Павел Зябкин

Солдатам и офицерам, воевавшим в Чечне в первую кампанию, посвящается.

Представляю вниманию уважаемого читателя записки о первой чеченской войне 1994 - 1996 гг. События и люди подлинные. По известным соображениям я не называю фамилий героев. Я умышленно не стал выстраивать какую-либо канву повествования, так как это лишило бы записки их подлинности. Я постарался описать войну, так как видел ее сам, будучи солдатом-контрактником, сумбурно и бестолково. Отсюда сумбурность, бестолковость и отсутствие сюжета. Не найдя ничего лучшего я просто решил рассказать о ярких, запавших в память эпизодах тех дней, о личных впечатлениях.

* * *

О себе: живу в Воронеже. Бывший следователь. После увольнения (по статье) зарабатывал на жизнь в "горячих точках" (1995-96 г.г. - огнеметчик и 2000-2001 г.г. - писарь) и так еще по контракту служил. Кавалер 3 боевых наград. В данное время охранник на стоянке. Холост. Образование высшее.

Павел Зябкин (pzyabkin[at]yandex[dot]ru)

Повесть о трех пастухах

- Вон эти козлы кажется, едут, глядя в бинокль проговорил шепотом старший лейтенант Макапов. В бинокль он увидел белую "Ниву", которая как-то крадучись ехала по проселочной дороге в сторону шоссе, ведущего в Грозный.

Солдаты неудачи, "Славик"

А вот еще тоже интересная личность, которых немало собралось в Чечне. Слава был самым старым солдатом не только в роте, но, наверное, и в бригаде, а может быть и во всей группировке. У нас он справил свой сорок первый день рождения. У Славика, не то что дети, а внучка уже была лет трех. Выглядел он тоже старовато. Ну, вылитый дед. Худощавый, морщинистый. Форма его скорее не молодила, а еще больше старила. Нет, конечно, будь у него на погонах большие звезды, то может он и сошел бы за молодого маршала, а так.... А призвался из своей глубинки он уже на предельном возрасте - сорок лет. Сами обстоятельства попадания его сюда были по его словам, весьма фантастичны. Вызвали якобы в военкомат и сказали, что на сборы посылают, а на сборы это оказалось в Чечню. Это конечно полная сказка.

Солдаты неудачи, "Туркмен"

Несколько слов о Туркмене, так часто упоминаемом в записках как мой напарник. С этим человеком военная судьба упорно сводила меня в течение полугода. Вся ирония заключалась в том, что трудно было бы разыскать двух более противоположных по характеру и жизненным установкам людей, чем мы. И вот мы вынуждены совместно сотрудничать. Трудно сказать, чем мотивировалось решение командира прикомандировывать нас в паре. Ни дня, когда мы были вместе, не обходилось без ругани, по самым пустяковым причинам. Но, тем не менее, Туркмен это тот человек, с которым действительно пойдешь в разведку и в ком можно быть уверенным как в самом себе. Итак, о нем.

Солдаты неудачи, "Командирская кухня"

Солдатская мудрость рекомендует держаться подальше от начальства и поближе к кухне. А мне вот случилось попасть на кухню и при этом ближе некуда к начальству - на личную кухню командира бригады полковника М., слывшего большим бабником и самодуром.

Солдаты неудачи, "Прапорщики-залетчики"

Хмурым дождливым утром разведка рассаживалась на броню. Предстояло опять идти впереди колонны, которая тронется несколькими часами позже. Выезжаем как обычно двумя машинами. БМП стоят наготове. Сейчас, наверное, тронемся. Откуда ни возьмись, появляется Юрка - срочник и с ехидной улыбкой на грязном лице сообщает, что с нами в разведку пойдут три прапорщика, которые сидят в яме. И якобы командир бригады приказал никакого оружия кроме гранаты и "мухи" им не выдавать. А наказаны они так за то, что по пьянке издевались над срочниками, своими подчиненными. А сами прапорщики с ПХД (кухни).

Солдаты неудачи, "Праздничный обед"

Тридцать первое марта 1996 года. День этот запомнился мне наверное на всю жизнь. В те дни мотострелковая бригада, в которой я служил, успешно продолжала операцию по зачистке Веденского района на предмет подписания мирных договоров с администрацией сел, осчастливленных нашим пришествием. Как выглядело подписание мирных договоров, я толком не могу объяснить. Села, где находились боевики, брались с боями. Жителей там уже не было и кто, с кем что подписывал я затрудняюсь сказать. Те же села где боевики не обнаруживались, проходились войсками без остановок.

Солдаты неудачи, "Известные события"

Был январь 1996 года наша бригада уже несколько месяцев лагерем стояла у н.п. Шали. Лагерь порядочно врос в землю и покрылся снегом. Жизнь относительно обустроилась. Обустроилась жизнь и в химроте, где мне довелось служить. Кроме трех врытых в землю и относительно благоустроенных палаток у нас в роте еще имелась оружейная комната, представлявшая собой глубокую яму, покрытую шифером. Все это ветхое сооружение имело, однако, деревянную дверь с навесным замком. Ключ от этого замка находился у старшины роты. Кроме того, стоял на краю небольшого лагеря крытый брезентом кузов, где лежало вповалку имущество роты: сапоги, форма и прочее.

Солдаты неудачи, "Почетная лента"

Дело было летом 1995 года, когда бригада наша стояла в районе н.п. Старые Атаги и командовал ею гвардии полковник М. В ту пору, как раз после событий в Буденовске пошла череда массовых увольнений контрактников. Для того чтобы остановить этот отток командование шло на различные меры, подчас и весьма оригинальные. Однажды утром нас построили на плацу ЦБУ бригады. К моменту построения там находился сам командир бригады. Возле него стоял нарытый красной скатертью стол с какими-то бумагами, возле которых возился начальник строевой части. На противоположной стороне плаца стоял ГАЗ-66, приехавший из какого-то мотострелкового батальона. Возле машины стояли двое офицеров из этого батальона и контрактник. Еще неподалеку выстроились солдаты комендантского взвода, с метлами в руках. Мы были в некотором недоумении от ожидавшегося мероприятия. Один из офицеров, приехавших на ГАЗ-66 достал из кузова машины вещмешок и отнес его к столу, покрытому скатертью.

Солдаты неудачи, "Отражение"

Обстрел продолжался минут двадцать. В течение этого времени на село падали мины, и танки прямой наводкой били по окраинным домам. Теперь пришло время идти пехоте. Со стороны села не стреляют. Тем не менее, перебежками двигаемся по пустырю, разделяющему насыпь, за которой мы залегли от крайних домов. Легко бежать по сухой земле, покрытой свежевыросшей травкой. Особенно легко бежать, когда за спиной осталась одна труба огнемета. Вторую я успешно отстрелял часом ранее.

Солдаты неудачи, "Ошибка"

Колонна движется по горной дороге. Мотострелковая бригада идет зачищать очередное село. Погода прекрасная. Весна вступила в свои права. В этот раз я иду в составе колонны и от этого мне приятно. Сюрпризов и неожиданностей, подстерегающих в разведке, не ожидается. Огнемет лежит на броне БМП, медленно плетущейся за сапером, который с миноискателем проверяет дорогу. Слева от дороги высится горный откос, а справа глубокое ущелье. На дне ущелья видны дома. Там какое-то село. Как приятно вышагивать налегке ни о чем не думая, или думая о приятном. О скором возвращении домой, например.

Солдаты неудачи, "Мародеры"

Село наконец-то взято. Боевики выбиты, мирные жители разбежались еще загодя при виде колонны федеральных сил, бронированною змеей ползущей по извилистой горной дороге. Теперь пошла самая приятная часть войны: поиск и добыча трофеев.

Солдаты неудачи, "Страх"

Разведгруппа спешилась с БМП. Мы разделяемся на две группы и идем по лесу. Скоро здесь пройдет колонна. По большому счету наша задача зачистить горное село со странным названием Хити-Хутор. Группы идут по разным сторонам дороги. Пока все нормально. Продравшись через заросли орешника мы вышли на лесную полянку. Мартовское солнце уже взошло и достаточно согрело землю. Жизнь прекрасна и удивительна. После этой операции, возможно, я поеду в отпуск. Около года я уже не был дома. Я забыл как жить нормально и даже боюсь возвращения. Но все равно, весеннее солнце делает свое дело и мне начинает хотеться домой. Маленький привал. Я облокачиваюсь спиной о дерево и полностью расслабляюсь. Скорее бы кончилась эта операция.

Солдаты неудачи, "Смертник"

Мы пытаемся войти в село с этой стороны, со стороны пологого склона. Мы, то есть разведгруппа уже смогли незаметно подобраться почти к самым домам. Чехи нас не заметили, так как мы шли пешком. Пехота, двигавшаяся на броне, была обстреляна из гранатометов и ПТУРов, а мы нет. Еще минут тридцать назад мы лежали за пригорком и над нами летели мины и ракеты, но не по нам. Чехи нас просто не замечали. А позади было видно, как взлетают в воздух фонтаны земли, прыгает с брони пехота и носится вокруг машин.

Солдаты неудачи, "Кавказское гостепреимство"

Не раз упоминал я в своих записках о варварском и диком обычае чеченов насиловать пленных. Попробую подробнее рассказать о двух нашумевших случаев, которые произошли на моих глазах.

Солдаты неудачи, "Винзавод"

Нам крупно повезло, возле нашего блокпоста, что под Курчалоем находится винзавод. Завод заброшен, и мы не сразу догадались о нашей удаче. Обнаружено же это сокровище было совершенно случайно. В тот благословенный день, второй или третий день выполнения задачи. За дровами отправились БМП и танк. Возглавил дровосеков лично зам.комбата. Вернувшись через несколько часов, они кроме дров привезли еще множество десятилитровых банок наполненных каким-то напитком. В некоторых банках был сок, поэтому-то зам.комбата и привез их, а вот что было в других банках, никто не знал.

Солдаты неудачи, "Полет над гнездом кукушки"

Солнечный апрельский день 1996 года. Бестолковое перемещение солдат у скопища палаток и техники. Это лагерь мотострелковой бригады у села Центорой. Наш лагерь стоит между окраиной села и ущельем глубиной метров триста - четыреста. По краю ущелья проходит дорога, на нее же садятся вертолеты, регулярно подвозящие нам продукты и боеприпасы, они же забирают убитых и раненых. Снег сошел, но на горных вершинах Кавказского хребта видны ледяные шапки.

Солдаты неудачи, "Рембо"

Часто видя, американские боевики я со скукой отворачивался во время сцен драк, где положительный герой в одиночку и без оружия раскидывает толпу вооруженных до зубов негодяев. Нижеприведенная история заставила усомниться меня в правильности поговорки "один в поле не воин" и мене скептически смотреть Штатовские фильмы с участием Шварцнегера и Сталонне.

Солдаты неудачи, "Глупая смерть"

Стоял обычный мартовский день, который на равнинной части Чечни бывает солнечным, но еще не жарким. Под ногами хлюпает глина называемая "чечен-земля". Уже не холодно, но еще не жарко. В этот день я и еще сорок таких же солдат находились на блокпосту у населенного пункта Курчалой, километрах в трех от нас находился другой блокпост. Там людей и техники было побольше, и там же стоял временный штаб нашей группы, там же жил и командир батальона. Нашей задачей было сначала перекрыть отступление Радуева из Новогрозненска, а затем обеспечить успешный вход войск в Курчалой.

Солдаты неудачи, "Недолет"

Наша разведгруппа сидит на высотке. Ниже идет глубокий овраг или скорее ущелье. Там одноэтажные дома, штук пять или шесть. Местность видна как на ладони. Наша высотка плоская, на краю три деревца. Солнечный день середины весны. В домиках внизу копошатся люди, до них мы еще не дошли. До них около километра. Отсюда видно и что за домами. За домами в лес уходит группа боевиков, тех, что недавно сожгли два наших танка.

Спящая красавица

Прошло уже несколько часов как наступил Новый год. Что-то противно лезло в легкие Виктора, забивая их горечью. Не выдержав он громко чихнул и проснулся. Открыв глаза увидел, что его маленький сельский домик наполнен дымом от печи. Мгновенно вскочив с теплой постели, которую он делил со своей молоденькой любовницей Аней, он подбежал и распахнул форточки и дверь. Виной такого задымления явилась закрытая по оплошности наглухо заслонка печи. "Перебрали вчера, - подумалось ему, - хорошо что вовремя проснулся а то мог бы и сразу в ящик сыграть." Свежий морозный воздух с улицы заполнял дом. Дышать стало легче и Виктор обратил свой взгляд на Аню, про которую забыл на эти несколько секунд.

 

 

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+