Солдаты неудачи, "Мародеры"

Село наконец-то взято. Боевики выбиты, мирные жители разбежались еще загодя при виде колонны федеральных сил, бронированною змеей ползущей по извилистой горной дороге. Теперь пошла самая приятная часть войны: поиск и добыча трофеев.

Село разорено. Заброшенные дома стоят полуразрушенные. По улицам бродит бесхозная скотина и жалобно мычит. Еще вчера здесь шли бои. Вчера мы как сумасшедшие врывались в дома и лупили с автоматов по окнам и дверям, забрасывали их гранатами. Кое-что удалось набрать и вчера. Вчера я шел по улице, намотав на шею связку копченой бараньей колбасы и периодически откусывал от нее. Вчера мы расположились в кирпичном здании школы и устроили там погром. На доске в одном из классов мелом нарисован мужской фаллос гипертрофированных размеров и надпись "вот вам чечены". Это художество пулеметчика разведроты, бывшего школьного учителя. В кабинете директора устроен сортир, во двор выходить было опасно, работали чеченские снайпера. Окна заложили партами. В кабинете биологии стоял макет скелета человека. Теперь в костяной рот черепа, одетого в ржавую дырявую каску, вставлен пластилиновый фаллос.

Переночевав с комфортом на матрасах и перинах в теплых школьных стенах, мы ждем, что будет дальше. Командир разведроты ушел на совещание к командиру бригады. Если после его возвращения не будет команды собираться, значит, этот день пройдет здесь, то есть не придется воевать. Я с нетерпением жду ротного и не хочу сегодня воевать. Вот ротный вернулся. Он ничего не говорит. Минут через десять стало ясно, что никто никуда на задание не пойдет. У меня отлегло от сердца.

Нас с Туркменом подзывает командир взвода. У меня ёкает сердце, неужели сейчас опять куда-то идти на разведку. Нет, дело намного проще и лучше. Взводный показывает на два хлипких домика стоявших впереди школы. Лейтенант говорит, что их надо снести с огнеметов. Ну, это дело простое и знакомое. Два оглушительных хлопка и домики осыпались. Обзор взводному обеспечен. Мы с Туркменом свободны. Туркмен предлагает походить по домам. Он хочет найти телевизор и привезти его в роту. В роте есть электричество от движка. У офицеров есть телевизор, у нас нет, Туркмен хочет, чтобы и у нас он был. Правда до сего дня электроника нам в домах не попадалась. Чехи видимо заранее попрятали все самое ценное. В основном набираем одежду, обувь, еду, одеяла и матрасы. Вчера был королевский ужин из разных разносолов, набранных в домах. Приготовлялись всякие экзотические блюда, наподобие орехов с детским питанием или со сметаной. От орехов у меня к стати теперь дикая потенция и мужское начало выпирает из штанов, что дает повод для Туркменовых насмешек. Мы с Туркменом берем автоматы, вещмешки и идем в село на мародерку, так называется в просторечье собирание трофеев.

Первым делом мы спускаемся под горку, дома там почти не разрушены. Вместе с нами туда же идут и трое разведчиков. Они хотят найти снайпершу, которой вчера выстрелом из БМП оторвало ноги. Спускаемся к месту, где по расчетам должна быть снайперша. Её там, к сожалению нет. На этом месте огромные пятна крови и следы волочения, ведущие в сторону мечети. Лежит огромный полиэтиленовый пакет. Вытряхиваем его содержимое. Две противопехотные мины, упаковки одноразовых шприцов и ампул, пачка фотографий, какие-то тампаксы и прокладки. Надеюсь, последние ей уже никогда не понадобятся. Разведчики сразу же заинтересовались минами и медикаментами, а мы с Туркменом рассматриваем фотографии. На них на всех присутствует молодая женщина средней привлекательности. Она то в платье, то в камуфляже с оружием, то снята в обнимку с какими-то бородатыми чехами, так же обвешенными оружием. Разведчики уходят по кровавым следам, а я, выбросив фотографии, отправляюсь вслед за Туркменом в первый же дом.

Дом, куда мы вошли, кажется, еще не осчастливлен присутствием русского солдата. Все в относительном порядке. Беглого взгляда достаточно, что бы понять, что телевизором здесь и не пахнет. Мы переворачиваем постельные принадлежности, опрокидываем шкафы и ломаем мебель, в надежде отыскать, что ни будь ценное. Что именно мы пока еще и сами не знаем. Туркмен в ящике серванта находит пачку денег, но, к сожалению это советские купюры 1961 года выпуска. Да, не повезло. По полу раскиданы фотографии из семейного альбома. На нас с укоризной смотрят носатые лица разных поколений. Наконец Туркмен находит медаль "Мать героиня" и с радостью надевает ее на куртку. Я молча давлюсь со смеху и не объясняю ему, что это за награда. Пусть покрасуется.

Истошный вопль заставляет нас выскочить на улицу. В соседнем дворе кто-то орет нечеловеческим голосом. С автоматами наготове мы вбегаем во двор. Там наблюдается интересная сцена. Двое пехотинцев поймали осла и пытаются навьючить на него какие-то мешки. Один из солдат держит осла за его длинные уши, а второй взваливает ему на спину мешки. Осел скидывает мешки и истошно орет. Все ясно, в этом доме делать уже не чего. Набив карманы грецкими орехами, рассыпанными по полу веранды, мы продолжаем путь.

В следующем доме нам везет больше. Я нашел почти новые хромовые сапоги. Тут же сажусь и переобуваюсь. Сбрасываю добытые на прошлой мародерке горские сапоги, которые размокли в грязи и одеваю более подходящие для весны хромовые. Туркмен находит целый мешок новенькой обуви, но, увы, она детская, размера 36-38. В шкафу мы находим новый костюм-тройку серого цвета. Я надеваю жилетку и кладу в карманы по гранате, Туркмен накидывает поверх своей куртки пиджак. Смотрим друг на друга и смеемся. Выходим так пофорсить.

В третьем доме наконец-то удача. В комнате на тумбочке стоит огромный черно-белый телевизор. Проверить его работу нет никакой возможности из-за отсутствия в селе электричества, но Туркмен почему-то уверен, что он работает. Обвязываем телевизор веревками, найденными тут же в доме и волокем его теперь в гору. Мы не раз пожалели, что нам не попался какой ни будь бесхозно бродящий осел. Но ослы видимо представляли для чехов большую ценность, что не скажешь о коровах, те нам попадались постоянно.

Дотащив телевизор до школы, Туркмен по хозяйски подходит к БМП разведчиков и вышвыривает вещи из десантного отсека. Когда отсек опустел, мы задвигаем телевизор в самую глубь машины. Затем Туркмен забрасывает обратно вываленные вещи.

Теперь мы вновь уходим мародерить. Теперь наша цель пища. Обойдя несколько домов, уже изрядно разграбленных, мы не находим ничего достойного нашего внимания. Всех этих колбас, сметан, огурцов у нас и так навалом, хочется чего ни будь этакого. Коров на улице поубавилось. Их потихоньку отстреливают на шашлык. Бродившие прежде коровы теперь валяются на улицах и, как правило, у них отрублена одна из ног. Проходя мимо одного из домов, я замечаю вывеску на русском языке "Библиотека". Не может быть. Наконец-то я возьму хоть чего ни будь почитать. Не веря в свою удачу, я забегаю в дом с выбитыми стеклами. Там уже копается Костик, солдат из клуба, бывший следователь милиции. Я приветствую его и тоже начинаю перебирать книги, сваленные на полу. Туркмен равнодушен к пище духовной и торопит меня. Быстро кидаю в мешок томик Бальзака и "Жизнь Магомеда". Идем дальше.

Нет, в центре села ловить уже явно нечего. Тут похозяйничала пехота и теперь за ними подчищают тыловые службы. А, только этой беды еще не хватало. По главной дороге в село входит колонна внутренних войск. Лица солдат срочников напряжены. Они все в сферах и бронежилетах. Руки, сжимающие автоматы, побелели. Позади БТРов цепью, перебежками двигаются еще солдаты. Что такое? Кого они собрались здесь брать? А вот и разгадка. Позади колонны мы видим оператора с камерой. Все понятно. Снимается фильм о зачистке силами МВД села от боевиков. Решив не искушать судьбу, мы направляемся в глубь деревни, куда еще никто толком не добрался.

В домах там, однако, такая же нищета, как и везде. Наводим погром и уходим. В курятнике одного из домов перестреляли кур, за то, что плохо неслись. В другом доме завалили огромную кавказскую овчарку. Так мы прошли домов пять. В шестом доме нас ждала удача. Там жила старая бабка, которая не покинула село и пережила, достаточно спокойно наше вторжение. У нее даже корова осталась цела. Туркмен спрашивает у бабки лепешки и молоко. Хитрая старуха жалуется, что нет у нее ни муки, ни сахара. Проблема решается просто. Мы заходим в соседний дом и через пять минут у бабки мешок муки и мешок сахара, плюс связка колбасы в нагрузку. Обрадованная старуха тут же дает нам трехлитровую банку парного молока и вечером приглашает зайти за свежими лепешками. Довольные мы расстаемся.

Понабрав кое-чего по мелочевке мы вновь на центральной улице. Жители потихоньку возвращаются в дома. Вот у калитки разрушенного дома, возле коровьего трупа с отрезанной ногой, стоит старик и курит сигаретку. Вымениваем у него две пачки за мешок сахара, который опять же берем в каком-то соседнем доме.

Пора обедать и мы с Туркменом возвращаемся в школу. Открываем чеченский сухпаек турецкого производства. Какая гадость. Одна пресная картошка с горохом и ни ложки мяса. Нет, будем лучше есть колбасу и орехи.

После обеда Туркмен садиться разбирать свои трофеи в виде носков, свитеров, маек и трусов, в очередной раз любовно перекладывая их в чемодане. Я ложусь на матрас и читаю Бальзака "Шагреневую кожу".

Отдых наш прерывает командир разведроты, он берет людей и едет на БМП в соседнее село, там где-то он видел цветной телевизор и теперь хочет забрать его. Мы с Туркменом попадаем в его команду. Ротный почему-то уверен, что телевизор еще цел. После нескольких минут петляния по горным дорогам мы в нужном селе. Одна заминка, туда уже вернулись жители. Ротного это не смущает. Его смущает другое, он забыл, где нужный дом. С третьей попытки дом наконец-то найден. На наше счастье он пуст. С великими предосторожностями грузим цветной телевизор Российского производства на БМП. Телевизор ротный хорошо упаковал в коробку и обвязал одеялами, позаимствованными у хозяина телевизора. С великими предосторожностями он был доставлен в школу. Далее след телевизора пропал. Наверное, пошел кому-то в подарок.

Вечером мы опять отправляемся за лепешками. Бабка молодец, неплохо их приготовила. Дала еще банку молока. Так и прошел день. Утром следующего дня мы снялись и ушли в Дарго.

* * *

P.S. Телевизор, который Туркмен так искал и после усиленно оберегал до самого конца операции оказался безнадежно испорченным и не подлежащим никакому ремонту. Это выяснилось через пару недель, когда мы вернулись в лагерь.

 

© - Павел Зябкин (pzyabkin[at]yandex[dot]ru).
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+