Ледователь

Весь берег был усеян трупами парашютистов. Попытка десантирования на сверхзвуке окончилась полным провалом.

Теперь генералу надо было наказать виновных. Но кого именно?

Пилот утверждал, что не превышал предписанной скорости. Показания приборов подтверждали его слова. Стало быть пилот невинен. Автор самой идеи прыжка ссылался на то, что подобные опыты - с морскими свинками - прошли успешно. И здесь не к чему было придраться: генерал лично присутствовал при эксперименте и воочию видел, как животные приземлились целыми и невредимыми. Конструктор парашютов? Но по роковой случайности за два дня до начала испытаний он скончался от сердечной недостаточности.

А между тем в генштабе наседали на генерала, требуя немедленной выдачи виновника.

Генерал налил себе очередной стакан перцовки, закурил "винстон лайтс" и крепко задумался.

В дверь постучали.

- Войдите, - устало произнес генерал.

Вошел адъютант. Судя по выражению восторга на лице, новости, которые он принес были хорошими.

- Выкладывай, - бросил генерал, гася окурок в чашке со вчерашним кофе.

- Товарищ генерал, -радостно затараторил адъютант, - я знаю выход из полжения! Этот человек решит все наши проблемы. У него прирожденный талант! Он... Ну, словом, помните дело...

- Подожди, - генерал с раздражением оборвал своего, не в меру болтливого, помщника, - я заранее знаю, что ты скажешь: какой-нибудь очередной шерлок холмс, гениальный сыщик, черт его дери...

- Не сыщик, товарищ генерал, а ледователь.

- Следователь, ты хотел сказать...

- Нет, товарищ генерал, именно ледователь... По особо важным делам.

- Что за вздор ты несешь! Таких не бывает. Черт-те что... Ну хорошо, где он, твой "ледователь"?

- За дверью, товарищ генерал, ждет, когда вы сможете его принять.

- Пусть войдет.

Адъютант распахнул дверь и генерал увидел высокого грузного мужчину неопределенного возраста. В руке он держал старомодный портфель. Подобные анахронизмы существовали, пожалуй, лишь при царе Горохе.

- Можете войти. Значит вы и есть сле... ледователь?

- Ледователь. По особо важным делам.

- Ну что ж... Что же... Вы, я полагаю, в курсе...

- Разумеется. Я слышал о вашей проблеме и сделаю все возможное, чтобы...

- Вот, - генерал указал на объемную папку, - думаю вам стоит посмотреть... Это дело.

- Я понял. Одну минутку, вы не могли бы встать...

- Встать? Зачем это?

- Я вас очень прошу.

- Хорошо, - генерал с неохотой поднялся. Его знобило от перцовки.

- Спасибо большое.

И ледователь, с неуклюжей поспешностью, свойственной грузным людям, плюхнулся в генеральское кресло.

- Очень устал с дороги, - пояснил он.

- И еще, - С этими словами ледователь открыл свой мастодонтообразный портфель и извлек оттуда консервную банку с оторванной этикеткой, - открывашки у вас не найдется?

- Нет, не найдется, - удивился генерал.

- Хорошо.

Из того же портфеля необычный визитер вынул огромный, зловещего вида, нож, и неумело орудуя им, принялся открывать жестянку. В банке оказалась сгущенка.

- Дома не успел перекусить - торопился к вам.

Ледователь поднес банку ко рту и с густым чавканьем стал поглощать ее содержимое.

Белая жижа заструилась по массивному подбородку. Капли этой жижи падали на злосчастное "дело о парашютистах". Скоро вся папка оказалась покрытой слоем отвратительной патоки.

- Что за дурака ты мне притащил? - зашипел в отчаяньи генерал на своего адъютанта.

- Товарищ генерал! Это - лучший специалист в своем классе. Манеры у него странные, я согласен. Но зато равных ему - нет!

- Ладно, посмотрим...

Генерал отошел к окну и закурил семидесятую за этот день сигарету.

Тем временем толстяк окончил свою безобразную трапезу и принялся перелистывать страницы дела, нещадно пачкая их все той же липкой субстанцией (сгущенкой).

Так прошло полчаса.

- Скажите пожалуйста, - это произнес ледователь и генерал, у которого началось похмелье, вздрогнул от неожиданности, - скажите пожалуйста, как звали вашу прабабушку?

- Что? Какую еще прабабушку?

- Понимаете, мне это необходимо, чтобы прояснить ситуацию... Понимаете...

Генерал хотел было сказать в ответ какую-нибудь грубость, но, вспомнив слова адъютанта о том, что этот странный субъект - первоклассный специалист, решил все же ответить.

- Авдотья Мария Бадер-Шукшина. Она из поволжских немцев, - добавил он.

- Нет. Такие подробности мне не нужны. Спасибо. Ватершушина, вы говорите?

Генерал от досады плюнул прямо на пол.

Прошло еще четыре часа. Все это время ледователь изучал дело, время от времени задавая генералу нелепые по мнению последнего вопросы. Адъютант давно уже ушел домой. Генерал докуривал десятую пачку "винстон лайтс".

Наконец ледователь оторвался от папки.

- Я - все. В смысле: мне все понятно.

Генерала трясло. Генералу хотелось спать. Кроме того, судя по всему, у него начался очередной приступ геморроя.

- Что же, черт возьми, делать?! Вы узнали, кто виноват? Имя! Назовите мне имя! - генерал чуть ли не кричал, - время! Завтра мне нужно предоставить в генштаб отчет!

- Знаете... Сэр генерал, - ледователь откинулся на спинку кресла, - я хотел бы с вами посоветоваться... Дело в том, mon generale, что я до безумия люблю одну женщину... А она меня - нет. У этой женщины есть друг. Некто... э-э-э... Что-то из греческой мифологии... Ясон, что ли... Так вот, этот друг, по-моему, настраивает ее против меня. Вопрос следующий: как бы вы поступили на моем месте?

Генерал не верил своим ушам. Он готов был заорать, затопать ногами.

Вместо этого, однако, он произнес:

- Скажите... Скажите правду: вы кретин?

- Кретин? - "первоклассный специалист" усмехнулся, - Вам виднее...

У генерала внезапно засвербило в заднем проходе. Не в силах больше сдерживаться, он закричал на всю комнату:

-Я угробил на вас целый день! Вы испортили дело, вы сидите на моем стуле и жрете сгущенку! Вы!!! Вы понимаете, что завтра - завтра! - я должен буду отчитываться... Господи, что я им скажу... Все из-за вас! Теперь мне остается только застрелиться...

- Что ж, - задумчиво произнес ледователь, - это мысль...

Генерал посмотрел на него безумными глазами.

- Я назову вам виновника. Главный виновник - это вы, генерал. Ведь именно вы санкционировали этот...

- Что за бред! Что ты... вы... ты городишь! Я исполнял приказ! Я должностное...

- ...этот прыжок, - не обращая внимания на разбушевавшегося генерала, продолжал ледователь, - и поэтому - зачем ждать до завтра? Вас так или иначе казнят. И я со своей стороны готов... - при этих словах ледователь вынул из кармана нож - тот самый, с помощью которого была открыта консервная банка, - готов избавить вас от...

- А-а-а! - Генерал, плохо соображая, что он делает, бросился на ледователя, но потерял равновесие и, стукнувшись затылком о подоконник, упал на пол.

Последним что он увидел, были капли засохшей сгущенки на лезвие.

Ледователь, не торопясь, отер нож о генеральские штаны, бережно убрал его в портфель и, пару минут посмотрев на бездыханное тело, направился к двери. На полпути он спохватился, подошел к столу, взял дело и недопитую перцовку, положил их - опять же - в свой доисторический портфель и быстрым шагом вышел из комнаты. Больше его никто не видел.

Да... "Дело о парашютистах" вызвало в свое время огромный общественный резонанс. Об этом деле писала даже такая авторитетнейшая газета, как "комсомольская правда".

 

К О Н Е Ц

 

© - Liar (anyo[at]mail[dot]nkosino[dot]ru).
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+