Искусство убивать

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я живу для того, чтобы убивать. Мой отец был убийцей. Мой дед был убийцей. Но они убивали за деньги, в этом они отличались от меня. Я люблю свои жертвы. Я люблю смотреть на их окровавленные тела. Мне доставляет удовольствие отрезать от них руки, слушать хруст костей, когда я обламываю им пальцы. Мне нравиться разрезать тело, отодвигать ребра, смотреть на темно-зеленую массу кишок измазанных кровью. Мне нравиться держать в своих руках еще теплое сердце жертвы и чувствовать как судорожно сокращаются в последней агонии сердечные мышцы. Я чувствую себя смертью. Она - это я. Я в ее лице. Я живу для смерти. На мне печать служителя. В мире нет никого, кто мог бы уйти от моей любви. Я люблю так сильно, как не любит никто, я найду, и опять буду смотреть на замирающее в моих руках сердце. И я буду любить... Я вижу как ангел подходит ко мне и протягивает мне руку. В ней мое сердце. Оно мне не нужно! У меня много других, которых я люблю. Забери его с собой, ангел! Пусть оно будет твоим! У меня много других, которых я люблю...

 

* * *

 

ИСКУССТВО УБИВАТЬ

Дверь железной камеры тихо скрипнула, и охранник пригласил меня войти, войти на свой страх и риск и под мою ответственность. Если со мной что-то случится, начальство тюрьмы ответственности не несет. Это совсем не успокаивало и я не на шутку боялся, даже не то слово "боялся", я был просто в ужасе, мои руки тряслись как у хронического алкоголика, а в глазах плавали красные и синие круги. Ватными ногами я перешагнул порог камеры "смертников", или выражаясь более точно "приговоренных к смертной казни". Дверь за моей спиной глухо стукнула...

Это был человек лет тридцати, среднего телосложения, он сидел на нарах и смотрел на меня своими синими глазами. Взгляд его выражал покой и удовлетворение, казалось, что он больше похож на святого апостола нежели на дьявольское отродье.

- Здравствуйте., - мягким голосом проговорил он, - Вы репортер?

- Да, - признался я, - Я хотел бы взять у вас небольшое интервью...

- Хм... Тюремное начальство обычно не спрашивает разрешение лично у меня... А зря. Я бы с радостью написал бы книгу о своем детстве, отрочестве, зрелости и первой любви. Но скорее всего я напишу лишь о своей смерти, о малопримечательной государственной смерти. Моей бумагой будут стены расстрельной комнаты, а чернилами моя кровь.

Он улыбнулся вымученной улыбкой, и в его глазах я прочитал желание произвести впечатление. Я молча начал подготавливать аппаратуру проклиная тюремное начальство за то, что оно не выделило мне отдельной комнаты со столом, приличными стульями и без этого ощущения какой-то обреченности, которой были пропитаны стены этой комнаты. Я установил магнитофон на нарах, рядом с героем моего интервью... его звали Володя, он был серийным убийцей и его хобби было уничтожение чужих семей - он вырезал их полностью, включая детей, стариков, женщин, мужчин, собак и кошек... Это было мне противно, но работа есть работа...

Покончив с установкой аппаратуры, я проверил микрофон, уселся на стул напротив моего собеседника и обратился к Володе:

- Владимир Александрович, называйте меня Аркадий, когда я скажу мы начнем беседу, я буду задавать вам вопросы, а вы постараетесь на них ответить...

- Знаю, не дурак. Валяй, начальник.

Я щелкнул кнопкой магнитофона:

- Итак, Владимир, вы совершили более тридцати убийств ни в чем не повинных граждан. Что вами двигало в этот момент? Зачем вы это делали?

- Вы знаете что такое "альтернатива невинности"? Я отвечу за вас. Это те человеческие глупости, которые приводят личность в состояние самопрощения. Вы когда-нибудь убивали мух? Я думаю да. Вам не кажется что мухи тоже имеют право жужжать под солнцем? Возможно вы скажете мне что они паразиты и разносчики инфекции, но разве мы - люди не разносим инфекцию даже еще более страшную? Из этого следует вывод что я не более безнравственен чем вы. Да и что значит безнравственность? То что я пописал на памятник великого человека, или то что я изнасиловал трехлетнего ребенка?

- По моему все ваши действия это попытка самооправдаться. Ваши поступки и принцип мышления не приведут ни к чему кроме хаоса и духовного падения.

- Духовного падения! Да что вы говорите! Однажды я убил семью какого то торгаша. Залез в частный дом и разбил стоявшую там хрустальную вазу. На звон стекла прибежала женщина, жена хозяина... и я вонзил нож в ее горло. Затем отрезал груди. Эти жалкие органические комочки прельщавшие мужской пол. Они выглядели несуразно. А когда я зашел в сортир их круто обставленного необъятного дома, я увидел там самого хозяина который сидел на толчке и онанировал глядя в порножурнал - это ли не есть духовное падение? Когда кто-то лишается жизни и грудей, кто-то сидит в туалете и дрочит, не слыша всего происходящего... Я зарезал его в живот и пока он не окочурился пинал ногами по яйцам. Очень трогательная была картина - стонущий кровавый мешок...

Мне неожиданно стало плохо - к горлу подступил рвотный комок. Несомненно этот человек был зверем, пытающимся себя оправдать моральным психопатом и дегенератом. Но он продолжал говорить не смотря на мое самочувствие, по моему это было ему приятно:

- ... А вы сами попробуйте. Думаете просто? Но я могу вас научить, Аркадий. Хотите знать? Безусловно хотите! Ведь именно за этим вы пришли. Попробуйте убить человека, только не забудьте что перед уничтожением человека, вы должны задуматься над тем, понадобиться ли он вам в дальнейшем. Если нет, то ни в коем случае нельзя колебаться и призывать совесть. Если вы сделаете это, сами окажитесь жертвой. Ваш враг это враг и ненавистная игрушка, он будет вам другом если вы будете колебаться, но потом все равно предаст вас.. Вы знаете как поют птички под дулом пистолета? Они жалобно поют. Оторвите им язычок. Нажав на курок вы услышите выстрел, глухой или громкий - это зависит от особенности оружия. Вы можете лишить жизни человека выстрелом в голову - это гуманно. Вы можете надругаться над его трупом, выстрелив ему в глаза,смотря какие пули, вы можете прострелить ему живот, чтобы его мертвое тело содрогнулось от выстрела.

Вы можете поработать над телом ножом. Отрезать уши, пальцы. Это тоже можно назвать гуманизмом, потому что тело мертво. Немногие могут орудовать ножом, разрезая человеческую плоть и вдыхая кровавый запах. Кажется что кровь жива. Она струиться из свежих ран и заливает поверхность - пол, землю, каменную плиту, жертвенный алтарь. Она может расплываться и в воде красным туманом, в котором играют детеныши рыб. Нож, это предмет режущий плоть, он может быть острым, а может быть и тупым. Кисти рук человека трудно отрезать ножом, чтобы попасть между суставов - в мягкие хрящи, нужно разрезать сухожилия, со скрежетом и хрустом кисть в конце концов поддастся виртуозу ножа и повиснет на руке соединенная обрывками кожи и кровавых распотрошенных мышц. Ну как вам это? Вам приятно учиться у профессионала?

Я был в шоке, я думал что меня сейчас вырвет кровью всех невинных жертв которых погубил этот изверг. Его глаза сверкали и уже не казались ангельски-голубыми, это были глаза демона, этот взгляд испепелял, ужасал и вызывал желание убежать, спрятаться, скрыться. Найдя в себе силы я произнес заплетающимся языком:

- Но вы не можете не признать что убивали ради собственного удовольствия. Ради собственной утехи вы лишали жизни ни в чем неповинных людей. Это напоминает каннибализм - вы поедаете себе подобных.

- Прошу заметить что некоторые африканские племена относятся к каннибализму с любовью и нежностью, это среди них очень распространено. Людоедство. Проще будет сказать что это людоедство. Однажды я отрезал у одной старушки язык, поджарил и съел на ее глазах. Но оставим это... А вы знаете чем убийца отличается от маньяка? Маньяк может ненавидеть жертву, любить жертву - у него есть чувства, есть эмоции. По сути своей он художник. Разрубить жертву, изувечить ее, изнасиловать. Очень немногие могут производить эти действия над живым человеком, это люди выполняющие свою работу. Работу по причинению боли и ужаса. Эти люди могут делать это с наслаждением, что заставляет их совершать аморальные поступки? Психическое расстройство или любовь к жертве - желание причинить ей экстаз боли. Напичкав человека наркотиками можно держать его в сознании во время проведения операции, манипулируя с биологическим объектом, вырезая на нем узоры или рунические символы древних, углубляя нож в плоть на полсантиметра. В доме где тебя не ждут, в семье где ты совершенно чужой, можно вершить свой суд, заставляя пережить семейную гибель, гибель надежд, идеалов, мечты о будущем счастье.

Владимир раскраснелся, с его лба стекали крупные капли пота. Отвращение во мне сменилось чувством страха. Я боялся этого человека, боялся его слов, его поступков. Но самое странное... я завидовал ему. Завидовал тому, что он внушает страх, завидовал его упрямству. И я слушал, мне почему то захотелось услышать все до конца...

- Женщина... Как поведет себя она, когда привязанная к стулу черной веревкой источающей восковой запах страха, будет смотреть как ее годовалого ребенка варят в кастрюле для супа. В большой кастрюле на сорок литров кипящей воды, совершенно не посолив. Будет ли собака, живущая в семье, есть эту часть своей семьи, эту вареную часть... совершенно без соли? Если ребенку отрезать голову, будет ли собака лизать место среза своим влажным языком, поглощая вкус вареного мяса, будет ли она испытывать наслаждение перегрызая маленькие суставы и неокрепшие, несформировавшиеся кости? Можно ли потом изнасиловать женщину, привязанную к стулу? Если она испытает оргазм неопределенности от своего положения безвыходности, стоит ли считать что смерть съеденного ее любимой собакой ее любимого ребенка есть удовольствие, которое она испытывает, и будут ли его испытывать другие? Это есть задача, которую изучают работники организации "нездоровое любопытство". Этих организаций много и все они частные организации, в единственном лице людей называемых маньяками.

Неожиданно для себя я задал странный вопрос:

- Владимир, скажите, какие ощущения вы испытываете при жестоком убийстве, при расчленении трупа?

- Как известно дождевой червь может регенерировать себя из двух частей. На рыбалке ему это не удается, его насаживают на крюк, полностью уничтожая его нервную и кровеносную систему, погружая его при этом в воду, где тело подвергается нападению рыб. А можно разрезать человека на две части, взять чуть повыше живота и рубить топориком. Небольшим топориком. Мне доставляет удовольствие делать надрубы пониже ребер, с боков, работа обычно идет не очень хорошо - мертвое или живое тело - это не очень твердый объект, не бревно. даже острый топорик рубит плохо. Кровавые брызги орошают поверхность, я наблюдаю за ними и это помогает скрасить удовольствие ожидания окончания работы. Запах... идущий из поврежденного желудка и кишечника, может заставить бросить начатое, и вынудить залить в тело бензин. Уже интерес к находке... Как поведут себя нашедшие тело обнаружив его заполненное бензином и дохлого кота в этом бензине, который пытался выбраться через наспех зашитые суровой ниткой разрезы на теле мертвеца. Интерес нашедших можно смаковать даже вдалеке от места проведения операции пытаясь представить себе это и жадно переключая телевизионные каналы пытаясь найти какую либо информацию об этом в криминальных новостях.

- Вы всегда так жестоко расправляетесь с жертвами?

Владимир улыбнулся, его тон стал мягче:

- Можно убить человека и без физического вмешательства - можно сказать ему - иди и умри. И он умрет. Толстую, некрасивую и одинокую девушку можно обозвать гориллой... хотя гориллы довольно привлекательные создания, затем дать ей 10 пачек сильнодействующего снотворного и сказать - "Ты уродина! Ты недостойна жить!" - и она умрет. Но это свидетельствует о том, насколько уважает себя убийца. Для убийцы главное - его работа.

- Какая работа, в чем она заключается?

- Работа это то что он может сделать сам, как в школьном наборе в который он играл в детстве совершенно один. Он запускал свой белый, сделанный им самолетик, и думал о том, почему этот пластмассовый самолетик не летает, а падает. Те кто раздавил его самолетик выслушали его мнение потом, через десять лет, Он говорил Им что он бы все равно полетел - он не мог не полететь. Правда слушали они Его без рук, привязанные к стене липкой лентой - у них не было рук - они были у него, на шведском столе - приготовленные с чесноком и луком. зеленым луком. Зеленый цвет всегда вызывал в нем слезы умиления... Он очень не хотел чтобы они собрали свой самолетик, который бы все таки полетел...

- Это рассказ из вашей жизни?

- Нет. Это просто предположение. Психика человека имеет огромное количество "черных дыр", и любая мысль попав в них может претерпеть огромные катаклизмы, в результате которых родится нечто приятное или ужасное - смотря с какой точки зрения.

- Но вы, вероятно, тоже претерпели такой катаклизм?

- Да. Вполне возможно. Вы знаете, раньше я был простым сантехником. Я слушал бульканье в канализационных трубах, видел мутную вонючую жижу вырывающуюся бурным потоком из унитаза... Видел все это дерьмо на полу, на своей одежде. Но однажды это случилось... Мне это напоминает потерю девственности. В тот день я производил ремонт сантехники у какой то страшно жирной и любящей поесть особы, она была женщиной но не была на нее похожа. Скорее она напоминала жирного борова кожа которого казалось вот-вот лопнет от огромного количества сала. Мне она была очень противна, но я занимался своим делом - чистил трубы. Мой очистной трос входил в недра канализационных труб с глухим чавканьем, которое вызывало тошноту. И тут в довесок ко всему я услышал позади себя странное урчание, похожие на бульканье дерьма. Я обернулся и увидел толстуху, она стояла позади меня и улыбалась, а ее желудок доносил до меня мерзкие звуки. Тут я словно обезумел - схватил трос для чистки и обмотал его вокруг мерзкой и жирной шеи. Как она скалила свои гнилые зубы! Проклятая тварь! Я душил, душил, а она все не могла подохнуть... сука...

Глаза Владимира вновь яростно засверкали, а из уголка рта потекла тоненькая струйка слюны...

- Проклятая жирная сука! На ее кухне я обнаружил уйму банок с вареньем. Я вылил все это дерьмо в унитаз... а в банки... Я разрубил этого борова топором для рубки мяса. И запихал все его сало в эти банки. Затем я собрал всю эту посуду в кучу и понял что так эта свинья выглядит гораздо лучше чем прежде. Я кончил глядя на это... Так я совершил свое первое убийство.

- Вы пробовали показаться врачу?

- Ха-ха... Какой врач!?! У меня не было проблемы и раньше не было проблем. Что проблема? Безденежье проблема? Нет, это не проблема. Несчастная любовь? Тоже нет. Голод? Думаю нет. И даже когда к голове приставляют "пушку", это тоже не проблема. Проблема в САМОЙ голове.

Произнеся эти слова, Владимир приставил палец к своему виску и ухмыльнулся. Я не чувствовал разницы между проблемой в самой голове и психическим расстройством от которого можно вылечить. Возможно я что-то не понял, а возможно не хотел понимать. Владимир был для меня человеком, который не имел права на жизнь. Он был кем то вроде бешеной собаки... опасной собаки. Я больше не хотел продолжать с ним разговор. Для интервью можно было спросить о том как его задержали, как он совершал убийства, но я не хотел говорить с ним более. "Плевать на интервью" - подумал я и решил убраться отсюда подальше. Я выключил магнитофон.

- Хорошо, Владимир, этого достаточно.

- Неужели это все, - Владимир лукаво подмигнул -, вы слишком мало выслушали, может быть я сумел бы вам рассказать больше.

- Нет, спасибо. Для моей статьи этого вполне хватит.

Владимир улыбнулся.

- Понимаю. Вы немногословны и с развитым воображением. Что ж... Как хотите. Давайте прощаться...

С этими словами он протянул мне свою жилистую руку. Я посмотрел на нее... и пожал. Странное чувство... Наверное его испытывает Бог, когда прощает грешников. Держа в руке его холодную руку я произнес:

- Прощайте.

Я собрал магнитофон и шнуры, подошел к обитой железом двери и постучал в нее. Через несколько секунд явился охранник.

Покидая камеру я почувствовал что мир для меня все таки изменился, я не знал как и что в нем не так, но это чувство преследовало меня. Я шел по тюремному коридору и размышлял глядя себе под ноги, мысли были сумбурны и пропитаны чем-то дурно пахнущим. И тут я остановился. Передо мной на сером тюремном полу сидел большой рыжий таракан, я брезгливо поморщился - "Счастье в неведении... " - подумал я и мой ботинок с хрустом опустился на шевелящее усами насекомое.

11m 2000y.

 

К О Н Е Ц

 

© - Sir Daniel Black.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+