Введение в шабаш

Мир – это плохое место. Либо это делаешь ты,
либо уделают тебя.

Народная мудрость.

Шабаш стирает грани граней человеческого существа – божественной, человеческой и звериной, оно обретает свойство «шаром покати». Сверхъестественное становится естественным, мир людей и мир не-людей смыкаются. Как далеко заходит это погружение в демоническое ограниченному человеку представить невозможно. На определённом этапе нарушение существующего порядка вещей становится очевидным фактом, происходят чудеса. Иными словами – чистое зло. Шабаш – это дверь в пространство хаоса, где порогом являются человеческие мораль и нравственность. Переступая порог, колдун или ведьма делают свою природу подобной природе обитающих там существ, для которых мелкий человеческий космос – игрушка, предмет забавы. Но для того чтобы переступить через мораль и нравственность – надо их иметь. Чтобы выйти за пределы человеческого надо быть человеком. Для человекообразной обезьяны бесстыдно онанирующей в своей клетке такой шаг недоступен. Убийство человека в самом себе, это не игрушки, не мелкие пакости карманника, - это самоубийство, это больно и страшно. Червю не больно и не страшно, он не может упасть, он живёт в земле. Но чтобы обрести демонические крылья, надо прежде быть светлым ангелом и удариться о землю. Другими словами – за всё надо платить. Для большинства человеческих существ, платить своей человеческой плотью и кровью, это слишком дорого. Парадокс нежелания состоит в том, что скупой платит трижды. Потому что никому из людей не уйти от человеческого страдания – старости, болезни и смерти. Поэтому, тот, кто не желает умереть при жизни, потратит жизнь зря, разменяв её на удовольствия червя, и просто удобрит гуманитарный гумус покрывающий планету – без цели, без смысла, без наслаждения. Второй парадокс заключается в том, что люди, по-видимому, не являются единым видом, от чего отворачивается публичная наука. Дистанция между людьми не в цвете кожи, не в уме, не в образовании – она в крови, она зашифрована в генах. Тот, кому положено растить детей, строить дом и сажать деревья – будет делать это. Тот, кому положено разрушать построенное – будет разрушать. Тот, кому положено разрушать человека, чтобы освободить место иному – будет делать это, чего бы это ему ни стоило. Сказано, что мир обновляется огнём. Мы наблюдаем это постоянно в персональных, национальных и планетарных катаклизмах, смотрим, но не видим. Но кто такие – «мы»? Что общего между «кузнецом своего счастья» - и самосожженцем? Среднему человеку нужны заповеди. Несредний человек ему такие заповеди даёт от имени Бога, политической партии, государства – и пользуется плодами своего пастырства. Человек, не желающий быть ни овцой, ни пастырем – сжигает весь человеческий мусор на обочине дороги, по которой гонят стадо. Там он осуществляет шабаш духа через аутодафе собственной души. Отличительная черта стадной обезьяны – это желание быть, как все. Там, среди своих, она осуществляет свои «общечеловеческие ценности» - под руководством пастыря. Странник, присевший на обочине стадной жизни, использует эти «ценности» - пачку долларов, библию, избирательный бюллетень, паспорт, порножурнал – в своё удовольствие и по назначению, как рулон туалетной бумаги, а не как пропуск в стадо или фетиш, ради которого стоит тратить жизнь. Жизнь надо прожить так, чтобы не было мучительно больно, ни от хомута, ни от отсутствия туалетной бумаги, колдун знает, как сделать это. Он знает, что широкая дорога стадной жизни, это, на самом деле, - дрожащий лучик света с танцующими в нём мошками, в неизмеримых пространствах тьмы, где обитают демоны. Он не совершает осторожных экскурсий в безумие, он живёт в нём, защищаясь зеркальной бронёй ума. Он знает, что надо платить и он дорого платит за вход, за отказ от тёплых человеческих огней, но зато и получает всё. Что это «всё»? Как можно объяснить это садовнику, родителю, строителю, вольному или невольному каменщику, солдату, политику, школьному учителю? Это может, на интуитивном уровне, понять вор, «ночной тать», который живёт в подполье общечеловеческой морали. Но там он живёт по своим «понятиям», хотя и отличным от общечеловеческих, но не менее кандальным. Он не способен сам найти выход вверх или выход вниз, он снуёт как таракан в плоскости подпольного мышления. Однако, если показать ему чудо, отличное от чуда денег и оружия – он выйдет наверх ордой, как армия тьмы и сметёт существующий порядок вещей. Ирония в том, что так случалось уже не раз и ничего не изменилось в доме, который построил Бог. В конце-концов, первые христианские секты были просто ворьём, катакомбными крысами, завладевшими миром. Воровское подполье быстро становится истэблишментом, как показало постсоветское пространство прямо на наших глазах. Но кто пожелал это увидеть? Бараны пастырей не различают – они их выбирают, подставляя свои головы под их ноги. Для коммунального населения под полом, над полом или в мансарде, нет выхода из дома, который построил Бог. Ведьмак и ведьма не оплачивают коммунальных услуг своей кровью, они платят один раз за выход и возвращаются только за тем, чтобы собрать кое-какие долги. Смысл шабаша не в том, чтобы хамски хлопнуть дверью, дверь должна оставаться открытой. В Доме Божьем гадят все, кому не лень и это остаётся совершенно без последствий. Смысл шабаша в том, чтобы ритуализировать действие, которое считается порочным, греховным, аморальным и оставить в психике отпечаток от ещё одного шага к свободе. Ритуалист уходит из этого мира и возвращается в него, если хочет, только по собственным следам, чужой дороги нет. Действия, которые кажутся смешными, пока их не совершишь, на самом деле, оставляют глубокие следы. Не посмеяться над Богом, - а плюнуть в Него. Даже самого закоренелого атеиста пробирает мороз по коже, когда он совершает «чёрную мессу» в заброшенной церкви и видит кровь. Но, какой-нибудь бандюк или герой войны может убивать людей десятками и при этом никуда не уйти от своей животности, поскольку он и есть животное с тупой как у быка психикой, неспособной продвинуться дальше куска мяса, пачки бабок или ошейника с медалью. Действие шабаша рассчитано на участников, способных тонко чувствовать, тонко мыслить, остро действовать и неутомимых в любви, бык там может присутствовать только в качестве жертвы или для упражнений в скотоложестве.

На ум приходят чужие мысли, де-Садовские, поскольку среди множества других своих пороков, автор числит и похвальную склонность к воровству:

- Что мы на самом деле можем совершить в этой жизни? Все наши мелкие преступления против морали можно свести к немногому – извращениям и убийствам, случайным изнасилованиям и кровосмесительным связям; наши преступления против религии не более, чем богохульство и профанация. Есть ли кто-либо среди нас, кто искренне может признаться, что в самом деле удовлетворён этими пустяками?

Не правда ли, мощное заявление, в особенности, на фоне наших детских шалостей? Всё так, если бы только дистанция между теорией и практикой у блистательного маркиза не была столь разительной. А вот, каково бы ему было, спустившись с высот философского зла, - просто зарезать собаку над животом голой и визжащей бабы? Я это к тому, что в практике шабаша одна зарезанная собака ценнее холокоста и простой гомосексуальный акт ценнее изнасилования школьницы. Настоящий, злой мачо может гордиться убийством, но сможет ли он гордиться тем, что его трахнули в жопу?

На шабаше нечего делать слабонервным и лицам с устойчивой половой ориентацией. Метафизически говоря: либо ты трахай собаку, либо собака трахнет тебя. Если ты не способен сохранить психофизическое единство и в первом и во втором случае, - твоё место на месте собаки, а не ритуалиста. Хозяин шабаша мужеженщина и богозверь, о чём никогда не следует забывать готическим романтикам и метрессам. Если вы не осознаёте совершенно определённо, к Кому обращено действо, вы легко можете стать сломанной игрушкой. Вы можете получить силу, которая принадлежит вам по праву, если сможете это право доказать. Все ваши зажимы, комплексы, страхи, которые отбирали вашу силу, улетят прочь. Сила, это отсутствие слабости и право на всё. Если вы не боитесь закалиться и в огне и в дерьме, то станете как стальной клинок. Демона невозможно унизить, нельзя прогнуть. Если ведьмак или ведьма почувствуют себя оскорблёнными, то оскорбивший пожалеет о том, что родился. На шабаш надо идти с чувством смерти, как на арену гладиаторского цирка, где играют всерьёз и есть вещи похуже чем смерть. Такое чувство даёт эрекцию, способную пропороть быка и оргазм как у повешенного. Подлинное ощущение демонического обусловлено зловещим смыслом человеческого существования и постижением неизбежности смерти. В тени собственной смерти легко убить и легко жить, там все ангелы умирают и рождаются бессмертные демоны. И ангел и демон, это проявления единой, неутолимой страсти к совершенству. Но ангелы не могут жить на земле, а демоны – могут.

Неумно и опасно проводить параллели между шабашем и психоанализом. Психоанализ обращается лишь к человеку, всего лишь человеку. Шабаш обращается к Сатане. Это надо твёрдо понимать. Если вы не верите в тигра, это не значит, что тигр не оторвёт вам голову. Если пришли, то делайте всё, на что вас выведет действо. Нельзя что-то делать, а чего-то не делать. Если вас привела на шабаш похоть – это хорошо. Если вас привела на шабаш любовь – это хорошо. Если вас привели на шабаш отчаяние, гнев, ненависть, зависть – это хорошо. А если вас привело на шабаш любопытство – это очень, очень плохо и опасно. Вас должна вести сильная эмоция, способная дойти до беснования и забить все остальные эмоции, мысли, чувства, страх, отвращение, стыд. Короче говоря, чтобы войти в шабаш (и безопасно выйти) вы должны быть или стать очень плохим (-ой). Если вам будут рассказывать, что шабаш не включает в себя ничего экстремального, - не верьте. Шабаш непременно включает оргию. «Восстал из моего тела змий и потребовал поклонения», - говорит св. Бонифаций о фаллосе. Этот орган не признаёт религиозных, социальных или родственных табу, он реагирует на женскую субстанцию вообще, кто бы ни являлся её носителем. Вот почему он дирижирует действом. Если ваш ум попробует дирижировать дирижёром – вы оба потерпите фиаско и вас закидают тампаксами. Дамам можно не беспокоиться, поскольку их ум всегда находится в нужном месте. Нет оргии – нет шабаша. И никто не знает, чем это всё закончится. Само это незнание есть непременное условие шабаша. Если вы недостаточно аристократичны духом, чтобы заниматься свингом и свинством – не ходите туда. Некоторые ритуалисты, особенно из числа старья, выглядят совсем безобидно, но это обманчиво. Они злобные, заводятся с полоборота и где-нибудь в тряпках – обязательно заточка. Борозды они не испортят, но и вспахать могут достаточно глубоко.

Льщу себе надеждой, что эти записки поддержат начинающих шабашников на их кривом пути или уведут на прямой. Варракс и Олигерн могли бы написать лучше, нет сомнений. Но я сильно сомневаюсь, что у них есть практический опыт в таких делах. Да и лишний вес не способствует, дыхалки не хватит. Надо иметь сильное тело, чтобы суметь продать душу. Особенно, - по здравой цене.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+