Я впервые не жду весну...

Дождь. Он навязчиво стучит по подоконнику, как бесперебойный трансформатор сознания... Что ему нужно возле окна? Что ему вообще нужно? Еще несколько таких ничего не предвещающих деньков назад, совершенно обычных, которые пережили по-своему все – он был менее беспокоен и более сносен. А сейчас... Сейчас – это уже не простой дождь, а дюже опасный дождь-напоминание, мистер дождь-полная ясность!

На дворе конец сентября две тысячи восьмого года и мысли того, кто это сейчас пишет, через пару окаменевших среди долгих лет недель – превратятся в тугой мертвый узел неизведанных, но таких доселе желанных путей на протяжении всего этого мучительно-обещающего срока существования для двадцатидевятилетнего человека. Да только... Человека ли? Ведь, намного уютнее нашему герою Rebelde Way1 в мире фактов и логики, но не сегодняшней хаотично-бессознательной осенью и никогда больше теперь.

* * *

Вспоминается один из прошлых диалогов, где из уст героя звучит недвусмысленная фраза:

– "Во всем виноват тот день...", а на вопрос – "Какой именно? О чем вы?" поступает совершенно неожиданный ответ – "Тот день, на протяжении которого понимаешь, что ты ни в чем не виноват, но и виновен дальше всех горизонтов!".

Какая абсурдность, какая летаргия ожесточения смыслов... Неужели дождь шел всегда? Этот осенний дождь крался по следу, будто, замывая за тобою все не пережитые мгновения, чтоб при взгляде на пройденный путь – никогда не вспомнить об их былом существовании, но... Ты помнишь о них, даже не оглядываясь.

 

Теория самопознания для твоего конструктивного конца личности навсегда остается только теорией, но для тебя самого она незабвенно парит в ранге практического руководства к действию, которое непременно станет осуществимым... Завтра.

"Завтра" – произносишь ты... И вновь раскладываешь свою пыльную лестницу, иронично любуясь на сдутое облако времени, как на рой пройденных невзгод.

Делая шаги по ступенькам вверх – никогда не смотрите вниз, на этот момент там только напряжение, сомнения и злобная фрагментированная путаница из снов, поэтому поднимайтесь быстрее, ступеней этих – всего-то на всего, вопреки убеждениям... Мало!

Ваши остановки тоже влияют на перманентность пути, он становится еще кратче, ибо в раздумьях вы теряете – время. Что может быть главнее его? Этого бы сейчас тогда не писалось с такой обреченной пеленой на хрусталиках глаз, уничтожающе мерцающих из-под век, как отблеск потухающих неоновых гирлянд на гаснущей в отголоске праздника новогодней елке, которой так бы еще хотелось побыть самым важным деревом после сруба... Но нет: – le temps détruit tout2.

* * *

Итак, кто ясно мыслит, тот ясно излагает. Я думаю, что истинное искусство жить, должно использовать лаконичные средства... Чтоб сразу в точку. А подобные изощрения в размышлениях – уже претензия на гениальность!

В глубинах антиреальности нет возрастных ограничений, нет цензуры прошлого и будущего, нет мещанского страха, кого-то обидеть или напугать своим постепенным исчезновением. Есть бегущая в ногу с тобой или мимо тебя жизнь, которая что в первом, что во втором случае не имеет сил для противостояния последнему огню всех огней3, а политкорректность здесь не ночевала. Нет... К сожалению, нет – антиреальности!

Это царство бытия "без берегов", если перефразировать название известной книги Роже Гароди4. Символично, что такой безбрежный фестиваль грез протекает именно в твоей жизни, в твоей собственной уникальной стране, отодвинувшей берега до максимального предела всех возможностей, но не до конца.

Вот и сейчас, находясь в самом пекле юдоли отчаянья, на моменте истины – ты понимаешь, как много незримого для себя ты оставил на своих следах, а пред тобою зима, за ней последняя просто весна, но уже грустная и седовласая, ну и прохладное лето перед рубежом нового четвертого десятилетия. Лето уже ничего теперь не принесет, как и не унесет, но оставит тебе горы пыли, некогда бывшие слезами твоей юности.

 

А дождь... Что же дождь? Да, это так называемый – эпилог. Он подобрался к тебе и без устали наполняет твои берега до отказа, чтобы враз обезволить этими вкрадчивыми, и наконец, парадными дробями на подоконниках твою и без того хлипкую во всякие времена мечту о залитых солнцем весенних аллеях, где ты бежишь, повинуясь инстинктам... Несешься, не глядя и спотыкаясь о камешки, беззубо улыбаясь коленям проходящих мимо людей, неистово вырывая свою маленькую ручонку из заботливой и теплой материнской руки, спешишь еще только на встречу к предстоящим и неумолимо-кратким дням своей осознанной – жизни. Думал ли ты тогда, что в один из дождливых дней ты опрометью помчишься обратно, по крупицам собирая утерянные минутки, но уже мысленно? Нет. Ты не смог и в малом не поддаться на искушение в стремлении дать каждому дню – свой цвет по краскам спектра. Семь цветов радуги – красиво, но этого не понять (и не оценить), если просто смотреть на них, как на незабываемые кинокадры! Они остались серы. Но ты таки совершаешь попытки к возвращению себя, и пусть невозможные, пусть только на этом листе...

А коли ты пишешь или читаешь это – значит, тебе есть, что вспоминать, а это уже в разы лучше, чем нахлынувшая просто осенняя сырость.

 

И вот, ты уже безмолвно бормочешь что-то в невыносимой тишине застывших мыслей, высовывая голову из разбитого окна под самый ливень, ты вдыхаешь испарения влаги, и наконец, провожаешь накопленный ужас, заключительным оркестром своих надорванных связок, рассекая сплошную стену жестокого дождя-дирижера: – "La locura, dame tiempo – mas alla del puente!"5

 

К О Н Е Ц

 

(1 - мятежный дух; Español)

(2 - время уничтожает все; Español)

(3 – "Все огни – огонь" Н. Скотт Мамадэй)

(4 – Р. Гароди "О реализме без берегов", повествование о разрушение официальных канонов соцреализма)

(5 – Безумие, дай мне время – там, дальше моста!; Español)


D. N. Bast

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+