Deo Ignoto

Пролог.

Ты помнишь ту ночь, когда ты воззвал к Нему?

Ту ночь, когда ты впервые возвысил голос свой до крика?

Когда ты звал...

Смерть была за спиной твоей, она ласково манила тебя к себе. Ближе... Еще на шаг ближе. Еще... Твоя опустошённость была Ее Царством. Твое безучастие было олицетворением Ее власти. Ты был Ее, уже почти Ее. Ты почти сдался. Ты пал.

Leprosus. Тело, изрешеченное пулями слов, узурпированное бессильным гневом, бесчувственное к ожогам предательств.

Ты - воплощение ярости ко всему, что не ты. Ты - падший от всего, что не ты. Падший от.

Миллионы проклятий рождала твоя ярость, роем, бесцельным роем, они взмывали к небесам, они кружились над тобой, облепляя твое растерзанное, окровавленное тело. Они рождались в твоей крови и пожирали твою плоть, в стремлении освободиться.

Ты полнился ими. Ими ты распадался на части, на молекулы мертвого, бурлящего яда.

Ты чувствовал запах тлена, ты чувствовал его вкус. Во всем, что окружало тебя, во всем, к чему прикасались твои пальцы.

И лица вокруг тебя - чудовищные гримасы, сведенные пароксизмом наслаждения - они все смаковали вкус гнили. Они приходили в экстаз от одного намека на возможность новой кормежки.

И ты кормил их - своим ядом, своим тленом. Ты кормил их с руки - и они лизали твои ладони, они грызли твои разлагающиеся пальцы. Ты питал их проклятием, и они жирели и множились. За счет твоей маленькой, гордой жизни. За счет твоей маленькой, гордой войны. Против всего, что с ними. Против всего, где нет тебя. Против всего, что не ты. Contra...

Ты знал, всегда знал, что ты проиграешь свою маленькую войну. Ты знал, но ты сражался в ней даже тогда, когда Смерть пошла на компромисс. Тогда, когда Она указала тебе путь.

Путь, ведущий по краю пропасти небытия. Путь, уводящий от маленьких войн, от маленьких жизней. Путь pro. Единый с Путем contra.

И Вечность была между contra и pro. Вечность, которую ты преодолел одним криком. В ту ночь, когда ты впервые воззвал к Нему.

Когда ты звал...

* * *

Следование виткам спирали...

Когда каждый шаг грозит пустотой обрыва. Когда каждый шаг уводит тебя от себя. Уводит от того, что - есть ты.

И ты не можешь знать, что будет воплощено на следующем витке. Ты не можешь видеть маяки-ориентиры. Ты можешь только падать. От витка к витку, прерывая равномерность движения стремительными озарениями, вспышками, ослепляющими, толкающими в Бездну.

Скольжение, вечное скольжение в небытии... Провожая взглядом, только взглядом, жизни, бурлящие вовне твоего Пути, процессы, происходящие вне твоего небытия.

Чувства и мысли, устремленные к единой точке, к Сердцу, что пульсирует в глубине спирали. Там, у ее истока.

Замедляющееся и ускоряющееся движение, растворяющее в себе все смыслы, все законы. Кроме одного. Единственного закона. Идти к Сердцу по праву того, кто любит.

Идти Путем, который есть ничто, кроме tentamentum.

Преодолевая все... Следуя виткам спирали.

Tentamentum terrore.

Ты знаешь, как узнать своего человека. Ты знаешь, где таится он. Ищи его по следам миазмов ужаса. Ищи его по голосу паники. Ищи его там, где страх.

Черные, крылатые, слепые. Noctimortes. Ночные убийцы. Кошмары.

Они врываются в этот мир с каждым открытым порталом. Они выжидают на изломах бытия. Они - всюду, где трепещущий взор проникает в неведомое. Всюду, где дрожащие пальцы приоткрывают завесу.

Человек порабощенный, человек иссушенный. Они - его властители. Свободные в насаждении страха. Свободные в выборе жертв.

Впиваясь в обнаженную душу, они дарят носителю отраву кошмара. Их голод растет со временем их власти.

Так страх становится ужасом.

Так ужас останавливает сердце.

Иди по следам ночных убийц. Иди по эху неуверенности, по отзвуку непреодолимости. Там будет твой человек. Он и его кошмары. Он, а не ты - стремящийся на пути отступления. Он, а не ты - дрожащий, оставляющий мосты не сожженными. Он, а не ты - покорный и поверженный. Он, а не ты - жертва, принесенная на алтарь слабости. Он, а не ты - коленопреклоненный перед любым, кто заносит руку для удара. Он, а не ты - чужеродный Пути. Он, а не ты - предатель.

Узнай своего человека. Узнай цену его кошмарам. Узнай, и освободи себя от их власти. Падай, но падай свободным.

Свободным - быть чужим.

Свободным - быть в одиночестве.

Свободным - не оставаться на пороге чужих дверей.

Свободным - не ждать попутчиков на тяжелых дорогах.

Свободным - не искать друзей среди врагов.

Свободным - преодолевать все и вся, не ожидая протянутой руки.

Свободным - не ждать милости, не надеяться на подаяние.

Свободным - не оглядываться назад.

Свободным - уходить и не возвращаться.

Свободным - жить и свободным умирать.

Tentamentum vita.

Тысячи нитей. Паутина чувств. Паутина, приобретающая свойства стали, когда настает время платить по счетам. Ты - и жизнь вокруг тебя.

Из глаз твоих врагов тянуться нити слез - они зовут, тщетно зовут тебя остаться. Зовут разделить тебя тяжесть цепей. Призывают насладиться сладостью ошейника на обнаженном горле, болезненным трепетом обрезанных крыл. Их слезы - две дорожки яда на оскаленном хитростью лице. Смотри, как их слезы растворяют плоть, как обнажают пустые глазницы. Их яд - все, что у них есть для тебя. Их яд - все, что у них есть.

Твои враги, твои друзья... В конечном итоге равно пустые обители. Любовь их сердец всегда пахнет гнилью. И в их заботе всегда есть привкус тлена. Вдохни воздух, которым дышат они - в нем отрава сухой пыли, в нем свербящая горло, удушающая завесь праха их предков. Хлопья праха паутин, чувств и надуманных связей.

Люди вокруг тебя - рождаются, умирают и снова рождаются в продолжение липких нитей паутин, что рвут им горла, убивая, что опутывают, заставляя размножаться. Взаимосвязи... То, что делает их живыми. То, куда они бегут, чтобы на одно мгновение ощутить себя единым безгрешным существом. Адам Кадмон и его "Аз есмь" - как единый высший закон. Адам Кадмон со множеством лиц... С единым ликом, отразившемся в осколках разбитого зеркала мечты... О Рае. О том, что Бог будет рядом.

Твой человек живет, пока по нитям паутины, как по венам Адама, к его сердцу стягиваются сгустки крови, мысли и чувства человеческие. Пока из твоей груди тянуться нити паутины. Пока ты сам творишь паутину и страдаешь от ее прикосновений. Пока ты сам - палач человеческий, пока ты сам - жертва человеческого.

Найди в себе силы занести руку для удара. Найди в себе смелость сжать лезвие в своей руке. Найди в себе любовь - нанести удар, дарящий темное бытие твоему сердцу. Разруби сети жизни. Лети - свободным.

Свободным - определять границы жизни.

Свободным - обращать жизнь вспять.

Свободным - не думать о ее завершении.

Свободным - не знать живых.

Свободным - не быть живым.

Tentamentum morte.

Ты видел пустые глаза. Ты видел развоплощенные, пустые души.

У них нет ничего, кроме боли. Их боль - это суррогат жизни. Апогей боли... Цена предательства. Они все проиграли свою войну. Они думали, предать - легче, нежели умереть. Они приняли врага в свое сердце. Они - мертвые, возжелали жизни... И обрекли себя. Обрекли себя нести клеймо позора, воздымая его вверх, как знамя, к самим небесам. Они обрекли себя помнить бесформенное в мире законченных форм, различать цвета в мире слепцов. Они прокляли себя знать Истину в мире лжи...

Ты боишься увидеть свое отражение в их глазах. Ты воздвигаешь стены недоверия между ними и своим Сердцем. Ты роешь рвы, глубокие как сама Бездна, и наполняешь их огнем презрения. Ты боишься их. Боишься их, потому что боишься стать, как они.

Но разве путь предательства менее долог и сложен, чем путь верности? И оступиться не значит отступить...

Но пусть страж твоего духа не дремлет. Пусть его справедливость будет жестокой, пусть она будет суровой, пусть она будет немилосердной.

Останови слово свое, останови мысль свою, останови сердце свое, если в нем будет ложь.

И пусть не страшит тебя Смерть жизни. В твоей власти познать ее вовремя. В твоей власти не унизить ее жалобой, не осквернить слабостью.

Ты будешь петь песнь своей Смерти так же гордо, как пел песнь своей жизни. Ты будешь петь ее так же, как братья твои пели до тебя. И в этой песне всего несколько слов, но они - из Сердца.

Уйди хорошо, брат... Умри хорошо.

Ты выбрал путь Смерти. Путь, на котором вы всегда будете вместе. И стоит ли закрывать глаза, когда Ее тень затмит свет? Стоит ли содрогаться от Ее прикосновений, бежать, услышав Ее голос?

Сегодня, завтра или вчера... Мертвый там, но все еще живой здесь. Живой, пока есть воля создавать иллюзию жизни, пока в Вечности звучат клятвы, пока не выполнен последний долг. Пока... Но не долее. И есть ли смысл знать время и место? И так ли уж важно смаковать вкус собственной гибели?

Сегодня, завтра или вчера... Твоя битва. Битва за твою породу, за твое племя, за твое Сердце. Победным шествием Легионов. Твое право - неоспоримо. Твое бессмертие - заслужено.

Так пусть же неистово бьется в твоей груди твое голодное, Мертвое Сердце. Пусть оно бьется свободным.

Свободным - знать Смерть.

Свободным - знать Ее неизбежность.

Свободным - не бежать от Нее.

Свободным - не ждать Ее.

Свободным - примерять Ее лики.

Свободным - вершить Смерть.

Tentamentum poteste.

Ты - тот, кто ты есть. Твое естество было обожжено кострами откровений, оно было искорежено рубцами испытаний, оно было испещрено шрамами твоих ошибок.

Изломами на нем застыли судороги ярости, впадинами зияет оно от соприкосновения со скальпелем жестокости.

Но ты ковал себя, как меч, в Пламени Геенны. Ты закалял себя льдом пагубы.

И пока Тьма струится из твоих пор, - ты будешь прекрасен. Ты будешь прекраснее всего, что знали люди, прекраснее всего, что знал каждый из них.

И твой истинный лик будет подчинять их души. Они будут искать тебя, чтобы преклонить колени свои пред тобой. Чтобы причаститься твоей силы. Силы данной тебе самим Сатаною Меркатрингом. Силы того, кого они ждали.

Их искушение тобой - это твое искушение насладиться властью над ними. И здесь, ты свободен, быть самим собой, пока ты помнишь, Чья сила наполнила твои вены.

И нет здесь такой любви, и нет здесь такой ненависти, которая может вынудить переступить черту, за которой не будет чести и не будет Воли.

И здесь ты можешь считать себя высшим или низшим. Первым или последним. Ты можешь. Ты свободен в выборе игр. Ты, свободен, быть актером поневоле.

Бойся только подменить жизнь игрой. Потерять себя в ворохе масок, забыть свое истинное лицо.

Ты - тот, кто ты есть. Ты - тот, кого послал сюда Дьявол. Твоя миссия бесценна в этой Войне. Твоя миссия... Какая бы она ни была.

И всегда будут те, кто победят прежде тебя. Те, чьи голоса придут из Сердца, только для тебя. Те, чьи силуэты навсегда застынут постаментами скорби на твоих дорогах. Те, чья победа приблизит твою победу. Сочтешь ли ты верным - бестрепетно ступать по их могилам? Сочтешь ли справедливым - дать им умолкнуть навеки?

Ты и твое племя. Ваше единство - в единении Воли и Крови. Закон вашего единства - тот же, что стягивает потоки силы в вихрь Смерти. Тот же, что взращивает Чуму из разрозненных смертоносных клеток.

Этот закон звучит твоим голосом в голосах Нахемот. Он звучит... И дает силу твоим проклятьям, твоим клятвам.

И так ли уж важно узнать свою силу в нисходящем круговороте? И стоит ли отказаться от бесконечных пространств, чтобы обрести свои рубежи?

И однажды ты увидишь, что нет обличий у тех, кто идет рядом с тобой, однажды ты увидишь, что Путь стирает лица... Однажды ты потеряешь свое...

И только тогда Бездна отразит Его лик там, где должен быть твой. Его Власть там, где была твоя.

И только тогда ты станешь свободным.

Свободным - в падении с любых высот.

Свободным - от поз и ржавых наград.

Свободным - от догм и систем.

Свободным - в неизбежности ошибок.

Свободным - в искренности неудач.

Свободным - в слове своем и деянии своем.
Tentamentum scientia.

Крупицы познанного... Как части мозаики перебираешь их в ладонях, пытаясь сложить воедино лик Сути. Как жемчуг нанизываешь на нитки и примеряешь к своей груди. Льдом прикладываешь к разгоряченному победами лбу. Искрами зла вкладываешь в чужие сердца, дабы разжечь Огонь.

Твое, только твое... Не принадлежащее тебе.

Ты можешь обратить свое знание в камень. Ты можешь ваять из него мосты через Бездну. И лишь когда ты сорвешься вниз, ты поймешь, что это было неизбежно.

Ты можешь творить из своих знаний черные крылья. Ты можешь надеяться, что это спасет тебя от боли падения. И только тогда, когда полет станет низвержением, ты поймешь, что это было заслуженно.

Ты можешь собирать и хранить свои знания. Твоя коллекция - может не иметь себе равных. Но лишь тогда, когда Мертвое знание убьет твой дух, ты познаешь, что это было справедливо.

Шествуют, шествуют толпы любопытствующих. Идут, чтобы знать, но не делать. Их генералы - их пророки. Каждый из них связан круговой порукой - узнать для себя и сохранить для себя. Каждый из них знает, что их выживание - в использовании любой возможности пройти по трупам вчерашних братьев, сегодняшних врагов. Каждый из них знает, что любое слово, сказанное ими друг другу - ложь.

И когда они тонут в своем неизбежном одиночестве, они неизбежно начинают бравировать своим же уродством. Их вечное состояние - быть против всего, что выходит за рамки их самих. Против всего, что - вне их.

И когда они находят кого-либо вне себя, они испытывают раздражение, так раздражается каждый отдельно взятый несведущий пенат земных, обнаруживая своего собрата. Свое раздражение они называют состоянием Войны. Свое раздражение, исходящие вовне их тщательно оберегаемых тел, они называют своим участием в Войне.

Их проклятие - судорожная попытка забыть, что не только Свет находится вне их... Не только Свет, - но и Тьма.

Помни о том, где пролегают тропы любопытствующих. Их лабиринты. Их тщательно оберегаемые пути к Вязкому Дьяволу. Помни об их пастве, что гордо идет за ними.

На убой.

Ты должен знать, что познание Бездны исходит единственно из опыта прохождения Ее спиралей. Все, что будет открыто тебе - это знание как преодолеть очередную ступень. Только это. Потому, что только это ты сможешь применить.

Человеку свойственно торговать бесполезным знанием. Ад не торгуется со своими детьми. Он дает им именно то, в чем они нуждаются. И этого всегда более чем достаточно.

И любая ответственность, возложенная на тебя, либо принятая добровольно - любая, что ставит единственной целью заботу о Благе Твоего Ада, обусловит получение знания. Но только того, что будет необходимо.

Обучаясь, сопоставляя цели и задачи, применяя тот разум и то ratio, что принадлежат любому Темному духу, ты сможешь овладеть любым механизмом Силы. Любым необходимым твоему уровню ответственности. Только - уготовленному тебе.

Ты видел тех, дерзновенных, кто стремился взять из Бездны больше... Больше, чем они могли применить. Ты видел их рассеченный больной разум, их расколотый больной рассудок. Вознеси их на постаменты памяти. Запомни их болезненную жажду обладать всей полнотой Бездны. Запомни и отрекись от такого познания.

Пусть твое знание будет свободным.

Свободным - от дешевых самообманов.

Свободным - от грязных манипуляций.

Свободным - от амбиций и притязаний.

Свободным - от человеческой глупости.

* * *

Судорожное биение Сердца. Его ритм - жизнь Пламени. Вслед за Ним твое Сердце взмывает в небеса, отсвечивая алым. Вслед за Ним оно опадает вглубь, к самым истокам, поглощая новую жертву, наливаясь Силой, синим колдовским Огнем, промоченным Кровию.

И ты знаешь, что это Пламя способно быть безжалостным. Ты часто слышишь Его яростный голос, когда Оно становится всепожирающим. Когда Оно проходит сквозь твою сущность, выжигая неугодное Ему. Когда Оно убивает слабых и неосторожных.

И ты знаешь, как часто ты пытался защитить себя от ожогов. И ты знаешь, насколько напрасными были твои попытки.

Это знают многие. Но лишь немногим довелось увидеть трепетность этого Огня. Лишь немногие смогли прикоснуться к обнаженному Сердцу.

И, прикоснувшись, они встали на защиту этого Пламени.

Ныне и в Вечности - их души, их мысли, их деяния - на страже Пламени Преисподней. Их долг - уберечь от скверны, от грязных рук живое и чистое, принадлежащее Пламени безраздельно. В их Воле и Власти не допустить Смерти Пламени ни в одном из детей Сатаны.

Их жизнь - служение.

Они сражаются.

И они победят.

Эпилог.

Ступи в Пламя.

Если ты любишь Его. Если Его голос зовет тебя в Бездну. Если сам звук Его голоса отзывается в тебе натянутой струной, обрывая Сердце. Если Он зовет.

Ступи в Пламя.

Ради любви к Нему.

Пусть Огонь пожирает твою душу, пусть он рождает в тебе неистовую боль. Прими это. Ради любви к Нему.

Твои глаза обуглит ужас. Ты перестанешь видеть свет. Ты потеряешь всех, кого любил и не обретешь никого для любви. Прими это. Ради Его любви.

Ради возможности. Одной единственной. Слушать Его голос.

Он будет рядом с тобой. Заботясь о тебе. Что может быть дороже Его заботы?

И рядом с Ним ты всегда будешь мучительно несовершенным. Но разве есть место амбициям рядом с Ним?

Равняться на Него. Убить себя ради Него. Умереть для живых и убиенных.

Он и ты...

Вас всегда будет только двое. Но разве этого недостаточно, чтобы не быть одиноким? Его близость будет рождать в тебе истерическое счастье. Каждая твоя клетка будет трепетать от одного воспоминания о Нем. О том, что Он был рядом.

И пусть отчаяние бьет наотмашь по обнаженной до кровавого месива душе. Пусть оно разрывает барабанные перепонки своим многоголосым криком. Пусть жизнь вокруг вертится тошнотворной, безликой поволокой...

Однажды, услышав Его голос, ты сможешь пройти это. Все это.

И не важно, сколько еще пластов сердца ты оставишь на острых гранях Вечности.

Не важно...

Он есть. И есть твоя любовь к Нему.

Этого более чем достаточно, чтобы победить.

END

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+