Молчанье

Я повстречал тебя в дождливый день
На перекрестке унылых улиц.
Я разглядел тебя в толпе людей:
Ты улыбнулась - мне улыбнулась.
Я пригласил тебя к себе домой.
И ты кивнула. Ты согласилась.
Вновь улыбнувшись, ты пошла за мной.
(А, может, просто мне это снилось?)
Мы просидели несколько часов
В холодных стенах пустого зала.
Я ожидал простых банальных слов,
Но ты ни слова мне не сказала.
С тех пор ты приходила каждый день -
Моя царица, моя богиня,
Заметная немногим, словно тень.
И мы молчали. И пили вина.
Я ежедневно созерцал твой лик,
Но мысли не давали мне покоя:
Я умирал от боли каждый миг,
Что ты так близко, но не со мною.
Мы иногда бродили по ночам
По тротуарам пустынных улиц.
Я, как и ты, задумчиво молчал.
Но твои губы меня коснулись...
В ответ я захотел тебя обнять.
Ты отвернулась. Ты отстранилась.
И я не мог все это осознать.
(А, может, это мне тоже снилось?)
И помню, как иду я за тобой
И в след кричу: "Ну, хоть скажи мне, кто ты?
Прошу тебя, не уходи, постой!"
Но ты исчезла за поворотом.
И я бежал, и вслед кричал: "Вернись!
Моя царица, моя богиня!
Прошу: хотя бы просто назовись!
Скажи мне имя - всего лишь имя!"
Я за тобой бежал, но не догнал.
А после в тишине сидел в квартире
И всю ту ночь беспомощно рыдал -
Ведь ты мне ближе всех в этом мире.
А утром ты опять пришла ко мне.
И мы как прежде весь день молчали.
И я был счастлив будто бы во сне.
Но только мысли меня терзали.
Я знал, что буду так тебя любить,
Как в этом мире никто не любит,
Но понял, что хочу тебя убить,
И эти мысли меня погубят.
Но ты меня касаешься опять...
По моей коже губами водишь...
Я как тогда хочу тебя обнять.
Но ты уходишь. Опять уходишь.
И я как прежде прорыдал всю ночь,
И злые мысли меня терзали,
Но я, как мог, гнал эти мысли прочь.
Но посветлело в холодном зале.
И ты вошла в распахнутую дверь -
Еще красивей мне показалась.
И я спросил тебя: "Но что теперь?"
Но ты молчала. И улыбалась.
А я кричал: "Я не хочу страдать!
Ведь мы все можем начать сначала!
Но ты должна мне что-нибудь сказать!"
Но ты молчала. Но ты молчала.
Я продолжал: "Но мы же влюблены!
А если нет, то что - конец надежде?
Любовь со мной, здесь нет моей вины"
Но ты хотела уйти как прежде.
И я схватил тебя и прокричал:
"Так не пытают тех, кого любят!
Скажи же мне хоть слово! Я устал!
Твое молчанье меня погубит..."
Я пристально смотрел в твои глаза.
И сердце сильно в груди стучало.
Казалось, этот стук заполнил зал.
Но ты молчала. Опять молчала.
Я понял, что вот-вот сойду с ума,
И мне отныне не станет легче.
И я сказал тебе: "Спаси меня!"
И сжал объятья как можно крепче.
Но ты рвалась из плотно сжатых рук.
Я был уверен: ты рвалась к другому.
Тебе не повезло: я был хирург,
И инструменты хранились дома.
Прости, но варвар я, а не эстет.
Не композитор, не поэт - так что же?
Не скальпель я достал, и не ланцет,
А просто ножик - обычный ножик.
И с силой его в грудь твою вонзил.
Ты застонала и пошатнулась.
Я прошептал: "Ведь я тебя любил..."
Ты промолчала и улыбнулась.
Из твоей раны выступила кровь.
Я пристально смотрел на свои руки.
(Такая вот она, моя любовь -
Одни лишь слезы, одни лишь муки.)
И медленно сползая по стене,
Ты пристально в глаза мои смотрела.
И мне казалось: это все во сне.
Но ты погибла. Ты так хотела.
Таким был заключительный аккорд:
Одна лишь рана - такая малость.
Но я был счастлив, был чертовски горд:
Ведь ты осталась - со мной осталась.
И я всю эту ночь пробыл с тобой.
Мне было можно тебя касаться.
Пожалуй, так бы поступил любой,
Чтоб быть любимым, а не казаться.
Твоей душой не смог я завладеть,
Но мне досталось хотя бы тело.
Тебе пришлось сегодня умереть.
Ты так хотела - сама хотела.
Ты так свежа, как будто просто спишь.
Но нашу сказку не начать сначала.
Жива - мертва - ты все равно молчишь,
Ведь ты молчала - всегда молчала.
И я опять страдаю в тишине,
Ведь тишина теперь мой верный спутник.
Сегодня что-то умерло во мне,
Ведь я преступник - теперь преступник.
И этим утром как всегда опять
Лучи рассвета меня разбудят.
Я, как и все, способен понимать:
Меня отыщут, меня осудят.
Я, как и ты, молчал всегда теперь,
А в разговоре был немногословен.
Я лишь вошел в распахнутую дверь
И объявил всем, что я виновен.
Мне скажут день, когда свершится суд,
Что наказание неизбежно.
И мимо твое тело пронесут.
Да, ты осталась чертовски прежней:
Все так же незаметна, словно тень,
Так же печальна и молчалива.
Но ты прекрасней всех земных людей.
Надеюсь, что ты умерла счастливой.
Тебя зароют в землю завтра днем.
И правосудье за мной примчится.
Все чудится мне плач твой за окном.
Я просто болен. Пора лечиться.
И вот начался долгожданный суд -
Слуги закона держат обещанье.
И я услышал, как тебя зовут:
"Жертву убийства зовут Молчанье"
Я осознал, что должен был убить
Ту, что виновна во всех несчастьях.
Меня просили что-то говорить,
Но над Молчаньем никто не властен.
Меня просили и себя назвать,
Подробно расписать им все детали.
Но я упорно продолжал молчать.
И мне казалось, что все молчали.
Отныне ежедневно на суде
Меня избытком голосов пытают.
Я спрашиваю: "Милая, ты где?"
И все стихает, все умолкают.
Я как кино прокручиваю дни:
Ты - моя жертва, я - твой убийца.
Я пристально смотрю в глаза судьи.
Мне это снится. Всего лишь снится.
Вдруг ты заходишь в многолюдный зал.
Впервые в жизни разговор заводишь.
Не помню, что тогда тебе сказал.
Но ты уходишь. Опять уходишь.
И я кричу тебе с надрывом вслед:
"Оставь меня! Исчезни! Умоляю!
Ты умерла, тебя ведь больше нет!
Но это ложь. Я это понимаю.
Я понимаю, что ты будешь жить,
Покуда живы здравый смысл и разум.
Я сделал все, чтобы тебя убить -
И вот ты видишь, что я наказан.
Но знаешь, я держать не смею зла
На то, что ты со мной не говорила.
Я понимаю, что ты умерла
Лишь потому, что ты меня любила.
Мне просто хочется тебе сказать:
Ты умерла, но это не прощанье.
Со мною вечно будет пребывать
Твое Молчанье - мое Молчанье.

(2004)

 

© - Hostis Humani Generis Richie Rellik (night-prowler[at]nightmail[dot]ru).
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+