческом мире под другими именами. Некоторые считают, что культ Диониса просто вобрал в себя ранние формы папизма.

Одни исследователи, основываясь на древнегреческой истории, полагают, что культ Диониса появился около 8 в. до н. э., но прочно утвердился лишь к 7 в. до н. э. Другие ученые считают, что религия (культ) Диониса гораздо старше и что Дионису поклонялись еще до Аполлона. В любом случае мы можем быть уверены, что религиозный культ Диониса был хорошо развит и оказывал значительное влияние как на интеллектуалов, так и на простолюдинов не только в ту эпоху, но и в более поздние времена.

С христианской точки зрения Дионис был высшим воплощением зла. (Эту точку зрения очень удачно сформулировал Ницше: "Христианство с самого своего начала, в сущности и основе своей, было результатом неприятия жизни и отвращения к ней, скрывавшегося под личиной... веры в "другую", "лучшую" жизнь. Ненависть к "миру", осуждение страстей, страх перед красотой и чувственностью, загробная жизнь, придуманная для того, чтобы опорочить эту жизнь, основанная на стремлении к ничто, к концу, к упокоению, к "субботе суббот" - все это всегда поражало меня (наряду со слепым стремлением христианства признавать исключительно моральные ценности) как самая опасная и жуткая форма "воли к упадку" из всех возможных..." ("Рождение трагедии"). Восприятие христианской религии как более "прогрессивной" по сравнению с древними греческими я римскими религиями вызывает сомнение в уровне интеллекта тех мыслителей, которые оказались под влиянием христианства - прим. автора). Взрастившие Диониса кормилицы были необузданными вакханками, игравшими важную роль в ритуалах этой религии. В культе Диониса использовались ритуальный секс (в том числе содомический (согласно мифу, Дионис хотел спуститься в Царство мертвых, но не знал пути, ведущего туда. Некий Просимн пообещал Дионису показать этот путь в обмен на плотские утехи. Согласившись с требованием, Дионис пообещал отдаться Просимну, если тот укажет ему путь, и подтвердил свои слова клятвой. Итак, узнав дорогу в Царство мертвых, Дионис отправился туда. По возвращении он узнал, что Просимн умер. Дабы исполнить клятвенное обещание, Дионис вошел в гробницу и совершил извращенный половой акт: отрубив ветку фигового дерева, он вырезал из нее подобие деревянного фаллоса для мертвеца и сел на этот фаллос. В память об этом событии по всему миру начали воздвигать ритуальные фаллические скульптуры, посвященные Дионису. См. об этом: Артур Иване. "Бог Экстаза". Нью-Йорк, 1988), одурманивающие снадобья и жертвоприношения животных. Одного этого было достаточно, чтобы новая христианская религия объявила культ Диониса греховным (впрочем, каждая новая религия-завоевательница обязана, с одной стороны, обнаружить ошибки более старых религиозных божеств, а с другой - использовать для себя отдельные их аспекты. Этим занимались не только христиане).

Некоторые атрибуты религии Диониса - музыка, секс, наркотические вещества, спиртные напитки, животные жертвоприношения, одержимость, танцы и экстаз - гораздо ближе к вуду, чем может показаться на первый взгляд. В таком сопоставлении есть определенный смысл, поскольку обе религии по своей природе органичны и чувственны; новая христианская религия и культ Диониса, и вуду объявила злом.

Многие антропологи сходятся во мнении, что все "примитивные" религии имеют общий корень. Это мнение основано на предположении, что все люди имеют сходные потребности и желания и что эти потребности в большинстве своем оказываются низменными и упрощенными.

Однако вопрос о природе этих потребностей и мере их "простоты" остается открытым. Обыкновенные боги плодородия не были придуманы только для улучшения урожая - они сослужили человечеству гораздо более значительную службу.

Антропологи используют чисто утилитарный подход - другими словами, они исходят из того, что боги были нужны человеку с практической точки зрения. Судя по всему, подобный подход удовлетворяет многих, особенно тех, кто называет себя прагматиками и материалистами.

Пожалуй, самое полное "развенчание" религиозного опыта произошло, когда социологи объявили: место Бога заняло общество. Если это соответствует действительности, значит, мы имеем возможность еще раз убедиться в том, что эволюция - или "прогресс" - вовсе не обязательно предполагает улучшение.

Мы же считаем, что всякая истинная религия существует для того, чтобы люди "кайфовали" (да простят нам слово из уличного жаргона). В свое время состояние экстаза, возвышения к Богу было, по крайней мере, не менее важным, чем обеспечение плодородия. Быть полным Бога значило быть полным жизни и силы.

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Сила, экстаз и радость

(К.С.Хайатт)

Как в религии вуду, так и в культе Диониса особую роль играют женщины. Они не только выполняют функции прислуги, но одновременно являются активными и сильными участницами, зачинщицами и лидерами мистерий. В основной же массе христианских обрядов и церемоний женские роли совершенно отсутствуют, поскольку христианство на протяжении всей истории считало женщин низкими, порочными и грязными созданиями.

Дионис и его женщины экстатичны - одержимы мощными силами, которые чаще всего бывают силами радостными, силами "веселья винного". Но в христианском мире - мире разврата, порока, боли и страданий - веселье тоже оказывается недопустимым явлением.

Экстаз, иногда называемый "безумием", предполагает утрату контроля. Для христианства это прямая угроза. Боязнь экстаза, или безумия (дьявольской одержимости) в этой религии настолько сильна, что многие христианские писатели считают рок-н-ролл знамением Апокалипсиса, о котором предупреждал святой Иоанн Богослов. Возможно, в определенном смысле христиане правы: мировоззрения действительно меняются - ну и что из этого?

Некоторые элементы культа Диониса - такие, как жертвоприношение животных, экстаз, одержимость, наркотические вещества, вино, оргии, музыка и танцы, - поразительно напоминают составленный Карлом Рашке перечень сатанинской атрибутики в современном мире.

Дионис - бог не только веселья и созидания, но также разрушения, смерти и изменений. Поэтому возрождение вудуизма и обращение к нему белых людей знаменует начало перехода от христианского миропонимания к чему-то совершенно иному. Тем, кто считает христианство более высокоразвитой религией, нежели религию древних греков и вуду, такая точка зрения может показаться регрессивной; мы же считаем, что вудуизм и культ Диониса, наоборот, стоят выше христианства. Следует отметить, что в наше время популярность вудуизма и культа Диониса быстрее всего растет среди людей, занимающихся наукой и высоким технологиям. Вряд ли можно считать это признаком регрессивности.

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Распад нуклеарной семьи

(К.С.Хайатт)

Главным пунктом истерии по поводу наступления "сатанизма" является распад нуклеарной (то есть состоящей только из родителей и детей) семьи. Во времена великих перемен повсеместно происходит расшатывание системы власти и владения собственностью, возникают и исчезают различные типы организаций, так что понять страх Рашке и ему подобных вполне можно. Христианство - это все, что они знают. Они предполагают, что христианство и мораль, которой они придерживаются, являются фундаментом всякого прогресса. Для них государство, церковь и нуклеарная семья и есть та Троица, которая, как ничто другое в новейшей истории, способствует торжеству посредственности. Безусловно, так и должно быть: ведь конформизм и посредственность - это как раз то, что нужно.

Нуклеарная семья, нередко определяемая словосочетанием "традиционные семейные ценности", допускает существование вполне определенных линий контроля (владения) и гораздо легче поддается статистическим манипуляциям, нежели семья расширенная. Вся система налогообложения в Соединенных Штатах построена таким образом, чтобы соответствовать этой структуре владения.

Государство всегда интересовалось характеристиками, которые легко поддаются учету. Нуклеарная семья значительно облегчает процессы налогообложения, соцобеспечения и наследования. Но надо помнить о том, что такой тип семьи распространился только после промышленной революции, когда частицы расширенных фермерских семей стали откалываться и направляться в города, чтобы работать на заводах.

Вудуизм и культ Диониса предполагают совершенного иной тип семьи. Инцест не является редкостью, а само понятие семьи оказывается весьма размытым. То, что Рашке называет распадом нуклеарной семьи, в действительности представляет собой процесс возрождения расширенной семьи - то есть семьи, которая включает в себя, кроме родителей и детей, также ближайших родственников и даже умерших предков. Место "домов-крепостей" вновь занимает "большая деревня".

* * *

ГЛАВА 8
(продолжение)
Вудуистское мировоззрение

(К.С.Хайатт)

С точки зрения белого человека, вудуизм - это поклонение духам, богам или демонам. На самом же деле мировоззрение вудуиста - мировоззрение в высшей степени мистическое и холистическое. В нем нет разделения между материальным и духовным миром. И, хотя в религии вуду есть свои "священники", которых называют унганами или бокорами в зависимости от типа используемой ими магии (черной или белой), вудуистская философия учит, что достигнуть прямого контакта с демонами или духами можно и без непосредственной помощи священников и других духовных институтов. В этом смысле вуду более демократично и менее материалистично, чем христианство. Вудуист не верит в первородный грех, как не верит и в то, что был рожден исключительно для поклонения Богу.

В сущности, вудуист - это прагматик и экстатик. Он исполняет свои ритуалы и возносит молитвы, чтобы получить от этой жизни то, что ему нужно, и притом немедленно. В этом смысле он находится ближе к тому, что "белые маги" называют "черной магией". "Белые маги" утверждают, что магией можно пользоваться лишь для духовных целей или из альтруистических побуждений. Если вы занимаетесь магией для личных нужд или чтобы нанести вред другому - значит, это "черная магия". Такие рассуждения являются плодом христианской философии морали, но не имеют ничего общего с реальной магией, как она есть.

Христианская философия морали зиждется на самоотречении, тогда как вуду основывается на самоосуществлении.

Мир вуду - это мир живой. Этот мир не похож на наш, в котором Бог настолько отдалился от своих созданий, что ни Бог, ни создания эти уже не кажутся живыми. Для вудуиста, как и для поклонника Диониса, Бог есть нечто непосредственно существующее здесь и сейчас. Кровь, танцы, музыка, мир мертвых - все это лишь подтверждает непосредственное существование Бога.

Вудуизм не только практичен (его интересует конечный результат), но и экстатичен. Для того, чтобы добиться экстаза, во время которого дух проникает в тело, вудуист использует алкоголь, музыку, жертвоприношение животных и иногда секс. Затем дух овладевает телом и человек перестает быть самим собой. Для христианина это - одержимость, зло. Вселившимся духом может оказаться дух умершего человека или дух божества; как и в культе Диониса, акт одержимости может использоваться для оказания почтения мертвым.

Вудуисты кормят духов умерших и относятся к ним с благоговейным ужасом и восхищением. Эти духи считаются наставниками и мстителями.

Как вудуист, так и поклонник Диониса остро осознают, насколько взаимосвязаны жизнь и смерть. Причем эту взаимосвязь они понимают не только в диалектическом, но и в синтетическом аспекте. Каждое рождение - это не только новое начало, но и новый конец. Когда человек глубже проникает в жизнь и встречается со смертью, возникает нечто, называемое безумием или одержимостью. В этот момент создается что-то новое. Поклонники Диониса вполне осознавая! власть умерших и реальность существования Подземного царства. Как и вудуисты, они знали, что жизнь утверждается в то же время в той странной, иногда ужасающей связи со смертью, которую человек может актуализировать посредством ритуала. Мир иной необходим вудуисту (как и поклоннику Диониса) как условие существования этого мира. Причиной, побуждающей живых устанавливать контакты с мертвыми, является не только страх, но и неуничтожимое присутствие смерти в жизни. Жизнь не отделена от смерти, как это кажется нам, современным людям. Так называемые "примитивные" религии обладают пониманием экстатичности реальной жизни и ее непрерывности.

Где же можно найти экстатическое начало в современном мире? В вечернем футбольном матче по понедельникам? В воскресной церковной службе? В субботнем пикнике? В придорожном баре? По сравнению с миром вуду и Диониса, в нашем современном мире происходит прискорбно мало действительно важных событий. Наши религии требуют, чтобы во время тех скудных ритуалов, которые они могут предложить, мы оставались пассивными наблюдателями. Все наше общество ориентировано на пассивную безопасность. Занятия некоторыми опасными и требующими определенного риска видами спорта подвергаются значительному регулированию и облагаются громадными налогами. Они воспринимаются как забавы для богатых или как знак бунтарства.

Со строго психофизиологической точки зрения, поклонение Дионису и практика вудуизма требуют полного эмоционального освобождения от обыденных характеристик повседневной жизни.

Вудуизм и культ Диониса требуют активного участия, тогда как христианству необходима пассивность. В этих мировоззрениях понятиям сакрального и профанического отводятся диаметрально противоположные места. То, что западный человек называет безумием (то есть активность), для вудуиста священно; то же, что для нас нормально (то есть пассивность, беспомощность и зависимость), для вудуиста лишено всякой ценности. Оргастическое раскрепощение вудуистов и дионисийцев христианину кажется жестоким, злым, бесчеловечным и безумным. Современный психолог, несомненно, согласится с тем, что безумие (наше современное определение сумасшествия во многом почерпнуто из религиозных верований. Например, сходные характеристики имеют сумасшествие и одержимость демоном. Но если бы нашей религией был вудуизм, то мы, наверное, считали бы безумным человека, который никогда не был одержим демоном - прим. автора) лежит в основе такого поведения. Одержимость демоном, как мы уже говорили, в наше время считается психопатологией.

В качестве эксперимента попробуйте отделить бесхребетных и слабых от безумных и экстатичных. Попробуйте отделить сексуальных от лишенных сексуальности. Попробуйте отделить властность от отказа от всякой власти. Занимаясь этим, вы увидите, что анемичное состояние современного человека отражается в самом стиле его жизни и в его религии. Все, буквально все вокруг нас, по идее, либо аморально, либо незаконно, либо просто опасно.

Хозяин "дома-крепости" всегда считал перемены безумием и рассматривал их как угрозу своей собственности, своей безопасности, поскольку у него не было ни воли, ни средств защитить себя. Вот почему говорят, что христианство - это религия богадельни. (Эту мысль прекрасно сформулировал Гете. В своем письме фрау фон Штайн от 8 июня 1787 г. он пишет: "Я полагаю, что со временем гуманность восторжествует; боюсь только, что при этом мир превратится в одну большую больницу и каждый человек станет сиделкой для другого" - прим. автора).

Вуду и культ Диониса пытаются подражать силе и славе Бога. Живой ритуал величествен, он не просто символичен, но реален. Созидание и разрушение, пребывание в жизни и смерти - таковы эти религии. Мир для них - живой и полный смысла, и Бог существует, живет, действует в этом мире, причем не как историческая личность иди бестелесная догма. Бог - это живая реальность.

* * *

ГЛАВА 9
Духи и теория магии

(К.С.Хайатт)

Во всем мире известны три компонента магии: взаимодействие разума с разумом, взаимодействие разума с материей и общение с бестелесными организмами то есть духами. Все остальное, начиная с астральных планов и заканчивая подъемом энергии кундалини - не более, чем аспекты названных трех разделов.

Эту главу мы начнем с логических рассуждений по поводу существования (или несуществования) духов. Поскольку наша предыдущая книга ("Сделки с Дьяволом") вдруг вызвала яростные нападки со стороны совершенно неожиданных оппонентов, мы решили, что стоит заодно обсудить наш американо-европейский страх перед сверхъестественным.

Мы будем говорить не только о страхе, укоренившемся в сердцах представителей среднего класса иудео-христианской Америки, но и о страхе, присущем эзотерическим и оккультным группам. В частности, у нас есть несколько "предупреждений", основанных на нашем обширном опыте и адресованных потенциальным членам таких групп.

Ранее в этой книге мы уже приводили примеры шизоидной реакции отдельных людей на спиритические явления. С одной стороны, официально признанные религии и (за некоторыми исключениями) эзотерические традиции в той или иной форме занимаются вопросами "жизни после смерти". Протестанты иногда могут потолковать о небесных сферах, у оккультистов есть различные теории реинкарнации, и т.д. В любом случае предполагается существование духов - без них просто невозможно обойтись. Но многие оккультные организации в США (вроде тех, что привлекают к себе белых граждан среднего достатка) восхваляют идею потусторонней жизни и одновременно догматически утверждают, что "посвященные" якобы знают: все "духи" суть на самом деле "юнгианские" архетипы или что-то вроде вторичного раздвоения личности. Судя по всему, столь очевидное противоречие ускользает от внимания большинства членов этих групп, будь то последователи викки, церемониальной магии или Алистера Кроули. Все эти группы заявляют, что занимаются практической "магией", они даже вызывают невидимых разумных существ. Многолетний опыт общения с такими группами позволяет нам с уверенностью заявить: в подавляющем большинстве они не занимаются ничем, даже отдаленно напоминающим магию...

Джексон однажды разговаривал с членом подобной "магической" группы. Темой разговора был полтергейст. Так вот, собеседник Джейсона отстаивал гипотезу, согласно которой причиной всевозможных проявлений полтергейста является "бессознательное" (трудно сказать, что под этим подразумевалось) потревоженных детей - обитателей данного дома. Когда ему указали на то, что значительное количество зарегистрированных и исследованных случаев полтергейста имело место в домах, где либо не было детей, либо вообще никто не жил (там действие полтергейста фиксировалось автоматическими камерами), спорщик в ярости молча выбежал из комнаты.

Почему? Объясните, пожалуйста, почему эта тема оказывает столь мощное эмоциональное воздействие на такое количество разных людей - не только на среднестатистического прохожего, малосведущего в данных вопросах, но и на индивидуумов, заявляющих о своем серьезном интересе к превращению в "адептов"? Ведь любой человек, который воспитан в условиях культуры, подавляющей психические явления и сводящей серьезные разговоры о нечеловеческом разуме к "библейским сказкам" (как это делается в христианской, иудейской и исламской культуре), испытает катастрофический шок, столкнувшись нос к носу с настоящим феноменом. В большинстве же эзотерических групп подход к этим явлениям почти ничем не отличается от церковного. Для таких людей одна-единственная встреча с "привидением" или НЛО может оказаться самым разрушительным впечатлением жизни, потому что такая встреча изменяет абсолютно все.

Просматривая материалы, написанные квалифицированными исследователями психики (психологами, психиатрами, психотерапевтами), мы не раз наталкивались на замечания, свидетельствующие о нежелании упомянутых специалистов рассматривать заявления любителей оккультных наук, поскольку оккультизм, по их мнению, - это "компенсационное поведение, призванное скрыть ощущение собственной неполноценности". К сожалению, это определение оказывается справедливым для девяноста пяти процентов членов всевозможных "магических" организаций. Мы не хотим этим сказать, что не существует действительно умных людей, серьезно занимающихся магией - они есть, и мы с ними встречались. Есть среди них и богатые, и знаменитые. Если такому человеку случается попасть в "магическую" группу, он быстро разбирается, что к чему, и покидает ее.

В принципе, каждому, кто убеждает себя, что магия - явление психологическое, достаточно утром взглянуть на себя в зеркало. Он увидит в нем адепта. Зато столкнувшись с теми, кто провел определенную работу и испытал ее "сверхъестественные" результаты (физически улучшив качество своей жизни), такой адепт, снова заглянув в то же зеркало, увидит в нем неудачника. Конечно, реагировать враждебностью легче, чем изменить свой образ жизни.

У нас было много контактов с последователями викки в Южной Калифорнии. Предводителями всех викканских групп неизменно оказывались крикливые, до неприличия разжиревшие матроны (таких Израэль Регарди называл "женщинами-палатками"), которые на каждом собрании группы ставили перед собой, наверное, единственную цель - растолкать и задавить окружающих. Как правило, это сопровождалось словесным морализаторством (например: "это черная магия!", или "он несет на себе бремя плохой кармы") на уровне воскресной школы? Эти люди провозглашают себя природными мистиками; однако их клиническое ожирение, презрение к гигиене, непременная сигарета во рту и постоянные конфликты говорят совсем о другом. Как-то Джейсону дали прочесть особенно помпезную морализаторскую статью в журнале "Нео-язычник". Придя в раздражение от этого бреда, Джейсон спросил об авторе: "Она, небось, килограмм сто пятьдесят весит?". Друг, показавший ему статью, слегка обиженно заявил, что знает автора и что эта женщина скорее худощава. Тогда Джейсон заглянул ему прямо в глаза и спросил: "И все-таки: что у нее за проблемы?" После короткой паузы друг признался: "Ну-у, у нее небольшое косоглазие и нервное расстройство".

Мы не хотели бы показаться жестокими. Наша цель - просто сказать некоторую нелицеприятную правду о движении "Нью Эйдж" и ему подобных. Если вы решили вступить в магический орден (или церковь) и на первом же собрании оказываетесь среди сплошь одноглазых людей - подумайте хорошенько, не вступаете ли вы на самом деле в общество одноглазых? Сейчас мы говорили о викке; но в качестве примера можно было бы использовать практически любую другую группу, начиная с теософов и заканчивая различными последователями Кроули, "Золотой Зари" или ЛаВея (Антон Шандор ЛаВей - основатель и глава американской "Церкви Сатаны").

Все дело в том, что провозглашаемые этими группами цели или программы ни в коем случае не являются реально осуществимыми. Так и получается, что в одном случае вы сталкиваетесь с располневшими курильщиками, объявляющими о своем "единстве с природой", а в другом - с последователями Кроули, которые, приняв девиз "Делай, что хочешь!", тем не менее страдают в раздумьях, одобрил бы старина Алистер аборты или противозачаточные средства. Тот круг психических атлетов, который когда-то создавал Кроули, сейчас находится под пятой религиозных чудаков, обнаруживших, что их мессия "всего лишь умерший англичанин, который брил себе голову". В группах, основная цель которых - избавить членов от чувства собственной неполноценности, истинное стремление к овладению высшими духовными способностями не приветствуется, ведь это требует значительной работы над собой (чего стараются избегать), и если уж кто-нибудь из участников группы достигнет результатов на этом поприще, остальные всегда найдут "уважительную причину" избавиться от такого энтузиаста.

Эти оккультисты, даже будучи действительно заинтересованными, явно не в состоянии совладать с эмоциональным потрясением, а иногда и вполне оправданным страхом, вызванным спиритическим явлением. Возможные выгоды подобной встречи их не прельщают, поскольку такие люди в большинстве своем давно смирились с жизнью на грани нищеты и с работой где-нибудь в отделе отправки корреспонденции.

Вот еще одна причина враждебности или, как минимум, безразличия к духовным феноменам: желания большинства членов подобных групп не идут дальше того, чтобы нарядиться субботним вечером в причудливые одежды, провести небольшой религиозный ритуальчик и, наконец, вознаградить себя бокалом-другим пивка. В этом нет ничего дурного, если, конечно, работа в группе предусматривает также серьезные мероприятия - только вот до серьезного-то обычно и не доходит. Фактически, опыт восприятия психических или сверхъестественных феноменов оказывается тем, чего в этих группах меньше всего желают. Добавьте к этому ужасающее невежество в отношении литературных источников по психическим явлениям (которые следовало бы поставить на первое место в табель приоритетов) - и вы получите исчерпывающую картину очередного "оккультного движения", под тонкой и прозрачной оболочкой которого кроется обычная пустота.

Все это разительно контрастирует с атмосферой в субкультуре вуду. Как и всякая истинная магия, вудуизм создавался для удовлетворения физических и духовных потребностей. Независимо от того, как совершается ритуал - самостоятельно или с привлечением сантеро, палеро либо бокора, - от него ожидают конкретного (порой жизненно важного) результата. Мы уже рассказывали о некоторых своих впечатлениях по данному поводу - определенная "помощь" оказывалась даже при обработке материала данной книги. Несколько раз Джейсон не мог отыскать в каком-то месте ботанику, хотя и знал, что она существует. И каждый раз где-нибудь в ресторане или на приеме он встречал какого-нибудь незнакомца, который без всяких наводящих вопросов, иногда даже посреди совершенно не связанного с вуду разговора, вдруг упоминал, что видел ботанику там-то и там-то. Джейсон записывал координаты, и работа над книгой получала свое продолжение.

Серьезный разговор о духах мы начнем с цитаты из Карла Юнга, которую мы также использовали в книге "Сделки с Дьяволом":

Однажды я довольно долго обсуждал вопрос их идентификации с другом Уильяма Джеймса, профессором Хислопом из Нью-Йорка. После рассмотрения всех относящихся к делу вопросов он признал, что все эти метафизические явления лучше объясняются с позиций гипотезы о духах, нежели с точки зрения качеств и особенностей бессознательного. Тут, основываясь на моем собственном опыте, я вынужден признать его правоту. Будучи вынужденным сохранять скептицизм в каждом конкретном случае, в целом я должен признать, что гипотеза о духах позволяет получить на практике лучшие результаты, чем какая-либо другая.

Мы думаем, каждому, кто читал работы Юнга и материалы о нем самом (особенно те, что были опубликованы только после его смерти), ясно: Юнг верил не только в буквальное существование духов, но и в значительную часть того, что традиционно считается оккультным знанием. Таким образом, вы можете верить в то, что юнгианские архетипы находятся "только в вашей голове", а вот сам Юнг совершенно определенно в это не верил.

Мы рекомендуем вам также прочесть работы британского писателя Колина Уилсона, особенно "Полтергейст" и "За пределами оккультного"; в них вы найдете не только общее описание истории исследований спиритических явлений, проведенных квалифицированными учеными, но и множество сведений анекдотического характера. Особую ценность этим поистине энциклопедическим книгам придают рассказы К. Уилсона о том, как он пришел к выводу, что духи являются не только ментальным феноменом, но и реально существуют.

Конечно, из этого не следует, что распознать духа всегда просто - как раз нет! Например, "реален" или нет дух, явившийся вам во сне? Для подавляющего большинства людей ответ определяется исключительно их культурной программой.

Наши понятия об "индивидуальности" кажутся нам естественными, но на самом деле они тоже целиком зависят от того, где и как мы воспитывались. Утверждают, что китайские коммунисты "напоминают роботов". Но ведь мы - такие же роботы, как и они - ни на йоту больше, ни на йоту меньше. Мы ощущаем центр нашего сознания внутри нашей черепной коробки и считаем это доказанным фактом. Мы можем ощущать его физически. Но ведь в других культурах исторически складывалось так, что физически ощущаемый центр сознания находился в сердце, или в солнечном сплетении, или даже в печени. Возникает вопрос: действительно ли обиталищем "разума" является головной мозг или эта неуловимая субстанция вообще не имеет "насиженного" места в нашем теле?

Так что давайте исследовать комплекс разума и личности без тела (в нашем понимании) - это и есть дух. Почти в каждой культуре есть описания различных типов и уровней духов - своего рода "нефизическая экология" с хищниками, трупоедами, паразитами и прочими "экологическими нишами". Над таким подходом нередко смеются, называя его неразвитым пантеизмом, однако изучение исторических прецедентов с преследованиями, одержимостью и странными неожиданными встречами заставляет предположить, что старые модели являются наиболее точными из всего, чем мы обладаем на сегодняшний день.

Наша убежденность в том, что личный опыт и исторические факты подтверждают гипотезу существования духов, никоим образом не означает, что мы буквально "верим" в структуру афро-карибского пантеона или в европейскую демонологию. Ничего подобного. Нам доводилось читать опусы нескольких "англо", принявших "в чистом виде" религию ифа африканского народа йоруба. Эти книги с их морализаторскими нравоучениями и формализованной мифологией произвели на нас удручающее впечатление. Путь вуду не имеет со всем этим ничего общего: он прежде всего предлагает непосредственный опыт и направлен на достижение результата. В этом сила и уникальность вуду.

Что касается "магических имен", мы считаем, что они действуют так же, как и любые другие - иначе говоря, если вы, скажем, будете призывать на кладбище Барона Самеди, то рано или поздно возникнет нечто, которое сможет убить вашего недруга и согласится откликаться на предложенное имя (причем откликаться оно будет не только на ваши призывы, но и призывы других). Ну а о том, присутствует ли это нечто в указанном месте изначально, или оно там формируется, как иногда утверждают тибетцы, можно только гадать.

Джейсон уже высказывал на страницах этой книги свое предположение о том, почему он увлекся вуду. Все дело в том, что он проживал в районе, где обитали духи. Как и многие другие люди с врожденными "медиумическими" способностями, он оказался для духов своеобразным маяком, на который "они" слетались. Иначе говоря, случайная встреча с этими существами, откликавшимися на афро-карибские имена, вряд ли могла произойти где-нибудь в Айдахо или на Тайване, а вот в Калифорнии или Флориде - вполне.

В вуду, как и в классическом греко-римском язычестве, общение происходит не с едиными "богами", а с целыми семействами духов, имеющими сходную природу. Если попробовать подсчитать, скольких разных Геде (божеств - лоа смерти, подобных вышеупомянутому Барону Самеди) знают на Гаити, счет пойдет на тысячи. Есть также множество разных Эрзули, как хороших, так и плохих, а число ипостасей Эшу-Элеггвы, если объединить кубинский и бразильский материал, наверное, вообще будет выражаться астрономической цифрой. Если вы решите серьезно изучать самих духов, а не мифологические символы, то вам придется иметь дело с множеством существ, различающихся по степени своего интеллекта, силы и практической полезности - начиная с особей разумом не сильнее мышиного и заканчивая настоящими демонами и богами.

В вуду (как и вообще в любой традиционной магии) человек общается с духами так же, как общался бы со своим другом или деловым партнером, состоящим из плоти и крови. К духам обращаются на обычном языке, приветствуют с должным уважением и платят за предоставленные услуги. Это очень важный момент, который нельзя упускать из виду. Как только вы обнаружите, что дух реален и не относится к "психодраме" (как это любил называть Антон Шандор ЛаВей), сразу спросите себя, чего в то же время желает данное существо. Традиция поможет вам и в этом. Вообще говоря, обычно духи желают пищи органического происхождения. Они питаются так же, как любые животные. Существующие в современной кровожадной и плотоядной культуре фобии относительно кровавого жертвоприношения (особенно почему-то боятся куриных жертв) являются бессмысленными, иррациональными и восходят к уже упоминавшемуся страху сверхъестественного.

Лос-анжелесский писатель Майкл Вентура в своем замечательном введении к работе Луиса Мануэля Нуньеса "Сантерия: Практическое пособие по афро-карибской магии" (1992) указывает, что реакция ужаса вызывается уже самой необходимостью выполнить этот ритуал, не говоря уже о возможном результате этого действия. Далее Вентура замечает, что в иудео-христианской культурной традиции взаимодействие со сверхъестественным оказалось прерогативой раввинов и священников. Большинство простых прихожан полагает, что самостоятельное призывание имени "Бога" для личных целей является само по себе зловещим действом (разумеется, речь не идет о простой формальной молитве).

Поначалу прочитанное несколько сбило нас с толку - ведь у нас за плечами многолетний непосредственный опыт проведения ритуалов. Но потом Джейсон вспомнил испуг одного человека по поводу книги "Иллюстрированная Гоэция Алистера Кроули". Один из ее авторов, Лон Мило Дюкетт, описывает, как он начертил на земле магический круг и приступил к обряду вызывания духа. Так вот, читателя обеспокоил не предполагаемый результат обряда, а то, что, читая книгу, он вроде как лично участвует в ритуале. Читатель оказался каким-то баптистом, жизненные достижения которого сводились к пению псалмов и беседам с проповедниками, так что даже чтение о таком ритуале показалось ему извращением. Он долго качал головой, бормоча: "Я бы никогда не сделал этого, никогда не сделал этого...".

Сколько же беспокойства добавило к этому кровавое жертвоприношение! Далеко не все ритуалы и обряды требуют этого, но если все же жертвоприношение обязательно, то кровь отдается "богу", а мясо животного участники обряда обычно готовят в пищу и съедают. Широко распространенными подношениями являются также фрукты, овощи, зерно, даже целые готовые блюда. (Читатель должен понять, что древние иудеи не испытывали никаких неудобств по поводу жертвоприношений. К ужасу некоторых современных иудеев-ортодоксов, открытие Третьего Храма немедленно потребовало бы возобновления животных жертвоприношений. Тех, кто этого не знал, обычно потрясает тот факт, что многие из 613 заповедей Ветхого Завета связаны с жертвоприношениями, сексом, браком, рабством и насилием. Мало кто из современных иудеев чувствует себя уютно, соприкасаясь со своей религией в ее изначальной форме).

Заменителем, конечно, может быть купленное в магазине сырое мясо, однако обстоятельств, при которых допускается подобная замена, достаточно немного.

Позволим себе напомнить вам о приведенном ранее описании полтергейста, преследующего конкретного человека. Все древние авторы соглашаются с тем, что производство кинетической энергии и манипулирование физической материей подразумевают существование некоторого тела. Нечто подобное можно сказать и по поводу куда меньшего количества энергии, необходимого для того, чтобы воздействовать на чей-то разум, или наслать на кого-нибудь болезнь. Много ли энергии требуется для образования кровяного тромба или передачи вируса?

В свете всего вышесказанного хотелось бы подчеркнуть, что в магии любое жертвоприношение не является символическим. Магия - это технология взаимодействия с феноменальным миром на желаемом уровне (физическом или каком-то другом). Магия оказывает влияние на этот мир. Духи - это тоже организмы, и, хотя они не едят прямо у вас на глазах, они все равно желают чего-то. Иногда этим "чем-то" оказывается некое действие (например, половой акт или курение), в котором они поучаствуют для собственного развлечения. Маг получает ответные дары. Он временно разделяет с духом способность преодолевать время и пространство при помощи ясновидения и прорицания. Зафиксированы случаи, когда благодаря техникам вызывания духов у мага происходили глубокие эмоциональные перемены, изменения в "везении", в интеллектуальных способностях и талантах.

Мы даем духам возможность воспользоваться физическим измерением, а они в обмен позволяют нам вкусить выгод эфирного. Это честный обмен, ничем не напоминающий ту рабскую зависимость, которой так опасается иудейско-христианско-исламский церковный истеблишмент.

Мы говорили о том, что магия - это технология; это действительно так, но не в том смысле, как это понимает наша викторианская материалистическая культура, и не в смысле квантовой физики. Она включает в себя взаимодействие разума и материи, которое мы, западные люди, обычно не приемлем - разве что в фантастическом мире "веры". Но магия - это не только технология, но одновременно и искусство (в этом смысле она подобна, например, архитектуре). Как искусство, магия требует прирожденного таланта, а в то же время особого рода психических (медиумических) способностей. С этой точки зрения, особое значение имеет следующая глава. Рекомендуем вам не пожалеть усилий, чтобы овладеть описанными в ней техниками, особенно методикой вызывания состояния транса.

* * *

ГЛАВА 13
Кокаин, зомби и котлы с кровью:
Темная сторона вуду

(С.Д.Блэк)

Когда доброжелательно настроенные авторы пишут о вуду - гаитянском, кубинском или бразильском, - они стараются подчеркнуть, что рассказы недостаточно информированных свидетелей незаслуженно очерняют и саму религию вуду, и практикующих ее людей; что алтари, с которых стекают реки крови, и смертельные проклятия, которые все насылают на всех, - это лишь дутые сенсации, распространяемые невежественными журналистами и религиозными фанатиками.

Сенсации обычно и на самом деле оказываются дутыми. Но есть и такие вещи, которые трудно отрицать (точно так же, как трудно отрицать многие факты о христианах-фундаменталистах).

Многие американцы еще не забыли наше вторжение в Панаму и арест генерала Норьеги. Но мало кто сейчас вспомнит (поскольку средства массовой информации упомянули об этом лишь вскользь), что было найдено в доме генерала после ареста.

Когда военные начали обыск в доме Норьеги, они нашли большую комнату, в которой из мебели был только длинный стол, уставленный свечами, странными статуэтками и уже совершенно непонятными предметами, среди которых были какие-то полотняные мешочки. В мешочках оказались различные порошки. Предположив, что это наркотики, военные забрали их на экспертизу. Но эксперты пришли к заключению, что порошки - безобидная (с их точки зрения) смесь лекарственных трав и благовоний. Вскоре об этом эпизоде забыли, хотя позже выяснилось, что у генерала на службе состояло несколько магов из Бразилии, Кубы и Пуэрто-Рико.

Использование магии для прихода к власти и удержания ее - вещь не такая уж исключительная. Американцам об этом мало что известно, но это только потому, что большинство журналистов либо не верит в магию, либо настолько невежественно, что не может заметить следов колдовства, даже когда смотрит на них в упор. Недавно, впрочем, было (наконец-то!) признано, что один из бывших президентов Бразилии был приверженцем кимбанды. Ну, а о семье Дювалье на Гаити всем известно, что они практиковали темную сторону культа вуду и были связаны с вудуистскими тайными обществами.

По этому поводу я хотел бы кое-что вам рассказать. Один мой друг, психолог, который приехал в Бразилию сразу после того, как "Малыш" Дювалье бежал из Порт-о-Пренса, сообщил мне, что бывшие тонтон-макуты нашли теплый прием в некоторых частях Бразилии. Очевидно, свою роль сыграли и их офф-шорные банковские счета. Во всяком случае, мой друг клялся, что сам видел несколько человек, которые либо чем-то мешали гаитянцам, либо плохо работали на их предприятиях (он побоялся расспрашивать), и были введены в состояние зомби. Они подверглись воздействию токсического вещества, которое описал в своей книге "Змей и радуга" Уэйд Дэвис в сочетании с магическим ментальным программированием. Этих людей можно было увидеть каждый день. Они либо носили тяжелые грузы (дело было в сельской местности), либо просто тупо и неподвижно стояли целыми часами. Никто не делал секрета из того, что случилось с этими несчастными. Слухи о зомбировании лишь укрепляли авторитет хозяев и отпугивали чересчур любопытных.

Я никогда не встречал ничего подобного в прессе, да и не ожидаю встретить. Мне обо всем этом рассказал человек, который утверждает, что был очевидцем. Других доказательств правдивости этого рассказа у меня нет - кроме того, что подобные истории можно услышать во всех концах Земли.

О ныне покойном (и никем не оплакиваемом) тиране Уганды Иди Амине также было известно, что он широко пользовался услугами черных магов. О нем писали больше, чем о других, поскольку в деде был замешан еще и ритуальный каннибализм.

Я читал опубликованный рассказ очевидца, который утверждает, что Амин похитил одного оскорбившего его человека и передал его в руки самого сильного и популярного во всей Африке наемного мага. Колдун привязал несчастного к столу и медленно снял с него кожу заживо, чтобы поймать его душу и сделать ее рабыней Амина. Тело же было мумифицировано и хранилось в сундуке в качестве "связующего звена", удерживающего на привязи душу.

Большинство людей, когда слышит такие истории, заявляет, что все это глупые и несмешные шутки. Не знаю, абсолютно ли правдив данный рассказ. Но я знаю совершенно точно, что все в то же время так и делается в традиционной африканской черной магии - делается по сей день! Да всего лишь в 1994 году по нашему американскому телевидению сообщали о том, как беспомощные беженцы из Африки были похищены и убиты в ходе как раз такой церемонии.

Не так давно (об этом тоже сообщали в нашей стране) с Бразилии чуть не линчевали семью мэра одного из городов. Люди узнали, что мэр входил в черно-магический круг, ответственный за истязания детей (вероятно, с них также снимали кожу, но об этом умалчивалось). Головы жертв хранились в котлах для дальнейшего использования в магии. Все средства массовой информации называли эти ритуалы "сатанистскими", но к реальному историческому сатанизму они не имели никакого отношения. Это была одна из темных форм афро-американской магии.

Все это подводит нас вплотную к пало-майомбе.

Если традиция лукуми берет начало в основном от йоруба, а гаитянское воду - от дагомейских народов Африки, то пало-майомбе, или пало-монте, - это магия, пришедшая из Конго. Она вовсе не всегда черная, но для операций этой магии всегда нужны останки мертвецов. Ее инициированные приверженцы называются палеро или тата н'киси (последнее означает "отец духов").

На Кубе церемония инициации проводится следующим образом. Маг-претендент ночью идет на кладбище и выкапывает там труп. Череп, фаланги пальцев и голени он отделяет от трупа и уносит с собой в церемониальную комнату, где затем происходит призывание духа мертвеца. (Не будем сейчас вдаваться в метафизические рассуждения на тему "можно ли вызвать человеческую душу после смерти").

Если дух соглашается служить магу на протяжении всей жизни последнего, то для останков мертвеца готовится специальный контейнер. Он будет новым "домом" духа. Обычно это железный котел с могильной землей и другими компонентами, на которых лежат череп и остальные кости. Между магом и духом составляется стандартное соглашение, из текста которого ясно следует, что внутри котла создается целая микрокосмическая вселенная. Описание этого микрокосма удовлетворило бы, между прочим, любого герметиста эпохи Возрождения. Котел носит название нганга или пренда. Первое слово - африканское, второе испанское, и оба они означают "драгоценность".

Пало-майомбе - это сложная и старинная система магии, и я бы хотел подчеркнуть, что подавляющее большинство палеро никогда НЕ участвует в таких зверствах, о которых я расскажу ниже.

Почти десять лет назад один парень из Техаса загадочно исчез в городе Матаморос (Мексика), куда поехал с друзьями по колледжу на уикенд. Его повсюду искали, и в конце концов нашли на одиноком ранчо за городом братскую могилу, в которой тело техасца было зарыто вместе с множеством других трупов. Оказалось, что в этом районе долгие годы работал очень сильный палеро из Флориды. Он обслуживал местные кланы наркодельцов, обеспечивая им магическую защиту.

Звали его Адольфо Луис Констансо. История этого человека рассказывается в потрясающей книге "Захороненные тайны" лауреата Пулитцеровской премии Эдварда Хьюмса. Констансо был (по его словам) инициированным палеро кубинского происхождения. Его с детства обучали кровавой магии. Этот совершенно фантастический персонаж был личным советником нескольких известнейших и влиятельнейших людей Мексики - от кинозвезд до политиков высшего уровня.

И еще он был монстром, регулярно заживо сдиравшим с людей кожу, чтобы прокормить своего духа-раба в мерзком котле нганга. Я прочел несколько рассказов о нем, и каждый автор (со слов людей, знавших колдуна) настаивает, что его заклинания действительно "работали". Его предсказания сбывались. Если он делал для кого-то талисман, этот человек взмывал к вершинам успеха. Мистер Хьюмс - журналист респектабельный, а не автор сенсационных книжонок о "странном мире психических феноменов", но и он явно был потрясен рассказами о Констансо, из которых складывалась весьма достоверная и непротиворечивая картина.

Ясно, что Констансо был настоящим чудо-экстрасенсом, и родился он в среде, где такой талант мог быть оценен, развит и сфокусирован. Использовал же он свой дар точно так, как использовали его все маги прошлого - для достижения богатства и власти. Жутко подумать, что, если бы он не совершил непростительную ошибку, убив американца, ему и по сей день никто не мог бы помешать творить черные дела. И даже как-то странно сравнивать "магов" и "ведьм" из американских оккультных лож с этим мощным и богатым монстром.

Вы, может быть, удивитесь, но страх перед вервольфом до сих пор существует в современном мире. Ученый и кинорежиссер-документалист Душан Герси в своей книге "Лица в дыму" приводит рассказы многих людей, в том числе военных, каждый из которых клянется, что он поймали убил волка-оборотня, терроризировавшего его округу. Во всех рассказах - классическая концовка: загнанный в угол зверь принимает форму страшного монстра, а после смерти превращается в человека. Оставляя в стороне правдивость этих рассказов, Герси подтверждает, что раны и смерти, причиненные вервольфами были вполне реальными. И он сам видел труп разоблаченного оборотня.

На Кубе, в Южной Америке, Мексике и некоторых юго-западных районах США слухи о вервольфах до сих пор распространены. Есть множество свидетелей. Есть увечья и смерти, позволяющие утверждать: что-то происходит. В основном говорят об оборотнях, но многое указывает и на то, что "волк" не реален; он лишь частица мага, но частица, которая может творить зло. Сам маг часто лежит в трансе в нескольких милях, а животную форму принимает его дух. О такого рода практиках упоминается в книгах Карлоса Кастанеды.

Мир совсем не таков, как нас учили. Когда завеса падает, он оказывается гораздо более странным и опасным, чем мы хотели бы верить.


С. Джейсон Блэк, Кристофер С. Хайатт. Вуду в мегаполисе. Перев. с англ. Андрей Костенко. - К.: "Ника", 1998 - 176 с., илл. ISBN 966-521-102-1.

Размещено на сайте с разрешения Андрея Костенко.

См.также:

  • Сайт Павла Гросса, посвященный религии и магии Вуду
  • Сайт Андрея Костенко
  •  

    Добавить комментарий


    Защитный код
    Обновить

    Рейтинг@Mail.ru

     

    © Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
     18+