Солдаты неудачи, "Почетная лента"

Дело было летом 1995 года, когда бригада наша стояла в районе н.п. Старые Атаги и командовал ею гвардии полковник М. В ту пору, как раз после событий в Буденовске пошла череда массовых увольнений контрактников. Для того чтобы остановить этот отток командование шло на различные меры, подчас и весьма оригинальные. Однажды утром нас построили на плацу ЦБУ бригады. К моменту построения там находился сам командир бригады. Возле него стоял нарытый красной скатертью стол с какими-то бумагами, возле которых возился начальник строевой части. На противоположной стороне плаца стоял ГАЗ-66, приехавший из какого-то мотострелкового батальона. Возле машины стояли двое офицеров из этого батальона и контрактник. Еще неподалеку выстроились солдаты комендантского взвода, с метлами в руках. Мы были в некотором недоумении от ожидавшегося мероприятия. Один из офицеров, приехавших на ГАЗ-66 достал из кузова машины вещмешок и отнес его к столу, покрытому скатертью.

Представление началось. Командир бригады зычным голосом поведал личному составу, что сейчас состоится торжественное увольнение контрактника из третьего мотострелкового батальона, не пожелавшего служить, как положено до конца срока и разорвавшего контракт. Так как данный военнослужащий своим недобросовестным отношением к обязанностям дискредитировал высокое звание Российского военного, поэтому он и не достоин носить форменное обмундирование. После этих слов солдаты комендантского взвода быстро сняли с увольняемого контрактника форму и оставили его на плацу босиком и в одних трусах. После такого стриптиза увольняемый пошел к столу, а двое солдат комендантского взвода метлами мели следом за ним. Командир бригады объяснил это так: "Мы выметаем его из наших рядов, чтобы и следов его здесь не осталось".

Однако на контрактника слова командира должного впечатления не произвели. Он счастливо улыбался, что наконец-то уедет из опостылевшей ему горной республики. Мы же, стоявшие на плацу смеялись и с интересом наблюдали продолжение необычного шоу.

Когда уволенный наконец-то добрался до стола и уже надеялся получить из рук начальника строевой части долгожданные документы, командир бригады продолжил свое выступление. Теперь он взял со стола кусок красной материи и, обратившись к личному составу, произнес, что награждает увольняемого почетной лентой, чтобы дома все знали, как он служил и какими заслугами прославил себя в ходе боевых действий. Комендачи, приняв из рук командира награду, одели ее на награжденного, который видимо из-за природной скромности, вяло сопротивлялся награждению, и уверял в энергичных выражениях, что не достоин такой чести. Наконец награждение состоялось, и все увидели, как грудь героя украсила красная лента, на ней белыми крупными буквами было написано одно единственное слово: "ПЬЯНИЦА". Плац потрясли раскаты смеха. Начальник строевой части наконец-то отдал награжденному его документы. Бывший контрактник взяв бумаги и вещмешок, быстро побежал к ГАЗ-66, матерясь и срывая на ходу почетную ленту. Добежав до машины, он быстро переоделся в гражданскую одежду, что была в вещмешке и вскоре машина увезла его.

Командир бригады в завершении сказал, что так будут увольнять и остальных контрактников, пожелающих досрочно расторгнуть контракт.

Подобный способ увольнения был не единственным в арсенале командования. Примерно с июля 1995 года, после позорных событий в Буденовске, командир бригады стал практиковать увольнение "за оскорбление чеченского народа". Под оскорблением чеченского народа подразумевалось хождение полуголыми на виду у жителей окрестных сел. Странно, что при этом командир не замечал оскорбительных надписей на заборах домов, типа "Смерть российским оккупантам" или "Смерть свиньям, свобода волкам!" Излишне, наверное, упомянуть, что под свиньями подразумевались русские, а под волками, конечно же "гордые сыны гор". При следующем командире бригады гвардии полковнике Ц подобные шоу уже не устраивались, то ли из-за зимнего времени, то ли из-за активизировавшихся боевых действий. Тогда уже увольняемым просто делали запись в военном билете, как правило, наискосок по всему первому листу: "АЛКОГОЛИК, НАРКОМАН, МАРОДЕР". Данная запись удостоверялась подписью начальника штаба и скреплялась гербовой печатью части. Однажды я видел и более оригинальную запись, также во весь разворот военного билета: "УВОЛЕН ЗА СРЫВ МИРНЫХ ПЕРЕГОВОРОВ" и также печать и подпись. Пулеметчик второго батальона, обладатель этой записи чрезвычайно ею гордился и всем показывал свой военный билет, чтобы ни у кого не возникло сомнений в его боевых заслугах.

Увольнению контрактника, как правило, предшествовала его отсидка в яме, где ему предоставлялась возможность обдумать твердость своих намерений. Замечу, однако, что редко кто из желающих уволиться после ямы менял свое решение.

Как бы там не было, но случай увольнения с почетной лентой показался мне наиболее оригинальным и запомнился надолго. Честное слово, если бы мне при увольнении дали бы такую ленту, я бы не стал её выбрасывать, а с гордостью носил бы ее, какая ни какая, а награда.

 

© - Павел Зябкин (pzyabkin[at]yandex[dot]ru).
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+