Мой ответ истцам - не найдете

Что там напартачили евреи со своим Богом, не берусь судить. Их книги мутны, невнятны и годны лишь для внутриплеменного использования. В руках христиан они моментально превратились в бред. Арабы создали вполне практичный свод жизненных правил, называемый Кораном и почти не противоречащий фундаментальным основам жизни. Бей – если бьют. Плати – если должен. С бедным поделись, богатый – пусть лезет в игольное ушко со своими мешками. Вина не пей – и вины не будет. А в остальном – радуйся жизни, пока живёшь. Что в этом неправильного? Немного сказок из "Тысячи и одной ночи" делу не вредят, они делу помогают, делают Коран внятным для любого человека. "Здравствуй и спасибо, Бог!" - вот как обращается мусульманин к своему Богу. Благодарит Его за жизнь, за радость жизни и за смерть тоже благодарит. Жизнь прекрасна при соблюдении правил пользования ею. Бояться нечего. Жизнь не кончается никогда. Достаточно просто не быть скотиной, чтобы гарантировано пойти в рай, к гуриям, - а не сидеть вечно рядом с Отцом небесным. Не правда ли, это сильно отличается от перспективы, предлагаемой христианами – провести жизнь в нищете и страданиях, чтобы потом стать участником хора праведников, играющих на гуслях? Чтобы слабые могли управлять, они должны ослабить сильных. Христионские мудрецы, пытавшиеся привить ненависть к жизни всему человечеству, чтобы без помех пользоваться им, определённо создавали под себя свой рай и своего бога, поскольку праведность по-христиански – это импотентность в теле, духе и разуме. Вы можете не верить пророку Мухаммаду или Татхагате Будде, но вы не можете отрицать их исторического существования. А где нам найти Христа, чтобы поместить его в своё сердце? Его нет в еврейском Завете. Его нет в римских хрониках. Он появляется из каких-то подозрительных бумажек, привезенных в Константинополь какими-то подозрительными сектантами – через 800 лет после описываемых событий. Весь Новый Завет – это тонкая брошюрка из четырёх анонимных версий одной темы, плюс переписка спонсоров темы и чьё-то Откровение. Кто этот Иоанн? Я и сегодня знаю человека, который ежедневно разговаривает с Христом, - но у него есть паспорт с пропиской, фамилия, год рождения и история болезни. Ценность информации зависит от источника информации. Многопудовая христианская теология полностью отрицает этот факт. Она основана не на вере. Она тавтологически основала самоё себя – на собственных буквах, написанных на бумаге. Завет – это Договор. Кто с кем договаривается? Старый Завет был заключён между стороной – обозначенной, как Тетраграмматон и Моисеем – с еврейской стороны. Евреи договор нарушили и к ним были применены санкции. Причём здесь мы? Новый Завет вообще выглядит сомнительно, поскольку стороны в нём не поименованы. Если допустить, что вышеозначенная группа спонсоров осталась что-то должна Христу за то, что он заплатил за них долг по предыдущему договору, - то причём здесь третьи лица, которым включают счётчик и угрожают Страшным судом? Я платить не буду и на суд не пойду. И хотя Мухаммад и Будда выглядят много пристойнее этих рэкетиров – я оставляю за собой право обратиться к Сатане. Он Князь мира сего? Вот пусть и судит. О чём может судить Христос, что он знает о наших делах, если даже допустить, что он на самом деле здесь бывал? Зачем Князю мира сего гадить в своём доме и всем, кто в нём живёт? Он предложил Христу царства земные. Христос отказался. Это его дело. А я не отказываюсь. Я очень люблю эту прекрасную землю и всё, что на ней есть, включая смоковницу, проклятую Христом и змей, проклятых его папой. Отец и сын только и делают, что проклинают, взимают несуществующие долги за не принадлежащую им жилплощадь и при этом заливают её потопами. Чего они к нам привязались? Их претензии абсурдны, их требования выходят за рамки здравого смысла, и я не принимаю их не-от-мира-сего-понятий. У них есть другой мир, а у меня его нет. Они не любят женщин, потому что не способны. А я люблю. Они не любят вкусно поесть и выпить. А я люблю. И за это они собираются жарить меня на сковородке? Не найдут они меня в своём стаде. Я не нищий духом, у меня есть мозги, и я знаю к кому обратиться, в случае чего. У меня есть совесть, честь и гордость, я знаю кого благодарить за блага земные. Я знаю, почему мусульмане не приняли Христа в своё сердце – потому, что по логике его, если у человека увели одну жену, то он должен отдать и вторую. Я знаю, почему иудеи не заключили Завет с Христом – у них есть опыт, они сразу поняли, что там написано мелкими буквами. Я понимаю, почему мой Президент не желает защищать моих прав – он клянётся на Библии. Он ничего не должен ни мусульманам, ни иудеям, ни тем наивным атеистам, которые рассчитывают на Конституцию. Меня могут посадить в тюрьму за оскорбление чувств верующих. А как же с моими правами неверующего? Их-то, кто защитит? Почему телепоп лезет в мой дом с экрана телевизора с проповедью Завета, от которого у нормального человека волосы дыбом встают? И этого продавца героина слушают мои дети. Нам говорят, что церковь отделена от государства. Но, мы продолжаем платить ей десятину – только теперь уже через государство. На какие деньги они воздвигают свои храмы, на каждый из которых можно было бы построить десяток бесплатных больниц или приютов для бездомных? При этом у них не хватает денег на доступную медицину и пенсии для стариков и инвалидов. Теперь уже в армии и внутренних войсках вводят институт военных попов. Разумеется, ни один раввин, мулла или бонза на такое мерзкое дело не пойдёт. Но, почему простой иудей, мусульманин, буддист или атеист, насильственно призванный в эту армию, должен умирать за веру Христову – по воле этого государства? Потому, что рука руку моет, и вместе они умывают Демократию, вытираясь Конституцией. На что ещё может опереться группа учредителей фирмы, созданной для эксплуатации демоса и называющих себя государством? На церковь, армию и полицию. Просто оглянитесь вокруг – деятельность любого Президента напрямую и накривую связана с Церковью. С чего начинает любое демократическое государство? Оно строит церкви и вводит попов в совет учредителей. С чего начиналась любая революция – Французская, Английская, Русская? С разрушения церквей и изгнания попов. Потом всё повторяется. По кругу. Потому, что современное демократическое государство не может существовать без идеологии. Демократию, как форму политического управления изобрели в античных государствах-полисах, эксплуатирующих рабов. В современных демократиях эксплуатировать некого, кроме самого демоса. Чтобы держать в узде рабов армии было достаточно. Чтобы держать в узде демос – недостаточно. Политические идеологии работают до тех пор, пока доказывают свою успешность. Национал-социализму хватило двенадцати лет. Советскому социализму – около семидесяти. Церковная идеология успешно работает около тысячи лет, потому что слепой вере доказательств не нужно. Капитализм бездоказателен в самом себе и постоянно демонстрирует свою несостоятельность, он бы давно рухнул – без Бога на долларовой банкноте.

Нам говорят, что времена меняются. Да ничего не изменилось в эту тысячу лет и ещё тысячу, украденную христианством у истории – мы продолжаем жить и умирать в таком-то году от Рождества Христова. Сегодня, как и позавчера, вас даже похоронная контора не закопает, не воткнув в могилу крест. Я был поражён, увидев на лбу у одного усопшего атеиста бумажку с каким-то церковным заклинанием. Человека оскорбили и после смерти – просто за то, что его фамилия Иванов, а не Мухаммад-заде, причём родственники не посмели протестовать из страха перед моральным большинством. Всегда были люди, которые управляют тандемом "церковь-государство", люди, которые едут на заднем сиденье и люди, которые пытаются ускользнуть из-под колёс этого тандема. Меняются формы, суть остаётся. Раньше уходили в леса и ковены. Теперь уходят в теневой бизнес, чтобы не платить десятину – если умные. Или берут в руки обрез "ижевки" - если на большее ума не хватает. Кто-то пишет антиклерикальные статьи, которых никто не читает, потому что не издают. Кто-то пьёт водку, которую услужливо предлагают отравители, потому что торговцы отравой и сидят в совете учредителей. Но, большая часть демоса всё-таки бежит за тандемом, пытаясь запрыгнуть в багажник или даже пробраться к рулю. Ложные надежды. Не пустят. Тандем можно перевернуть. Но, тогда придётся начинать всё сначала. Никакое пролитие крови не поможет, пока мы будем платить нашей кровью за кровь Христа. Мы будем страдать "во тьме кромешной и скрежете зубов", как и заповедал христианский Господь, даже если его нет. Он существует в виде букв, которыми написан Завет. Разорвать мошеннический Договор – это единственное средство избавиться от страданий. Мир без Бога – прекрасен. Мир без Христа с его комплексом вины и страданий – это Рай. Хватит распинать на кресте себя и приносить в жертву народы, которые не желают быть жертвой. Это не теологический спор. Это не религиозная война. Это не вопрос философии. Разорвать мошеннический Договор – это единственное ЮРИДИЧЕСКОЕ и ЛЕГИТИМНОЕ средство освободиться от кабалы.

Нам говорят, что миром правит экономика. Миром правит не экономика, а бумажка с надписью: "В Бога мы веруем". Миром правит Президент самой богатой в мире страны, где бесконтрольно изготавливают эти бумажки, столь же обеспеченные реальными ценностями, как и бумага, на которой напечатана Библия. Экономика – это мираж. Реальной её делает наша вера. Экономические законы существуют только для демоса, их пишут и нарушают те, кто демосом управляет. Экономика – это теология денег, гигантское количество выводов, основанное на пустоте. Мы живём внутри миража. Пора открыть глаза. Мир огромен. Мир без христианского Добра не имеет в себе Зла. Он прекрасен.

Общественный Договор расторгают на общественном уровне. Частный Договор расторгают на частном уровне. Я сделал это и вылез из долговой ямы. Государство без Бога становится просто структурой, которую можно иметь, а можно и не иметь ввиду, оно утрачивает сакральность. Доллар без надписи: "В Бога мы веруем" становится просто долговой распиской этого государства, теряя функцию фетиша. Государство обязано отдавать долг золотом, тогда деньги перестанут быть фишкой, основанной на вере. Жизнь без системы фикций, проповедуемых Церковью через Государство, становится честной и безгрешной. Я был преступником, преступающим Закон на каждом шагу. Теперь я перестал им быть. На мне нет вины и греха. Я чист перед самим собой – что может быть важнее?

Если есть Некто в этом мире, кто может быть назван Богом, - то Он существует через меня. Нет иного средства иметь существование и разум в этом, нашем мире, кроме как быть человеком. Если кто-то имеет нужду или бытие в мире ином – это его дело. Я с ним не договаривался. Я остаюсь.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+