Черный ветер

Многие думают, что Черный Ветер рождается над Великой разрушенной пустыней, что находится к Востоку от Ахтубы, но мало кто знает, что на самом деле он рождается над Каспием.

Даже люди-ящерицы, живущие в лесопосадках вокруг песков Великой разрушенной пустыни, не знают, почему именно там. Хотя я думаю, что если поискать в их святых книгах, исписанных квадратичным письмом, то в них можно найти сведения об этом.

Если же вы начнете расспрашивать об этом адептов секты Рам, которых в последнее время во множестве можно встретить среди солончаков полупустыни, то максимум, что вы от них добьетесь, так это туманного намека, на таинственный остров Аратон, упоминаемый в книге Никофея.

Некоторые говорят, что этот остров выдумки, но многие посвященные знают, что он существует на самом деле, и что на нем и сейчас находится капище народа кто-был-до-нас, про которых говорят, что они даже древнее злого бога Чу.

Вот именно над этим храмом и рождается Черный ветер.

Возникнув в полночь над Каспием, он несется к берегу моря, где на пустынном и заброшенном болотистом берегу его уже ждет малый народ, живущий на отмелях и которые в этот час выстраиваются рядами на берегу и, расставив руки, открывают свои сердца Черному ветру.

Далее идут места, населенные людьми, которым пока не страшен Черный ветер, но даже сейчас в это время, в домах пригасает яркий электрический свет и запозднившийся прохожий на улице внезапно чувствует необъяснимое чувство страха.

Далее начинается Великая разрушенная пустыня, простирающаяся прочти от Каспия и до озера Нах-Ар на Севере. От реки Ахтубы на Западе и до окруженных солончаками Проклятых холмов на Востоке.

Практически нет людей, которые могли бы свободно ориентироваться в мешанине песков, степей, лесопосадок, солончаков и сотен заброшенных кладбищ этой пустыни. Изредка встречаются рассыпавшиеся остовы древних сооружений, возраст которых приведет к умопомешательству любого археолога.

Много тайн таит в себе пустыня. Но любого смельчка, кто бы отважился разгадать ее тайны, ждет только одно - УЖАС. И вслед за этим не менее ужасная смерть.

Местные жители живут не более тревожно, чем в других местах, но в пустыне предпочитают не сходить с обычных дорог. Тех же, кто пренебрегает этим правилом, хоронят, как правило, в закрытых гробах. И то, если найдут тело, что случается далеко не всегда. Выражение "сгинул в пустыне" здесь можно услышать очень часто.

Ведь уже сотню лет в этом месте идет беспощадная борьба между жрецами жестого бога Чу и заволжскими старцами, чьи обители находятся далеко на Севере. Свою лепту в борьбу вносят и одинокие местные православные священники и буддийские ламы, а также отшельники-еретики, безумные мистики-философы и прочие фанатики, обитающие в древних мавзолеях пустыни и про которых нельзя сказать ничего определенного - с кем они и на чьей стороне.

Не так давно появились в песках приверженцы тайной секты Рам, чей основатель Зостриан, именно в этих местах получил откровения от Ангела Знания и написал свою книгу. Их можно встретить на всей территории Великой разрушенной пустыни. Они не вмешиваются в Войну Богов и дела обитателей пустыни, поскольку они уже не подвластны законам этой планеты и выбрали себе иную судьбу.

Что касается обычных людей, то лучше им не появляться даже на окраинах пустыни. Здесь исчезновениям чужаков давно не удивляются.

Ветер пересек часть пустыни и понесся на север вдоль поймы.

Вот одинокий бродяга, устроившись на ночлег под железнодорожным мостом, неподалеку от речного берега, развернул сверток со своей нехитрой едой. Поднеся бутылку ко рту, он не замечает несколько черных теней скользнувших к нему из темноты.

Мгновение, и руки его связаны за спиной, во рту тряпка, так что бедняга даже не успевает закричать. Жрецы достают серпы и крючьями подхватывают тело несчастного словно тушу животного, и тащат извивающееся хрипящее тело через степь, к развалинам в тростнике, к секретным входам в их подземные храмы бога Чу.

А всего в сотне метров на Запад, на берегу Ашулука, горит костер и оттуда доносится беспечный смех, - рыбаки рассказывают друг другу пошлые анекдоты. Это приезжие и им невдомек, зачем и почему по ночам, когда ветер дует со стороны Великой разрушенной пустыни, местные жители даже не выходят из своих домов.

Но ветер несется дальше, на север, к соленому озеру Нах-Ар, которое сегодняшние люди называют Баскунчак.

Внизу остается селение, где полстолетия назад по приказу бога Чу, было разрушено буддийское святилище. Когда-то это было красивое здание с изящными колоннадами, но в насмешку бог Чу разрушил колоннады, оставив для саморазушения лишь изуродованную среднюю часть.

Ветер несется все дальше на север.

В степи, посреди солончаков, один вид которых даже днем наводит на обычного человека тоску и необъяснимое чувство страха, горит яркий костер, у которого сидят два адепта секты Рам и ведут свой безмолвный мистический разговор, не замечая, как неподалеку вглубь пустыни направляется мрачная процессия с факелами.

Ветер пересек почти уже всю Пустыню с Юга на Север и достиг ее незримой северной границы, озера Нах-Ар и Могильной горы, которую сейчас называют Большое Богдо.

Много легенд сложено о ней, но следует прислушаться лишь к той, согласно которой в древности, посреди чистого озера, зовущимся в то время Водами Пробуждения, стоял величественный остров, расширявшийся от основания к вершине, и куда могли попасть лишь только чистые сердцем люди и где жили оставшиеся предтечи.

В пятый век Чистой Эпохи, Отверженный вызвал демона Анадада из вселенной Ен, который в исполинском облике подошел к этому острову, одной рукой сгреб всех его жителей на берег и, взяв остров, обрушил его на них, так что он принял свой теперешний вид одинокой горы.

Кровь и слезы заваленных и погибших под горой, придали озеру горький вкус, и со временем оно превратилось в солончак.

Что касается горы, то и по сей день можно видеть красную воду, текущую из-под нее.

Западнее, находится крупное поселение и большая станция, через которую ежечасно ходят поезда, полные праздных и веселых людей, которые и не догадываются, что в десяти минутах ходьбы от железной дороги происходят вещи, не доступные разуму среднего обывателя.

Еще вечером хозяин хутора между станцией и озером, спьяну выстрелил дробью по замеченной черной фигуре в степи. А сегодня ночью темная фигура стоит перед его домом и делает руками странные пасы, после которых в воздухе остаются бледные следы, словно нити паутины.

...хутор загорелся быстро и весь сразу, так, что жители просто не успели добежать до дверей. Кричит скотина в горящем запертом сарае. Кричат хозяева, даже не успевшие встать с горящей постели. Кричит грудной ребенок в колыбели...

Черная фигура все также стоит, перед горящим странным синим пламенем хутором, и не замечает, что сзади к ней крадется православный дьякон в черном одеянии, в клобуке, сжимая в руках большое распятие из черного дерева.

Вот он уже рядом, уже за его спиной.

Короткий взмах и "духовный молот" опускается на голову жреца нечестивого бога Чу, падающего к ногам священника. Черная кровь летит на серебряный крест на груди священника, который шепчет "Во имя Отца и Сына..." с размаха опуская окровавленное распятие, протыкая насквозь и пригвождая к земле бьющееся в судорогах тело нечестивца.

Для любого человека попадание черной крови значит верную смерть, но на руку священника надета повязка с молитвой святого Серафима и древние чары здесь бессильны.

Достав бутылочку со святой водой, дьякон окропляет черное тело у своих ног, от которого медленно начинает подниматься зловонный дым, окутывая торчащий в нем крест...

Но что это для бога Чу? Враги выиграли небольшое сражение, но не войну. Да и нет пока войны. Настоящая война еще впереди.

Ветер несется дальше, поворачивая на запад, проносясь над освещенной станцией, где со стороны Севера, по перрону, вдоль остановившегося поезда, подняв надменно голову, с посохом идет седой старец в белых одеждах. Люди с поезда не обращают на него внимания, а горбоносые торговцы почтительно уступают путь.

Станция осталась позади, и ветер несется на Запад над идущей на Волгоград железной дорогой.

В этих местностях бог Чу еще слаб, но уже сюда обращены его взоры и в некоторых домах Ахтубинска уже произносятся страшные молитвы.

Железная дорога поворачивает на северо-запад, вдоль Ахтубы, но ветер летит напрямую, через Ахтубу, через пойму, через древнюю реку Ра.

Каменные воины, закопанные под землю и стоящие вдоль всего берега реки Ра, пока еще являют великую силу, перед которой бессилен бог Чу. Пока бессилен.

Здесь Черный ветер ослабевает и, наконец, в последнем порыве, рассыпается под внезапно налетевшим и ударившим его Северным ветром.

Сил уже нет, чары здесь сходят на нет, и Черный ветер умирает, чтобы следующей ночью вновь родится над Каспием, над черным святилищем народа который-правил-до-нас.

Но когда-нибудь Черный ветер наберет силу, достаточную, чтобы одолеть Северный ветер. Когда-нибудь он прорвется через строй древних воинов, и ничто не будет препятствовать его пути на Север. Когда-нибудь.

 

К О Н Е Ц

 

© - Александр Неверов (idixx[at]yandex]dot[ru).
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+