Он очень любил книги

Ему в этот день исполняется двадцать лет, юбилей. Он пригласил много народа, родители приготовили праздничный стол. Все как у обычных людей. В принципе он и был обычным человеком за исключением одного, он очень любил книги, все абсолютно: детективы, любовные романы, ужасы, исторические, мистические и даже такие бесполезные, как он их считал, пособия по практической магии. И на каждое свое день рождение он просил подарить ему от каждого гостя по одной книге, других вещей ему было не надо. Он помнил каждую книгу, которую ему подарили и когда, хотя их было уже далеко за две сотни. Они расползались по всем шкафам и полкам, как тараканы, но это не мешало им все появляться и появляться. Родители были не против такого увлечения, в какой-то степени даже за. Ведь их сын не пил по дворам самогон, не лез в драки, а спокойно сидел в своей комнате и читал. Это помогло ему поступить в институт и спокойно учиться там, на повышенную стипендию.

Гости уже начали собираться, и как всегда в руках у них в виде подарков были книги. У девушек преимущественно были любовные романы, а у парней детективы и боевики. И только дед, как всегда выделился. Он не любил своего деда, и дед это прекрасно знал. Даже можно сказать это была взаимная не любовь их к друг другу. Но именинник не мог его не пригласить, а дед не мог отказаться от приглашения, но напакостить за этот вечер они успели. Дед подарил своему внуку не книгу, а какую-то безделушку, а внук ему, как он читал в одной книге, подсыпал в чай крысиный мор, он просто хотел, чтобы дед понял, что ему здесь не рады. Вот так они друг друга любили. Вечер выдался прекрасный, все веселились, пили, закусывали, ели. Молодежь танцевала, более старое поколение из-за стола не вставало, дед пил чай, пил и пил. Спиртное он пить не мог из-за недавно перенесенного инфаркта, поэтому только чай. А ребята веселились, особенно именинник, в душе у него все ликовало. Наконец-то его ненавистный дед поймет, что приходить в этот дом ему больше не следует. Он не понимал, из-за чего он так не любил деда, может, ревновал отца, может, не хотел видеть старость деда, эти размышления могли продолжаться ночами, но против чувств не пойдешь. Зачем он подсыпал крысиный мор в чай? Он просто не хотел его больше видеть, не хотел, чтобы деда видел его отец. Нет, именинник не хотел, чтобы дед умирал, он просто хотел мучений деда, он вычитал это в своей любимой книге.

Дед ушел, никому ничего не сказав. О нет, он не обиделся, точнее сказать не успел обидеться, ему просто стало очень плохо, и он захотел уйти, чтобы никто не видел его мучений. Дед вышел на улицу, сильный ветер ударил ему в лицо. А желудок все не успокаивался. Его как будто выворачивало на изнанку, раскручивало по всей брюшной полости подбрасывая до глотки. Он практически успел дойти до своего дома, хорошо он живет не далеко. Но дойти он не успел. Желудок опять свело, причем так, что все съеденное за вечер выплеснулось на белый снег. Его рвало, долго беспощадно, обжигая пищевод и рот, выходило даже через нос. Глаза уже ничего не видели, даже то, что когда-то белый снег стал красным, а рвота не прекращалась. В уме он все повторял одни и те же слова: "Пусть его погубит то, что он так сильно любит". Ведь дед не дураком и он догадался, чьих это рук дело. Когда рвота успокоилась, он лег на окровавленный снег, встать он уже не мог. Он знал, что уже никогда в жизни не поднимется, а в уме он все повторял и повторял до последней минуты своей жизни: "Пусть его погубит то, что он так сильно любит".

А его внук все веселился, не обращая внимания на слова повторяющиеся, как заклинания: "Пусть его погубит то, что он так сильно любит". И когда они прекратились, он обрадовался еще больше. Но радость была недолгой. Как по команде все до одной книги начали шевелиться. Страницы перелистывались сами собой, и никто кроме именинника этого не замечал. А из его любимых страниц, как черви поползли буквы, как змеи предложения. Принимая очертания, того на, кого были похожи. Шепот этих червей и змей походил на текст тех книг, откуда они выползли. Это сдавливало мозги, превращая их в кровоточащий комок. А черви и змеи подползали все ближе и ближе. Змеи опутывали его шею, ноги, руки, тело, черви залазили в глаза, нос, уши. Пробирались в вены, артерии, органы. Дышать было не возможно, ощущать червей внутри неприятно, противно и страшно. Шепот не затихал ни на минуту, а с приближением червей к мозгу становился еще сильнее. Он видел, как из всех пор и отверстий на теле начала сочиться кровь, потому что червям не хватала в нем места, и они вытесняли все, что в нем находилось. Через какое-то время он прекратил видеть, потому что черви вытеснили его глаза, но боль была, и была прежней все пожирающей, невыносимой и жгучей.

Родители бегали кричали, вызывали скорою, но все было бесполезно. Именинник скончался через час. Врачи еще долго вспоминали этот случай, когда в человеке остался только мозг, точнее кровавая кашица от мозга, а остальное просочилось через поры и отверстия на теле.

 

К О Н Е Ц

 

© - Рыся.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+