Сатана

Выходя из подъезда пятиэтажного дома я почувствовал... НИЧТО... Это было ощущением, когда я знал о чем думал бы Дьявол. Это НИЧТО. Это абсолютное то, что не может представить себе человек. Это равносильно смерти, когда ты камень. Тогда я был наделен лишь свойством, которое дал себе сам. Моим хобби стало уничтожение людей. Я сжег собаку и старушку своим адским пламенем. Сатана не смеялся и не торжествовал, он просто шел дальше, и тогда я подумал, а существует ли он на самом деле? И решил что да - это нехитрый организм, глупо было бы предполагать что во Вселенной нет такой машины. Хм... хотя в мудрости ему не отказать. Я решил поглубже поразмыслить над этим. Пока я думал, Сатана уже ушел, так и не попрощавшись. Единственное что он мне оставил, так это книгу из человеческой кожи, которую я так и не раскрывал. Зачем? Я не интересуюсь пустыми страницами. На прощание я посмотрел на обгоревший труп старушки и собачки - белой болонки когда то. Их останки вызвали у меня смех. Кости были обуглены, рядом со старушкой валялась коричневая сумка с обгоревшими ручками, из сумки торчалл пакет с окорочками, - Бедная бабушка! Она шла домой из магазина, чтобы насладиться вкусом жареной курочки... Теперь она сама... сама! ХА! ХА-ХА-ХА! Как... курица! (дикий безудержный смех). А собачка... собачка как головастик, маленький и несуразный трупик... ХА!... В этом плане Дьявол был более серьезен. Я невольно ассоциировал себя с Локи, богом плутовства. Я пошел своей дорогой, продолжая свой путь. Вот и ларек, я купил пачку своего любимого "Союза-Апполона" и взял десять копеек сдачи. Я тут же распечатал пачку и с наслаждением закурил. К ларьку подошел знакомый старик в сером балахоне, я часто его видел. Чем то он напоминал мне монаха из близлежащего монастыря - ключника. Когда посетители монастыря выстраивались в ряд, этот монах-старец проходил через всех с чашей святой воды и окроплял того, кто был достоин этого - крещеных. Некоторых он вообще выдворял из линии, считая что они недостойны посещения монастыря. Я никогда не был в монастыре, хотя вряд ли я был бы выдворен из линии, ведь я люблю людей, и отношусь к ним с добротой. Я просто не был в линии. Так вот... Старец постоял перед ларьком и что то купил. Может быть жевательную резинку. Я хотел окликнуть старца и поговорить с ним, но не стал этого делать. Мне доставляет удовольствие говорить со священнослужителями христианской веры, это интересно, к тому же они в большинстве своем любят выпить немного пива. Хотя мы наверняка разные. Может быть старик в сером балахоне был кем то другим, но мне было все равно. Мне надо успеть к подруге, правда если она еще жива. Моя прежняя подруга была растерзана кем то на кладбище, ее голову нашли насаженную на штырь могильного креста, а части тела были раскиданы по разным могилам. Причем голова была найдена именно на той могиле, где мы с парнями любили собираться и выпить бутылочку самагона. Кто то наверное знал о том, что мы собираемся тут. Но нам повезло в это время нас с друзьями не было в городе, все мы ездили на РОК-ФЕСТИВАЛЬ. Вот и подъезд, ее подъезд. Я немного постоял перед деревянной дверью, затем толкнул ее. Я почувствовал запах серы, несомненно Сатана уже побывал здесь. На лестнице лежал мужчина одетый в рваную одежду, - какой то бомж. От него пахло водкой, на лестнице была кровь, когда он падал то разбил себе голову - висок, череп видимо треснул - кровь была повсюду и ее было очень много. В квартире на втором этаже, это направо, там по моему живет Вячеслав Георгиевич, друг нашего снабженца с моей работы, в квартире слышались звуки музыки и слегка пьяные голоса мужчин и женщин. Интересно они живы или только притваряются? Я не хотел отвлекать Вячеслава Георгиевича от пьянки, пусть даже мертвого. Я пошел выше, моя подруга живет на четвертом этаже. Вот и ее дверь. Я звоню в звонок. Тишина. Был бы тут Сатана, я бы выломал дверь, но он бы не ушел, он бы принялся сосредоточенно изучать обстановку, как делал это обычно. Может подождать Бога, но он приходит потом, причем то приходит то не приходит. У него гораздо больше работы и больше клиентов. Уф... Интересно, как умерла моя подруга? Я посмотрел в окно лестничной площадки... понятно - вот она - лежит на дороге, на снегу кровь, мозги разбросаны вокруг тела, кишечник слелется змеей вдоль дорожного полотна, сбило машиной... Хотя... Нет, это не моя подруга. Это какая то другая женщина. Я был уверен, что в кровавом снегу при ближайшем рассмотрении нашли бы отпечатки копыт Дьявола, или лап, я не знаю его сезонных пристрастий к обуви. Я зевнул. Милиция у нас ни к черту, да и что толку, арестовать Сатану - все равно что арестовать таракана, ему плевать на арест. И на то что будет, и на то что было. Хотя может я плохо это знаю, но думаю что эти предположения верны. Прошлой зимой у нас тоже задавили женщину возле бензаколонки, женщина возвращалась с кладбища, с могилы своего мужа и ее сбил грузовик. Я ощущал смрадное дыхание водителя этого грузовика, когда смотрел на куски разбросанного по обочине мозга и черепа. Тоже мне, дорогу убрали , а останки с обочины не удосужились поднять... Довольно интересно, возвращаться с кладбища, чтобы тут же на него попасть, только не в качестве гостя, а в качестве квартиранта. Это даже смешно... Ну да ладно... Я отвлекся от поиска подруги, а может мне не искать ее, а найти новую? Да и в принципе не подруга она мне и была, только знакомая, и шел я к ней только за тем чтобы отдать десятку долга. Купил лимонада вчера. Возле ларьков ее встретил и попросил десятку на лимонад. Что то захотелось этого... "Зеленое Яблоко", так ничего. А сегодня ее нет, да ладно, чего уж, пойду обратно...

Мне не было страшно или грустно, скорее просто одиноко. Мои тени преследуют меня везде, даже сигарета не помогает. Да я и не докурил ее до конца, половина летит под мой ботинок, ловко брошенная щелчком пальцев правой руки. Я не сбавляю ходу. Для начала надо найти подругу. Задумавшись я даже не заметил, как дошел до городского собора, возле него толпились старушки, шла служба. Я принюхался, нет - серой не пахнет, хоть это радует, значит убийств на религиозной почве сегодня не будет. А вот и ларьки. Маленькие магазинчики, - торговый ряд. Здесь толпятся люди, чего то покупают чего то продают. Вот бар, в народе прозваный "Мясниковский". Недавно тут завалили неплохого паренька. Разборки. Из бара выходят люди, даже не зная что я стою рядом. Они не замечают меня, они хотят жить, и это хорошо. Я захожу в бар, за столиком я вижу подругу с каким-то незнакомым парнем. Чувствую запах серы и понимаю что бесполезно вмешиваться в их разговор. Неплохо бы купить стаканчик пива, что я и делаю. Теперь я могу подумать. Мысли Сатаны - НИЧТО. Если я думаю, значит я не он. Это хорошо. Возможно ОН - этот парень, который сидит с подругой. У меня вовсе нет желания убить этого парня, в душе я пожелал ему счастья, вот только открутится ли он в суде от обвинения в изнасиловании и зверском убийстве моей подруги. Воображение рисовало правдивые картины того, как в мусорном контейнере находят обнаженную мертвую девушку с монтировкой во рту, эту монтировку ей всадили туда со всего размаха, ломая черепную коробку, из затылка торчит острие. Грустно, ведь я так и не отдал ей десять рублей за лимонад... Парень выходит с моей подругой и равнодушно смотрит на меня с пониманием ВСЕГО. Его взгляд НИЧЕГО не говорит мне. Я вздохнул,... черт... невезет мне сегодня. В соседнем зале раздается выстрел, затем крики, это что прощальный салют или предупреждение? Я иду смотреть на произшедшее как зритель идет в театр. Очень впечатляющая картина. У мужчины пробита грудь, вся стена и пол в крови, он еще жив хрипит полулежа на полу, опершись на стену, изо рта идет кровь, кровавая слюна. Руки и ноги дергаются в предсмертной судороге. Вот и все... умер... Н-да...

Неприятно когда человека вот так. Убийца сидит на стуле обхватив руками голову, рядом на полу валяется пистолет, из ствола ползет вверх тоненькая струйка серого дыма... Опять суд, опять взятки, опять тюрьма. Один мой знакомый работал в тюрьме, рассказывал всякие истории, аж мороз по коже, до чего там все свое, свой мир, свое государство, свои законы...

В туалаете бара я вымыл руки и решил двигаться восвояси. Завтра коллега по работе пригласил меня в баню, настоящую Русскую баню на окраине леса. С небольшой речушкой подле. Еще у него там есть акваланг с зимним гидрокостюмом "мокрого" типа, и я надеялся поплавать и полюбоваться зимними подводными пейзажами. Воспоминания о бане напомнили мне то время, когда я работал в колхозе на практике, за полмешка украденной колхозной картошки можно было помыться в бане которая топиться "по черному". Мы с парнями пошли тогда в эту баню загруженные мешками с картошкой. Весело переговариваясь, мы подошли к дому, где жила какая то семья рабочих. Во дворе стоял трактор, в сумерках машина казалась похожей на какого то странного дракона. Мы постучали в дверь, нам открыла грузная, толстая женщина, она улыбнулась нам и показала куда ставить мешки с картошкой. Потом она принесла мне и парням по литру парного молока, в литровых банках. Мы с наслаждением выпили его. Я помню как я забыл отдать банку, и так и пошел с ней к бане. Женщина окрикнула меня и пошутила насчет того что я собрался "украсть банку" и что это мои городские привычки виноваты. Товарищи засмеялися, а я покраснел как рак и отдал банку, благо никто не заметил моего смущения так как было уже темно. Баня была уже приготовлена, мы обливались водой и терли друг другу спины весело смеясь, при этом кашляя от густого и едкого дыма. После того как мы вымылись, мои товарищи пошли домой, а я остановился у дома хозяев - "справить нужду". Это было конечно неприлично, но все таки меня никто не видел и не мог упрекнуть в чем то. В окнах дома горел свет, в окне маячили тени, в одной из которых я узнал толстую женщину, угощавшую нас парным молоком. Вдруг я услышал крики и ругань, мужская брань, звук бьющейся посуды. Женщина кричала, и тут я услышал звук бьющегося стекла, окно, рядом с которым я стоял разбилось оттого, что мужчина толкнул женщину и ее тело разбило окно, голова женщины торчала в оконном проеме. Она то ли плакала, то ли кричала, я не мог разобрать. От неожиданности я отпрыгнул от окна обмочив штаны, и застыл с открытым ртом. Кусок стекла который остался цел и висел вверху окна, со скрежетом и скрипом съехал вниз и разрубил шею женщины. Глова упала на траву, а кровь брызнула во все стороны и даже испачкала мне щеку. Тогда я не чувствовал запаха серы, но был уверен, что в доме его предостаточно, а убийца сидит на стуле обхватив голову руками и думает, не НИЧЕМ, а страхом, раскаянием и все происшедшее кажется ему чем-то вроде страшного сна... А я вернулся "домой" (мы жили в бараке), и сказал что ничего не произошло. Или все таки произошло? Может надо было что-то сказать? Но это не важно. Я уже не могу ничего вернуть. Все это в прошлом... а мне пора идти домой, подготовиться к завтрашней поездке в баньку, и предвкушая завтрашнее веселье я пошел в сторону дома...

TO BE CONTINUED...

 

© - Sir Daniel Black.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+