Silentium Aye

Сумерки... Сумерки изначальные, не обезображенные творением, хранящие прелесть первозданного хаоса...

По тропам сумерек блуждаю я в окружении теней, но не потому, что не знаю дороги. Я просто не люблю ни абсолютного Света, ни абсолютной Тьмы.

Я не боюсь Света - он превращает все в плохо нарисованный мультфильм и слепит глаза. Он оставляет мне всего одну тень, безжалостно убивая остальные. Он гордо претендует на единственно возможную истину, но их так много, этих маленьких кокетливых истин...

Я без страха спускаюсь в абсолютную Тьму, хотя она еще более строга. Она полна человеческих предрассудков, которые, как зараза, поражают даже тех, кто всего себя отдал служению ей. Тьма вообще не признает теней, а я так люблю эти цветы моих настроений, когда они танцуют вокруг меня, неся внутри необходимость своей собственной смерти...

Aye, сумерки незапятнанные! Мои дороги и мои голоса... Только начинается мое странствие...

Мертвец

Шел мертвец по черному лесу, спотыкался о корни. Видел он этих окаменевших змиев, жадные щупальца деревьев, но не помнил, что нужно просто переступать через их извивающиеся тела. Падал он на черные листья, которые пыталась, но не могла принять земля, изнывающая от тяжкой болезни. Прилип такой лист к щеке его, словно пиявка, но не нашел ни капли горячей крови.

Дорога домой

Этого не было никогда, но, вполне возможно, произойдет сегодня. Или завтра, или на следующей неделе... А впрочем, неважно все это.

Идет мелкий дождик. Я его не чувствую - просто вижу, как он дырявит лужицы на асфальте. Книжка в рюкзаке наверняка промокнет, но она меня уже не интересует. Вечер пахнет гниющим кленовым листом и черно-белыми снами. Сны... Что это? Я уже давно не вижу снов - прихожу и падаю, чтобы очнуться на следующее утро. Зачем? Привычка...

Архангел

Он сидел на большом сером камне и, не отрываясь, смотрел на воду, а ручей пел ему свои хрустальные песни, как это было в день сотворения и как будет накануне конца света. Он бросил все, чтобы попасть сюда именно сегодня, именно в полдень, не желая, чтобы кто-нибудь его тревожил. Ему было жарко даже в тени огромной ивы, его ровесницы, но это была особенная жара - просто дыхание летнего дня. Солнечные зайчики бегали по его кожистым драконьим крыльям, ни на минуту не прекращая свои прихотливые игры.

Сага о колокольном звоне

Плыл над рекою малиновый звон,
Гордо стремились в зенит купола,
К небу вздымали восточный закон,
Нищие пели хвалу на углах.

Перекресток миров

Я теряю время
В пряничной избушке,
Золотое стремя
Стынет на опушке.
Золотое стремя
Без меня скучает,
Без меня немеет,
Но не умирает.

Ночь в пути

Собирайтесь же к костру, хоробры вои,
Отложите до утра врагов разящих,
Утомленных, напоенных влагой боя,
Разливайте радость хмеля да по чашам.

Колыбельная

Матушка, милая,
На дороге всадники -
Одежда пыльная,
Лица усталые...
Не наш ли батюшка домой торопится?
Нет, дитятко,
Тебе кажется,
То дождь сыпется,
С листьев катится -
Брага пенная печальницы-осени;

Последняя заповедь

Уходя, уходи -
Старый смех;
Темнота впереди -
Не для всех.
Уходи же,
Не стой в молоке;
Замолкает беда
Вдалеке;

Стража

Встань к бойнице на стене,
Да не вздумай захрапеть -
Смерть гуляет в тишине,
Точит коготь-кладенец

Ревность

На крутом холме стоят леса дремучие,
Извивается у ног их речка мутная,
Девку красную тоска-кручина мучает,
Под глаза ложатся тени незабудками.

Беглец

О родные горы -
Услышьте меня!
Куда утекли ручьи?
Выжженные просторы, кости коня...
Где ты, душа земли?

Прощание

Уходил отряд
До большой беды,
Ветер-Кудеяр
Заметал следы.

Барабаны

Кухня была маленькой, но он жил один и этого вполне хватало. Он воткнул чайник в розетку и закурил. Дым поднялся вверх, париком повис на плетеном абажуре. Тот висел слишком низко, и он часто влетал в него головой. Абажур раскачивался, и тень от пыльной бутылки на холодильнике начинала скакать по стенам, как сумасшедшая балерина.

Слово о молчании

В сущности, это совсем не сложно - вязать разноцветные ленты невысказанного на хрупкие веточки, отпускать их в хоровод жеманных мимоз, ждать, пока вернется ночь и сплетет им венки из тумана и снов. У меня в крови - медлительный сок цветущих олеандров, густое серебро полуденного марева.

Странник

Мои слова повторяют из уст в уста,
Как забытую песню,
Хронику лет считают до ста,
Хотя всем уже за двести.
Закат грядет.
Незаметен итог и дик -
Письмена древних.
Каменный рай оградил старик
Осколками веры.

Валькирия

Я обрежу косы златые по плечи
Да девичью грудь укрою кольчугой;
Белотканый плащ мне накинет вечер,
Не видать мне боле милого друга.

Сарацинке

Привет тебе, змея Востока,
Проклятие небес в чадре...
Ты лепесток в руках потока,
Бесценный жемчуг в серебре,
Привет тебе, змея Востока!

Тамплиеры

Сядь поближе,
Я не вижу -
Ты уходишь или с нами?
Эй, потише,
Я не слышу,
Не толпитесь под дверями...

Сага о черной вести

Я мечтал прожить свой век
Как отец, простой рыбак,
Заплетая косы рек,
Только вышло все не так;

Пророк в отставке

Не дразните меня надеждами,
Не кляните меня, пожалуйста,
Не топите мое невежество
В неумелой, настырной жалости;

 

 

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+