Добрая фантазия

Когда я была маленькой и наивной у меня имелась одна замечательная фантазия, даже стремление.

Я дружила с девочкой (Дашей, если это имеет какое-нибудь значение), которая жила одна в старом частном доме, расположенном в глухом районе провинциального городка. В доме этом, ничем от многих подобных не отличающемся была, правда, одна замечательная особенность. Там находился совершенно великолепный погреб, заслуживающий отдельного подробного описания. Глубиной данная милая яма была примерно метра полтора-два, шириной - взрослый мужчина мог расставить руки и кончиками пальцев коснуться стен, поворачиваясь в любом направлении. Эти стены занимали полки, деревянные и весьма гнилые, заставленные старыми банками с разнообразной закруткой (многие банки уже давно повзрывались и испускали удушающе-пряный аромат застарелого гниения). Чудный погреб практически никогда не посещался хозяйкой дома, соответственно не проветриваясь и не вычищаясь в течение не установлено длительного количества лет.

В приятный погреб вела узкая и крайне опасная железная лестница, с вечно скользкими ступенями. Однако все, описанное выше - совершенно незначительные подробности по сравнению с главной замечательностью этого места. Его основное достоинство, несомненно, заключалось в том, что каждую весну погреб традиционно заполнялся грязной, холодной, протухшей водой. Она появлялась толи от таяния снега во дворе, толи от пробуждения подземных вод, толи от чего-то еще... Только казалось, что на своем пути до столь любимого мною погреба, вода собирала все самые мерзкие канализационные стоки города и аромат всей городской падали, погребенной в земле.

А кроме того, вместе с водой в погребе селилось невообразимое количество разнообразной веселой нечисти, вроде огромных, с виду ленивых (а на поверку ужасно злых и голодных (или наоборот - голодных и злых?)) крыс; крупных серых пауков с длинными подвижными лапками; отвратительных жирных (гадкие мелкие волосики покрывали их бесцветные тельца, вызывая ассоциации с половыми органами мертвецов) мокриц; и, конечно шустрых гипертрофированных размеров тараканов, мелких мошек и иже с ними.

А-а-ммм, совсем увлеклась описаниями, милыми моему сердцу, и забыла рассказать о цели-мечте. Так вот, был у меня в тоже памятное время замечательный друг (Саша, если это хоть чем-нибудь важно). Этого интереснейшего гражданина, юного алкоголика, наркомана, хулигана и совратителя малолетних (это я о себе? А не пойти ли вам, активно интересующимся???!!!) я совершенно люто ненавидела. Мне хотелось блевать от одной мысли о его отвратительном худощавом теле, невыразительных светлых глазах, сладеньком голосе и непоколебимой наглости. Мой дорогой друг, вероятно, считал себя если и не полубогом, то уж точно сверхчеловеком, что не стеснялся демонстрировать окружающим. Упокой Сатана его грешную душу в аду, навек!..

Ну так вот, про мечту. Моей фантазией, навязчивой идеей, настоятельным желанием было совратить охарактеризованного молодого человека. После этого (точнее, в процессе) напоить как собаку паленой водкой с димедролом, пригласить в чудный старый дом подруги, а там... Мрррр!. А там дорогого человека следовало раздеть, уложить в постель, крепко дать в голову заранее подготовленной ментовской дубинкой, дотащить до неплотно закрытой двери в замечательный погреб...

Поднять массивную крышку старого, тяжелого, влажного дерева, утопленную в полу дома, было, не спорю, достаточно проблематично. Однако что значили все эти усилия по сравнению с незабываемым удовольствием, которое обещало исполнение фантазии?!!

В общем, крышка по возможности быстро поднималась. Молодой человек очень аккуратно опускался в вонючую холодную жидкость (обязательно так, чтобы случайно не захлебнулся мерзкой водой, пока находится в бессознательном состоянии), старательно укладывался на скользкой лестнице, лицом вверх, закреплялся в таком положении при помощи просовывания рук в пролеты между ступеньками, и оставлялся на некоторое время в гордом одиночестве.

Оставив парня спокойно отдыхать в компании описанных выше дружелюбных существ, стоило выбраться из погреба. Оказавшись снова в теплой комнате, следовало не теряя времени зря, опустить дверь-крышку, утопить ее в полу (будто так и было), навесить на нее тяжелый амбарный замок, а для надежности прикрыть приготовленной заблаговременно фанеркой и кирпичами. После трудного, но благодарного дела, можно было расслабиться, выпить чашечку горячего чая, и ждать, предвкушая.

Определенное количество времени спустя, дорогой и нежно любимый мною молодой человек начинал приходить в себя. Сначала осознавал что его тело замерзло до состояния полного "околения", мышцы затекли от очень неприятного и неправильного положения, в котором достаточно долго находились. Быстро он понимал, что вокруг темно, мокро, удушающий запах въедается в легкие, заставляя кашлять мокротой, руки завернуты за нечто острое, скользкое и железное, по коже кто-то жизнерадостно бегает, а ноги погружены в грязную даже на ощупь воду. Пытаясь выяснить - что же произошло, он осторожно, чтобы не пораниться освобождает руки, находит ненадежную опору для ног, начинает внимательно ощупывать окружающее пространство. Быстро приходит к выводу, что данное пространство весьма ограничено. После нескольких экспериментов он узнает, что может либо находиться в воде по грудь, либо сидеть на железной лестнице согнувшись в три погибели (босые ноги не обещают многих удовольствий от подобного положения). Еще он замечает, что выходов из ужасной ямы, в которой оказался, нет. Он вспоминает, как сюда попал, но от умопомрачительной жути ситуации и места не может сформулировать ни одной конкретной мысли.

Парень начинает кричать, метаться по своей равнодушной тюрьме, падая в мерзкую жидкость, захлебываясь, через силу выбираясь и снова поскальзываясь... В исступленных попытках спастись он взвывает от ужаса, проклинает все и вся, обещает жестокую расправу тем, кто так злобно подшутил над его невинностью, умоляет неизвестных мучителей о пощаде, обещает денег, обещает убить, обещает исправиться.

Только гниющему погребу все равно. А его непуганые обитатели почти не смущаются непривычного шума и продолжают свою таинственную деятельность. Молодой человек бьется в истерике - ведь он никогда не мог контролировать свои эмоции и желания, а теперь он хочет на свободу, на волю, в тепло. Он в панике, он не понимает - за что его так, почему именно он, почему не любой из друзей-знакомых?

Спустя некоторое время (время, кстати, для несчастного пленника движется ужасающе медленно, ему думается что каждая секунда равняется вечности) милый человек устает, впадает в тоску, апатия овладевает им и он пытается поудобнее устроиться на лесенке. Он горько плачет и ждет, когда же придут добрые родители и выручат его из беды. Начинает молиться богу, в которого никогда не верил (если б он знал имена многих Богов, то молился бы им всем сразу, но кроме распятого не может вспомнить никого из небожителей). Парень ждет, тихонько подвывая, однако время движется все также медленно и ничего вокруг не меняется. Все та же тишина, темнота, холод и влага, передвижения по телу насекомых.

Молодой человек перестает думать о времени. Теперь его интересует и занимает только чувство холода. Его знобит, ноги заледенели и почти не ощущаются, руки почти не двигаются, зубы стучат. Пытаясь согреться он шевелится, срывается в ледяную воду, жидкость заполняет его рот, ноздри, попадает в глаза и легкие. Он выныривает, отплевывается, старается снова устроиться на лестнице, не получается, он плачет, молит о прощении.

Когда холод уже не чувствуется новое испытание заменяет его - наш друг проголодался, хочется пить и болит голова. Но голод все же перевешивает остальные потребности организма. Он терпит, терпение кончается, шарит вокруг руками, ищет что-нибудь съедобное, ничего не находит, отчаянно хнычет, живот начинает болеть. От безвыходности решает напиться воды, в изобилии окружающей его. Тут случается новая оказия - нестерпимо подступает необходимость облегчиться. Он мочится в грязную воду, вонь ямы разбавляется специфическим ароматом похмельной мочи.

Отчаяние, овладевшее молодым человеком, переходит в неспокойный, болезненный сон. А когда он просыпается, все начинается сначала, только становится хуже и тяжелее, так как надежда на спасение медленно, но очень верно покидает парнишку.

По прошествии пары недель, когда дорогой друг либо делает выбор между дальнейшими мучениями и смертью в пользу смерти, либо старушка с косой сама забирает его попутешествовать в ад, стоит аккуратно извлечь из погреба и темной ночью избавиться от бренного тела безвременно почившего товарища. А потом, пожалуй, можно напиться в честь победы и полученного удовольствия.

* * *

Интересно - осуществилась на практике описанная фантазия, или нет? Думаю, что оставлю данный вопрос на усмотрение читателя. Тот вариант, который тебе больше нравится, тот и будет верным!

 

К О Н Е Ц

 

© - Авэн (arven[at]mail[dot]ru).
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+