Пустые глаза

Люди - невероятно разные, в каждом из них есть своя изюминка, я люблю, когда люди удивляют меня, я нахожу в этом особое удовлетворение. Мне нравится самому находить в них это особенное, что иногда бывает скрыто очень глубоко. Я чувствую себя состоявшимся преподавателем, когда студенты с моей помощью раскрывают в себе новые таланты, когда у них начинает получаться что-то. Эта мысль помогает мне жить, переносить все их выходки, относится к своей работе не как к каторге, как некоторые профессора, а как к абсолютно творческому процессу создания новых личностей, развитых талантливых людей.

Им хочется весны и романтики, песен под гитару, бурных вечеринок, гуляний под полной луной, и, все это естественно, когда кровь еще так горяча. Я понимаю. Какие могут быть книги и конспекты, когда все мысли о встрече с удивительно красивой незнакомкой в утреннем автобусе, разве хочется добросовестно сидеть и слушать учителя, лекция которого за стопятидесятитысячный раз превратилась в скучную бубнежку?

Я стараюсь, чтобы история мировой литературы в университете была интересным предметом, но учителя - это, как ни странно, такие же люди, с обыкновенными людскими проблемами - никому от них не деться. Да, бывало, что распоследние эти два часа уж лишь бы отчитать поскорей, да чтоб вопросов не задавали никаких, голова раскалывается, и сразу понять суть вопросов не получается. Но студенты редко видят меня таким.

Я привык каждый день настраивать себя на работу и в аудитории выжимать из себя все. Знания мои довольно скучные, приходится выкручиваться, где пошутил, где сдобрил речь выразительными жестами, где немного отступил от темы.

Часто, очень часто я вижу этот блеск в их глазах, блеск, который мне так нравится, я знаю - им интересно. Мы общаемся, мы дискутируем, мы даже читаем друг другу стихи, я радуюсь, когда студенты приносят свои сочинения.

Да, есть и ложка дегтя, как же ей не быть. Это пустые глаза. Глядя в такие становится страшно. Трудно сразу понять почему, наверное, потому, что сделать с этим я уже ничего не смогу. А есть и просто лодыри. Терпеть не могу лень, она погубила множество творений, множество мыслей и дел.

Яркий пример учится на втором курсе. Александр. Вот уж лень-матушка раньше него родилась! Он все витает в облаках, сидит, ничего не делает, хоть и нет пока пустоты, она приходит именно в такие глаза. На первом курсе он учился четыре года. На втором пока только два. Возможно, к старости он и окончит университет. Он не знает где наша библиотека, не знает, наверное, что такое учебники и что нужно их носить с собой на лекции. При нем всегда одна единственная тетрадка, на все лекции по всем предметам сразу, он что-то пишет в ней время от времени, но в основном считает ворон. Совершенно не следит за темой разговора, не выполняет домашнее задание, я даже спрашивать его перестал. А еще и однофамилец известного писателя!

Я подходил к нему как-то после уроков, я вижу, есть у человека голова, есть возможность вылезти из двоек-троек, есть и талант, который, не делая ничего, никогда не обнаружить. Я спросил у него - зачем он учится, ведь это стоит немалых денег в наше время, а он как-то странно ответил, что хотел бы узнать что' он еще не знает.

Я запомнил этого человека, потому что он меня удивил. Сказав, что он работает.

Что ж, могу порадоваться за него, потому что учится очном отделении и работать одновременно не многим по силам.

Как это ни постыдно, я почему-то сразу подумал, что он несколько дней в неделю развозит девочек по ночам.

Вот и сейчас, когда весна кончается, а я принимаю экзамен, у меня целых пять проблемных студентов, среди них, конечно, Александр. Проблемными я не считаю тех, кто тянет кое-как на тройку, проблемные либо вообще не являются на занятия, либо просто-напросто тунеядствуют.

Александр постоянно выводил меня из себя своей ленью, отсутствием стремления к знаниям, в его годы где только я себя не проявил, я увлекался живописью, писал стихи на французском и греческом языках, я слыл ходячей энциклопедией по электронике и смежным областям наук. Я даже занимался ораторским искусством, делал упражнения по риторике. Глядя в отрешенное лицо этого парня, у меня все внутри обрывалось, куда катится современная молодежь, чем живут эти пустые глаза?

- Александр! Прошу! - я раздраженно указал на стул для студентов по другую сторону стола. В аудитории осталось три всего три человека, я не намерен был затягивать этот экзамен, у меня тоже есть личная жизнь.

Оба студента услышав мои слова, вздрогнули, и Александр, нехотя поднялся, подумал взять ли с собой абсолютно чистый лист, затем, в конце концов, взял.

Когда он лег ко мне на стол, я только покачал головой.

- Вы, наверное, думаете, что в наше время студентам все входит с рук, думаете, отмахнусь от вас тройкой и пойду себе спокойно домой? Или ты хотел всучить мне пару бумажек с тремя нулями и дело с концом?

Александр поспешно вставил:

- Я буду отвечать устно.

- Ну... хорошо, отвечай.

- Да и денег у меня нет, - тихо добавил он.

Меня передернуло, он все обставил так, как будто я у него взятку вымогаю! Это привело меня в бешенство, но я быстро овладел собой и взглянул на него в ожидании.

- Э... эээ... Влияние мировой литературы на...

- Текст билета не надо пересказывать, отвечай по вопросу, - издевательски процедил я.

Я редко выхожу из себя, я прекрасно знаю - срываться на студентах грубо и неэтично, но мои нервы сделаны не из стали.

Он взглянул на меня, вздохнул, собрался с силами и, наконец, сказал.

- Я не готов.

- Что?

- Я не..., - он запнулся, - ...А когда можно будет пересдать?

Я усмехнулся, торжествуя маленькую победу.

- Когда лениться перестанешь, - настроение мое сразу отчего-то повысилось. На меня вдруг нахлынуло отеческое чувство, необходимость как-то повлиять на Сашу, заставить его понять - то, что он получит здесь он нигде не сможет получить, и нет ничего драгоценней знаний, - Знаешь ли ты, что в твои годы я достиг очень многого, меня уважали как личность, мною гордились родители, моего совета спрашивали даже учителя, но скажи мне, чем гордится твоим родителям? Ты же ничего не делаешь на уроках! В тебе совершенно нет желания учиться, подумай, сколько сейчас талантливых людей, и не прозябают где-нибудь, а создают свои произведения. Потапов в нашем музее выставляет свои уникальные картины, Куницын пишет прекрасные детективные романы и удивительные сказки, я детям читаю, сам зачитываюсь, студентка из твоего курса, между прочим, замечательно играет на скрипке, на фортепиано и даже сочиняет музыкальные композиции. Я, - я сделал паузу, - издал недавно объемную книгу стихов собственного сочинения "Воскресный день", я бы предложил тебе прочитать, но боюсь, тебе не будет это интересно.

- Зря Вы так говорите, - в сердцах Александр попытался вставить в мой монолог свое слово, - Тот же Куницын, которого Вы сейчас читаете, писал, что тот, кто ставит себя выше другого, только потому, что умеет то, что не умеет он, совершает ошибку.

- Я вижу, Александр, ты знаком с творчеством этого автора, - любимая книга любимого автора Куницына "Воллестар" лежала на моем столе, я с ней не расставался, - Значит, еще не разучился читать, - язвительно добавил я, - Ты, со своей ленью, и автографа его не заслужил. Это невероятно талантливый автор, обладающий широчайшими познаниями в самых разных областях.

В разговоре возникла неловкая пауза. И тут мне пришла в голову идея.

- Вот что. Если расскажешь мне его биографию хотя бы, так и быть трояк нарисую. В голове у тебя не совсем еще пока пусто.

Он поднял глаза, и тут я увидел блеск. Тот самый. Но взгляд его как-то странно меня колол.

- Родился в 1975 году, закончил среднюю школу номер девятнадцать, рос лодырем, не делал домашнее задание, - тут он снова как-то странно посмотрел, - К восемнадцати годам написал две книги: "Случайный взгляд" и "Очень странный день". Сразу несколько издательств предложило ему сотрудничество, в том числе и иностранные, но он предпочел издаваться здесь, в нашем городе. Под псевдонимами не издавался, зарабатывал написанием статей в газеты и журналы, Придерживался детективного жанра, получил известность более широкого круга читателей после издания бестселлера "Самая длинная ночь", и это единственная его работа в этом жанре. К тридцати годам написал восемь детективных романов, издал два сборника сказок "Воллестар" и "Облачный край", помимо перечисленных, последний, и уже научно-фантастический роман "Я - с Земли". Еще не умер.

"У парня хоть есть чувство юмора", - подумал я, вписывая ему в зачетку тройку.

- Ну, ладно, можешь идти, только у меня еще вопрос.

- Спрашивайте, - безразлично сказал Александр. В его глазах появилась грусть.

- Про последнюю книгу я не слышал, ты не мог бы сказать, когда она вышла в продажу?

- Вчера.

- А как же ты так быстро узнал?

Вместо слов он схватил со стола книгу, что-то быстро в ней чирканул, взял зачетку и, попрощавшись, вышел из аудитории.

От такой наглости я даже ошалел, поняв, что парня мне уже не догнать, да и студенты что подумают, я схватил книгу.

На титульном листе под названием было красиво, уверенной рукой, выведено "С уважением к Вам, Александр Куницын".

* * *

С того случая прошел уже целый год, я по прежнему слежу за творческим ростом Александра Куницына, преуспевшего уже и в научной фантастике, храню книгу с его автографом, но мне до сих пор стыдно показывать его кому-то, даже своей жене. Надолго останутся в памяти слова: "Большая ошибка ставить себя выше того, кто не умеет то, что умеешь ты. Быть может он умеет что-то другое".

 

К О Н Е Ц

 

© - Aur'el.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+