Падре

Преподобный Элсби стоял на кафедре перед прихожанами и вещал им слово божье. Проповедь о смертных грехах - конек преподобного - и он чувствовал, как слова плавно, как бы сами собой текли из его уст, вливаясь в уши благодарных слушателей целительным бальзамом. На подъеме духовных сил преподобный вещал, чувствуя, что его красноречие не иссякает, а наоборот, только усиливается по мере развития темы. Он упивался своим влиянием на паству.

Вдруг он услышал голос, который тихо и вкрадчиво произнес: "Привет, падре..."

- Кто это? - спросил преподобный Элсби и немного смутился, увидев недоуменные взгляды прихожан.

Через некоторые время он осознал, что голос раздался у него в голове.

- Кто это? - повторил он уже мысленно.

- Ну, зачем спрашивать два раза? Я и в первый раз прекрасно слышал. - насмешливо произнес голос.

- Кто ты?! - почти закричал преподобный и осекся под взглядами паствы. Он опять сказал вслух.

В смущении он пробормотал "извините" и попытался продолжить проповедь. Но нить мысли ускользала из его сознания и ему пришлось потратить некоторые время, чтобы собраться.

Продолжив проповедь преподобный получил совет:

- Ты, это... Говори, говори, а мы с тобой мысленно побеседуем.

Преподобный Элсби немного оправился, и, продолжил свою проповедь в прежнем ключе. Ему даже стало интересно, кто же так бесцеремонно врывается в его сознание.

- Так лучше, - удовлетворенно произнес голос и добавил, - падре, постарайся не кричать, я же не глухой.

- Так кто же ты? - в очередной раз спросил преподобный.

- Я? - спросил голос. - Хммм... До чего же любопытны люди. Я тот, кого ты называешь своим врагом.

- У меня нет врагов. - мысленно произнес преподобный.

- Да ну, лапочка, не смеши мои тапочки, - гнусаво произнес голос, пародируя известного юмориста.

- А все-таки, кто ты? Может быть хватит играть в незнакомцев? Ты-то знаешь кто я.

- Ну так и быть... Можешь звать меня Люциф. Так меня зовут друзья.

- Я тебе не друг! - отрезал преподобный Элсби.

- Зачем так грубо, - обиженно произнес голос, - может быть мы подружимся, quin sabe? Ладно, вообще-то меня зовут Люцифер.

- Сатана! - чуть не вырвалось у Элсби вслух, но он смог сдержаться.

- Бом-бом-бом! Угадал, шалунишка! - дурашливо произнес Люцифер и удовлетворенно добавил - ну вот и познакомились.

Препободный почувствовал некоторое оцепенение. Не каждый день к тебе в гости приходит сам Сатана. Хотя страха Элсби не испытывал. Проповедь его несколько замедлилась и потеряла прежнюю живость мысли.

- Что-то ты растерялся, падре... Не надо нервничать, я же тебя не съем.

- Зачем ты пришел? Что тебе надо?

- Одни вопросы, кругом одни вопросы! - патетически воскликнул Люцифер. - Может быть мне просто скучно стало.

- Скучно???

Преподобный не мог поверить своим ушам. Стоп... Каким ушам? Ведь этот так называемый разговор ведется в его сознании.

- Да понимаешь, - сказал Люцифер, - поспорили мы тут с братишкой насчет тебя. Кстати, он хотел с тобой познакомиться.

- Изыди, Сатана! - мысленно возопил преподобный Элсби.

- Какая бескультурность, выгонять гостя, - начал выговаривать ему Люцифер. - практически из своего дома! Ты знаешь, между прочим, я здесь живу. Что о тебе подумают твои добропорядочные прихожане?

- Как здесь живешь? - голосом, в которым чувствовался нарастающий ужас, спросил преподобный.

- Кверху каком! - съязвил Люцифер и довольно рассмеялся. - Ну-ну, падре, спокойствие, только спокойствие. Закончи свою проповедь, а то ты ее что-то забросил, потом поговорим. В более интимной обстановке. А сейчас я лучше покажу тебе твоих прихожан. Ха-ха-ха!

Преподобный Элсби очнулся... Уже несколько минут он стоял под недоумевающими взглядами прихожан, беспомощно открывая и закрывая рот, как рыба, выброшенная на берег. Трясущимися руками он налил себе стакан воды, расплескав половину, выпил одним глотком и попытался собраться с мыслями, уставившись себе под ноги.

Подняв глаза он ужаснулся. Люцифер дал ему возможность заглянуть в души своих прихожан. То, что увидел преподобный Элсби, шокировало его до глубины души.

Добропорядочные, всеми уважаемые буржуа предстали ему в своем истинном обличьи.

Вот один, примерный семьянин, насилует свою малолетнюю дочь...

Вот другой, жадно пожирает немыслимое количество еды, запивая все это еще более немыслимым количеством выпивки...

Еще один, жестоко пытает свою мать, выжигая на ее теле своей сигарой различные узоры, капая ей на глаза кипящим маслом...

Еще, и еще, и еще...

Не выдержав этого зрелища, преподобный сполз с кафедры и убежал в туалет, где его вырвало.

- За что? - беспомощно простонал он. - Боже, за что???

- За что, боже, за что? - стенающим голосом передразнил его Люцифер, и ответил - За просто так.

- Отстань от меня, Сатана! - закричал преподобный Элсби и побежал к выходу.

В церкви уже никого не было, чему преподобный был ужасно рад. Взглянуть еще раз на своих прихожан было для него равносильно самоубийству.

Выбежав, он подбежал к своей машине, открыл дверь, сел и попытался отдышаться и осмыслить все то, что сегодня увидел и о чем узнал...

- Хи-хи, а я тебя нашел! - раздался веселый голос Люцифера.

- Изыди!!! - закричал преподобный во весь голос, благо стесняться было некого.

Он включил зажигание и выжал педаль газа в пол. Машина, оставив на асфальте полосы жженой резины, резко тронулась, чуть не сбив маленькую девочку, катавшуюся на роликах.

- С дороги! - не своим голосом закричал преподобный и на скорости 75 миль в час помчался домой.

- Не торопись, на тот свет всегда успеешь, - нравоучительно произнес Люцифер. - Кто понял жизнь, тот не торопится.

Преподобный Элсби стиснул зубы и продолжил свой путь дальше.

На одном из перекрестков ему засвистел патрульный. Мельком взглянув в окно преподобный сразу отвернулся: он увидел полицейского с глазами садиста, который с неописуемым наслаждением на лице, избивал ногами беременную женщину, а потом со всей силы обрушил свою дубинку прямо ей на живот...

"Боже, неужели они ВСЕ?..." - подумал преподобный Элсби. Он уже перестал различать где реальность, а где нет...

- А ты как думал? - буднично, немного задумчиво произнес Люцифер. - Весь мир дерьмо. Весь мир... А ты этому потакаешь! - неожиданно рявкнул он.

От неожиданности преподобный резко дернул руль и его машина сбила несколько счетчиков на стоянке.

"Домой, скорее домой", - билась в мозгу преподобного только одна мысль, - "домой..."

- А что дома, падре? - заинтересовался Люцифер.

- Изыди... - только и смог выжать из себя преподобный Элсби.

- Ути-пути, какие мы обидчивые, - издевательским тоном произнес Люцифер. - Ладно, подождем до дома. Кстати, я уже дома, кажется я говорил тебе об этом.

- Как? Где твой дом???

- Мой дом - в тебе, падре, - объяснил Люцифер. - Точнее в твоей душе. В душе каждого человека есть место для меня. Ты не исключение. Кстати, я кажется упоминал о своем брате? Он очччень-очень хотел с тобой познакомиться...

- Изыги, сгинь, оставь меня!!!

Подъехав к своему дому преподобный выскочил из машины и побежал к двери прямо через свежескошенный газон. Видела бы его жена - не миновать лекции, но это сейчас его абсолютно не волновало.

Забежав в гостинную преподобный остановился в оцепенении с выпученными глазами.

Его жена или ее духовное отображение (преподобный уже потерял ощущение реальности) занималась сексом сразу с пятью мужчинами, троих из которых он знал лично и называл их своими друзьями.

Этого преподобный Элсби вынести не смог. Свет померк в его глазах, и...

... Когда пелена перед взором рассеялась, он увидел лужи крови, свою жену, изрезанную практически на куски, и окровавленный нож в своей руке... Рассудок Элсби помутился и он начал жутко хохотать...

Сквозь раскаты дикого смеха можно было услышать, как Элсби бормотал: "Это не я, это он, Сатана, он во мне, это он, он, он..."

 

Вечером того же дня Люцифер, сидя в кресле перед столом, уставленным всевозможными яствами, долго смеялся, вспоминая Элсби.

- Представляешь, братец, - обращался он к кому-то, находящемуся в тени, - а этот твой попик спрыгнул с катушек и убил свою жену. Ха-ха-ха! Мне кажется, что я выиграл пари. Хотя... Завтра ты сможешь постараться спасти его душу. Джес, ты слышишь меня?

Тот, к кому обращался Люцифер, вышел из тени. Тихое, спокойное лицо, кротость во взгляде, на руках и ногах незаживающие кровоточащие стигматы. Хоть и прошло две тысячи лет, а отметины тех далеких времен остались...

Джес подошел к столу, сел в кресло напротив Люцифера. На лице его ничего не отражалось. Только губы беспрестанно шевелились, будто шепча что-то.

- Джес, что ты там бормочешь? Ладно, не хочешь, не говори... Завтра падре твой, пытайся, я тебе мешать не буду. Все, я пошел спать. Спокойной ночи... МНЕ.

Джес не пошевелился и не притронулся к ужину... После ухода Люцифера в комнате стало очень тихо и стало возможным разобрать то, что он шептал:

"ЭТО НЕ Я, ЭТО ОН, ОН ВО МНЕ, ВО МНЕ, ОН, ОН......"

 

К О Н Е Ц

 

© Dominus, 2000

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+