Инкубула

Одно из автоматических писем Остина Османа Спеара, записанное рукой Александра Лекаренко.

* * *

Я, неустанно наслаждающийся своей плотью, скорее примкну к волчьей стае, чем войду в ваши чумные бараки. Плоть истончается, как платье, которое носят, она ветшает и покрывается дырами, через которые проглядывает огонь духа. Ну и что? Огнём плоти, сгорающей в духе, тоже можно наслаждаться. Но, не до бесконечности. Бесконечность, - это молот, превращающий в ад любое наслаждение. Исчезновение, распад, чёрные хлопья пепла, - вот окончательное наслаждение и единственная возможность к возрождению плоти.

Черви желают спасителей, негодных для удовольствия, а только в пищу, - как Христос. Почему у висящего на кресте нет ни спереди, ни сзади, чтобы наслаждать и наслаждаться, а только постный лик, чтобы вгонять в тоску и депрессию? Кого он там спасает? Кого он может спасти своей кровью, когда у него даже пары капель спермы не нашлось для этого мира? Он свинопас вам, а я пастырь козлов, - никчемных, желтоглазых и злобных, которых нельзя ни к чему приспособить в вашем стаде, их бог – их фаллос, которому не поклоняются – его используют для жизни, а не для пытки, как орудие Христа. Удовольствие, - это оружие, им надо уметь пользоваться, чтобы не поразить самого себя, свиньи задыхаются от собственного жира, - козлы не бывают жирными, они не жрут падаль и не питаются отбросами. Ваша теология – это помойная яма невнятной болтовни, ставшей этикой. Вы безнравственны. Что вам нравится в этом, не вашем мире, который вы залили гноем из стигматов вашего Спасителя? Сколько людей вы убили во имя Жизни Вечной? Сколько чести обесчестили, сколько рукописей сожгли? Ваш мир такой же серый, как личина вашего Спасителя и такой же ненасытный, как вампир, который под ней скрывается. Вы хотите только жрать и иметь, не умея воспользоваться, ничего не отдавая, вы оплакиваете даже своё дерьмо, которым загаживаете этот, не ваш мир. Вы никогда не поймёте, что в этом, не вашем мире нельзя ничего иметь – надо быть им. Вы не от мира сего – вы от мира того, кто проклинает и мучает, кто за своё съеденное яблоко крушит зубы и кости. Вы из мира грязи, боли, неизбывной вины и нечистой совести, вы пересчитываете сребренники, которыми ваш Спаситель рассчитывается с вами за собственную кровь и тайно вечеряете его плотью. Вы пытаетесь продать души Дьяволу, чтобы получить от двух хозяев, но вам нечего продать. То, что вы называете вашей душой – это склад подержанных вещей, построенный из жадности. Там ваша вечность – вечно перебирать пыльное барахло, не имея надежды даже на спасительный огонь. Вы – неумирающие, в том смысле, в котором не умирает таракан, - он идентичен всем остальным тараканам. Вы не можете отдать душу вашему богу, потому что у вас её нет, вы не можете отдать ему его сребреники, потому что уже купили на них жизнь вечную, вы вечные должники, онанирующие на резиновую куклу вашего Спасителя, спасшего вас от плоти и крови подлинной жизни. Ваш учитель лжив, ибо может отдать лишь опорожненные слова, как пустые бутылки из-под вина. Где его деяния? Где они? Что вы можете предъявить, кроме кучи ветхих бумажек? Где доказательства того, что этот, наш мир, создал ваш бог? Он не способен ни создать, ни украсть, ибо импотентен и труслив. Где он? Пусть покажет своё лицо.

Мой мир я предлагаю не вам, - как зрелый плод, истекающий соком наслаждения, незапретного и безвозмездного, пусть вонзят в него зубы те, у кого они есть, он для того и предназначен, пусть пьют его живую кровь и оставят мёртвым мёртвую кровь их мёртворождённого Спасителя. Я – здесь и сейчас, мои сокровища несокрыты и нетленны, их ржа не ест, вор не подкапывает и не крадёт, ибо их нельзя украсть, нельзя иметь, а только сжигать в огне своей плоти. Я предлагаю свою плоть и кровь – своим детям – для наслаждения, а не во искупление, им нечего искупать, они навсегда невинны в этом, моём мире. Я признаю своё отцовство и авторство, я не гоню детей из родного дома и не сокрушаю его стен им на головы. Я ничего не требую, но даю с избытком всё, что есть в этом, моём мире – возьми и поделись. Моё творение беспорочно – жадность и трусость принесли в него падальщики с небес, я ненавижу падших и презираю стоящих на коленях, они размножаются на коленях и плодятся как вши в щелях моего дома, они утаскивают в свои норы пищу детей моих и умножают своё гнилое потомство их безоглядной щедростью.

Моё терпение не безгранично.

Этот мир – наш, мой и моих детей. Моё лицо – в лице каждого из них, мой голос – в их смехе и в их гневе, моя радость – в их радости. Я – здесь. Всё остальное – от лукавого и отсутствующего бога. Я – живой. Я – фаллос и ктеис, а не буквы мёртвого алфавита. Мне не надо поклоняться, мною надо жить. Чтобы любить меня – возлюби себя, как меня самого, свой образ и подобие и я дам тебе счастье, я дам тебе рог, я дам тебе силу и славу – твоими руками. Если твои руки не дырявые, как у чужого бога – ты дитя моё. Ты – истинный Бог этого, твоего мира, возьми его и прижми к своей груди, возлюби его и он останется с тобой навсегда. Моя вечность не измеряется пыльными веками, она в миге сердца, в трепетании листа, в крике ребёнка, в вопле наслаждения, никто не умирает в моём мире, существующем в циклах вечного возрождения, здесь ты вечен, смерть – это только трепетание ресниц перед рассветом, хлопья пепла от погасшего костра, огонь которого не умирает, моё солнце не заходит никогда, оно только скрывается за горизонтом моей вечности, чтобы утром восстать вновь, как Феникс из сгоревшего гнезда.

Те, кто не от меня, - это воры в своём подпольном законе, укравшие краски моего мира и живущие по понятиям резинового бога, между ними и моим миром – плева морального презерватива, они гниют в собственном зловонии. Закон не всегда можно обойти, но всегда можно нарушить и нельзя избежать боли от насилия над собственной девственной дуростью. Не я принёс боль в этот мир, её принёс ревнивый бог, бог разделения, расчленивший моё совершенство на гниющие Добро и Зло, но мой Рай всеобъемлющ и говорю вам: ни один, чувствительный к одному из этих двух, не войдёт в него. Мой Рай произрастает из промежности, между анус и ктеис, все плоды моего древа познания равно доступны и равно святы. Здесь можно делать всё, что захочешь, - но и за всё платить кровью церебральной девственности, здесь можно взять от благ земных столько, сколько вместят твои руки, - помня, что ничего нельзя удержать навечно. Мой мир – это вселенский бордель, где правит Женщина, а мужчина может вкусить немыслимые удовольствия, - если готов платить своей плотью. Здесь не проходят фальшивые векселя сбежавшего бога и лежалые бумажки его почитателей, здесь в счёт идёт только результат: кровь за кровь, око за око и наслаждение за наслаждение. Мой мир – это Машина Любви, перемалывающая тела и выплёвывающая их, - чтобы всё начать сначала. У неё нет других целей, кроме наслаждения и другого назначения, кроме игры. Я – играющий Бог этого мира, а распятый, - просто песок на моих зубьях. Вне этого, моего мира, нет ничего, кроме тьмы кромешной, непознаваемой даже умом Бога. Этот мир – пузырь света в нескончаемой глыбе льда, матка, в которой зреет моё дитя, кровавое яйцо, которое есть – Я Сам, - пришедший из ниоткуда, чтобы разыграть Самого Себя. Я – собственный шах и мат, играющий снова и снова, это Я распял плачущую куклу на кресте, - чтобы было кем искушаться. Я распинаю Сына Своего и Свою Дочь на кресте наслаждения, - чтобы слизывать с гвоздей собственную кровь. Я.

Истинно, истинно говорю вам: во Мне нет истины, но есть свет и сила. Я ваш двойственный Бог, в миллионе своих междометий, Я кручусь на кресте, подставляя щёки для поцелуев и побоев, предъявляя вам, то фаллос, то анус и питая вас из двух источников. Вы дети дерьма и спермы, Я вращаю карусель этого, вашего мира, недосягаемый и недостойный плевков и поклонов, я – Ваша резиновая кукла, Вы имеете меня, пока я имею Вас.

Вы поверили мне? Не верьте. Я лгу.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+