Семья

Маги вечности, глаза неземные
Бриллиантовая сущность камня судьбы
Вы неизвестностью полные силы
Мира иллюзий и красоты...


S.D.Black

 

Сущность человека, это его взгляд на себя.
Узрев в себе тайну недоступную для понимания,
только тогда человек может существовать.
Мы все надеемся на Тайну...


Rebecca

ГЛАВА 1

Девушка вскрикнула и открыла глаза. Вокруг был мусор и грязь. Битые бутылки, целлофановые пакеты, картофельные очистки, воняющая разложением густая зеленоватая масса. Шел снег. Рядом на черных ногах прыгали черные галки. Они были жирные, не было похоже, чтобы они испытывали какую либо нужду. Девушке было холодно, очень холодно. Она уселась на кучу мусора, и потерла ушибленный затылок. Она была совершенно раздетой. Тело ломило то ли от холода, то ли от многочисленных ушибов. Девушка попыталась вспомнить, что с ней произошло - как она оказалась на этой свалке? Почему она раздета? Но воспоминаний не было. Галки прыгали вокруг и вызывали раздражение. "Кыш!" - крикнула девушка и удивилась звуку своего голоса. Тонкий, мелодичный голосок, как у маленькой девчонки. "Сколько же мне лет?" - задала она себе мысленный вопрос. "Четырнадцать, пятнадцать, шестнадцать, восемнадцать или двадцать, а может тридцать?" - она поглядела на свои руки - "нет, не тридцать, скорее где-то восемнадцать или двадцать... , да и волосы красивые" - она потрогала спадающий на плечо черный локон.

Холод все больше и больше давал о себе знать... девушка поднялась и оглянулась вокруг, невдалеке стоял гусеничный трактор, наполовину занесенный снегом, она пошла к нему, предвкушая то, как избавиться от этого снега, который падал на ее тело и таял, превращаясь в струйки холодной воды, которая стекала вниз, вызывая неприятное щекотание и холод.

Девушка подошла к трактору и тронула ручку дверки кабины. Она поддалась и дверка с металлическим щелчком открылась.

Девушка залезла в кабину, опираясь босыми ногами на холодные шипастые гусеницы и закрыла за собой дверь. "О счастье!" - в тракторе на сиденье лежал ватник - старый потрепанный и дырявый ватник. Она схватила его, и дрожа надела на себя, трясущимися руками застегивая редкие пуговицы. Только сейчас девушка ощутила, как она замерзла. Тело била дрожь. Зубы стучали друг об друга, выбивая барабанную дробь. Кабина трактора не помогала избавиться от холода. В отчаянии девушка открыла дверь и прыгнула в запорошенный снегом мусор. "Надо бежать отсюда, выбираться". Она побежала, ноги жгла боль от холода, ступни резали в обилии разбросанные металлические предметы и острые камешки. Девушка бежала , несмотря на кровавые следы, оставляемые позади. Ее глаза застилала красная пелена, она уже ничего не видела, но бежала. Наконец ее израненные ноги ощутили под собой гладкую поверхность - это был асфальт. Девушка упала и потеряла сознание...

... Монотонный гул двигателя. Открылись глаза. Мутная пелена пропала. Серая крыша кабины автомобиля. Впереди человек за рулем, зеркало отражает его глаза, смотрящие на дорогу. Молодой человек. Она укрыта кожаной курткой на меху... тепло... глаза закрылись... сон...

Столик, на нем бутылка шампанского и два бокала. Хочется танцевать. Играет музыка. Айстронг сидит за соседним столиком и разговаривает с женщиной в черном плаще. Плащ женщины свисает до пола и стелется по нему. Пол из белого мрамора, вычищенный до блеска. Вот и Игорь, садится напротив и наливает в бокалы шампанского. "За успех!" - произносит он и отхлебывает глоток игристого напитка. Надо поддержать Игоря и тоже сделать глоток. Кисло-сладкий вкус шампанского ощущается на языке, великолепно. Игорь смотрит прямо в глаза. "Необходимо встретиться с Григорием. Тебе. Ты смогла бы уговорить его. Это не разговор за столом, но семья Блэкрайсинг не оставит нас , и пока ты не дашь им то, что они просят, они не успокоятся, но даже если они это получат, нам никуда не скрыться от их глаз и влияния. Григорий как член семьи, может помочь в усмирении их страстей. Ты должна будешь дать ему вот это... " - Игорь протягивает сверток, перевязанный капроновым шпагатом. Это необычный бумажный сверток. Там очень страшная вещь, неизвестно какая, но очень страшная. Это сверток ужаса. Григорий может принять это как плату. Но семья Блэкрайсинг вряд ли успокоится на этом. Игорь кладет сверток на стол: "Возьми. И помни об этом. Ты найдешь его если возьмешь... Помоги мне и своей семье." Внезапно, из горла раздается вопрос: "Игорь, как меня зовут?". Игорь вскакивает из за столика, берет ее за руку - "Не говори об этом... Не говори!", Айстронг поворачивается к их столику и плотоядная улыбка обнажает его золотые зубы. Нельзя, чтобы он услышал имя... Рука тянется к свертку, кисть сжимает его. Дрожь пронизывает мышцы и они начинают судорожно сокращаться. Дрожь. Но сверток крепко держится в руке...

... Крик... Глаза открываются и видят уже не низкий серый потолок, а высокий белый, с хрустальной люстрой. Девушка садиться на край кровати и осматривается - небольшая комната, письменный стол с настольной лампой, шкаф, стул - на окошке пожелтевший цветок. Земля в цветочном горшке светло-серого цвета, должно быть эта земля уже забыла, что такое вода. Возле кровати журнальный столик, на нем стакан с мутной желтоватой жидкостью. Девушка пробует эту жидкость. Сок, это апельсиновый сок. Она встает на ноги. Жгучая боль. Ступни ног перебинтованы, но превозмогая боль, девушка идет к цветочному горшку и выливает в него стакан сока. Наконец она понимает, что совершенно раздета, на стуле лежит одежда. Это мужская одежда, но она чистая и выглаженная, положена аккуратно, джинсы и "футболка", под стулом тапочки. Это явно для нее. Она одевает футболку, ее внимание занимает записка на письменном столе. Девушка берет ее тонкими пальцами и подносит к глазам - красивый почерк - "Одежда на стуле, еда на кухне, я приеду после шести вечера... Не скучай. Гриша". Девушка роняет бумажку из рук и снова садится на край кровати...

В шесть сорок в двери заворочался ключ, и после двухсекундного шарканья в замочной скважине раздался щелчок. Глухой и редкий топот ботинок по покрытому линолиумом полу. Девушка оторвала глаза от книги "Вершина Страсти" --ей понравился этот романтический авантюрный роман, который она нашла в шкафчике, рядом с другими книгами.

Григорий появился в дверях. На нем была коричневая кожаная куртка, черные джинсы, и коричневые ботинки, его круглое лицо с круглыми очками на глазах и поросшее рыжеватой щетиной улыбалось:

- Ну что подруга, выспалась? Как твое самочувствие?

- Спасибо, Григорий, я Вам очень обязана. Я даже не знаю что Вам сказать...

- Пустое, подружка. Как тебя зовут хоть? - этот вопрос вызвал у Девушки дрожь - "Не говори об этом! Не говори!" где то она уже слышала это, вот только где?

- Ирина... - это было не настоящее имя, она солгала...

- Как же тебя так занесло, Иришка? Кто так... тебя?

- Я не помню...

"Ирина" дала честный ответ - она не помнила ничего. Вообще ничего. Кто она? Откуда она? Кто ее родители? Что она делает в этом мире? Эти вопросы оставались в ее голове без ответа, но она и не хотела получить на них ответ - почему то не хотела. Ей было незачем вспоминать свое прошлое, было все равно кто ее родители, есть ли родные, ее положение в обществе. Все это было не нужно. Ишь одно не давало ей покоя - Григорий. Его рыжая щетинистая бородка, добродушная улыбка, мягкий взгляд из под очков. Этот взгляд как будто просил чего то, что-то очень дорогое и нужное ей - "Дай мне ЭТО" - говорил этот мягкий взгляд, - "дай... ". Ирине казалось, что ради этого, он готов растерзать ее. Растерзать ее красивые руки, странно, но она не видела еще своего лица. НЕ ВИДЕЛА СВОЕГО ЛИЦА!!! Эта мысль не приходила ей в голову раньше.

- Григорий, у Вас есть зеркало?

- Давай на "ты", Иришка, прости, но я не привык к подобной субординации...

"Субординация", что это...?

- Хорошо, у тебя есть куда посмотреться? В доме я не увидела у тебя ни одного зеркала.

- Конечно, Ириш.

Григорий подошел к письменному столу, открыл верхний ящик и достал из него зеркальце, прямоугольное зеркальце, облупившееся по краям.

- Держи.

Ирина жадно впилась глазами в зеркальце. На нее смотрело молоденькое личико взъерошенной брюнетки с огромным синяком под правым глазом. Не смотря на синяк, Ирина почувствовала облегчение от того что привлекательна.

- Ну и что мы будем теперь делать, Иришка. - голос Григория отвлек ее от удовольствия рассматривания своего лица, - нам необходимо найти твой дом. Где ты живешь?

- Нигде...

Девушка не знала что ответить, она НИГДЕ не жила, и не помнила своего дома, и не хотела вспоминать свой дом, - Я не хочу показаться навязчивой, но можно я поживу несколько дней у тебя, хотя бы до тех пор, пока заживут ноги?

Казалось Григорий повеселел. "Он одинок и у него нет никого, кому я могла бы помешать" - такая мысль закралась ей в голову. Ирина не боялась того, что должно случиться как закономерность, ведь Григорий будет требовать от нее близости, "что-ж, пусть...".

- Конечно, Ириночка. Живи, радуйся. Есть хочешь?

- Да, если можно...

Сидя за столом, поедая картошку с тушеным мясом, запивая все красным вином, Ирина думала о том, что же будет она делать дальше, через несколько дней. Она сознавала, что может остаться у Гриши столько, сколько пожелает сама, или до тех пор, пока он вежливо не объяснит ей что квартира ему нужна для других целей. Но и в этом случае, она рассчитывала на то, что у него есть друзья, которым ее и "предложат"...

 

* * *

 

ГЛАВА 2

Зазвонил будильник... Ирина приоткрыла глаза, - "Где она?" - память понемногу прояснялась, рядом ворочался Григорий, который совсем не хотел подчиняться командному звону будильника. Будильник все звенел и звенел, наконец Гриша сдался и сел на край кровати. Его спина была покрыта странными шрамами, как будто об него тигры точили свои когти. Большие шрамы. Вчера она их не заметила, хотя чувствовала своими руками, когда обнимала его. Ирина закрыла глаза, желая притвориться спящей, чтобы избежать ненужных разговоров. Неожиданно для себя она снова погрузилась в сон...

Лестница вниз... сыро, сырые стены, между огромными серыми камнями из которых они сложены пробивается дурно пахнущий мох, грязно-рыжего цвета. Ноги обуты в кожаные полусапожки, их чуть скрывают брюки, тоже кожаные. Удобные брюки. На теле кожаный жилет. Руки украшены серебром, кольцо через палец и на каждой руке по два больших серебряных браслета с надписями. Она знала что написано на них "OSILIA TULY CORNESTRA", эти вещи принадлежат семье. В правой руке подсвечник с горящей свечой, воск стекает по свече бледно-желтыми каплями. Левая рука держит кнут с черной резной рукояткой. Вниз. Вниз. Мысли спутаны, и единственное что они выражают - желание уничтожить. И узнать. Сначала узнать, затем уничтожить. Наконец лестница кончается и упирается в обитую железом деревянную дверь, она не заперта. Удар ногой открывает ее с глухим стуком и скрипом несмазанных петель. Вот и комната. Та комната. Посреди горит костер, обложенный черными камнями, к стенам прикованы цепями двое, мужчина и женщина. Старая женщина и старый мужчина, их седые длинные и жидкие волосы спадают на тощие обнаженные тела. Шеи не в состоянии держать склоненные головы. Свеча помогает костру осветить лица обессиленных пленников. Свечу надо поставить на пол, она пригодится потом.

- Рамина! - так звали женщину, - где твоя дочь, Рамина?! - удар кнута по телу старухи не производит никакого эффекта. Еще удар, тело содрогнулось, это уже лучше.

- Моя... дочь... далеко... не найдешь, никогда не найдеш-ш-ш-шь... - хриплое шипение вырывалось из горла старухи.

- Рамина, ты слишком высокого мнения о силе ума твоей дочери, мало того, что ты сдохнешь со своим мужем в этой темнице, ты еще и навлечешь наш гнев на остаток Найтвипингов, или тебе не жаль своего семейства...?

Удар кнута...

- Вы уже убили нашу семью, Дева Тьмы...

- Нет, кое кто еще остался...

Старуха затряслась, ей стоило неимоверных усилий поднять голову.

- Ты никогда не найдешь... нашу дочь...

- Твоя дочь милая дочурка. Она забрала ваше сердце и книгу. Как известно, она хорошая шлюха, и рано или поздно ей нужно будет свежее тело. Иначе она очень быстро постареет... Не так ли Рамина? Мне даже не вериться, что всего неделю назад ты тоже была молода, и выглядела так же как я.

Какое наслаждение было провести рукой по рукояти кнута. Он был словно живой... Нет. Он был ЖИВОЙ. Как и все вещи их семьи. Семья... природа... Их семья сама жизнь. Все в мире подчиняется законам их семьи. Но хватит... эта сука Рамина, должна быть наказана... и напугана. Хотя не так то просто напугать старую ведьму. Рукоять кнута затрепетала в руке. Мысль была понятна...

Удар рукоятью по лицу старухи, вызвал у нее желудочный спазм. Желчь с кровью хлынула на сырой каменный пол.

- Где Дочь, где Сердце, где Книга... Говори, стерва, ГОВОРИ!!!, - новые и новые удары сыплються на лицо, тело, грудь старухи. Кровь разлетается из рваных ран и оседает на стены. Сдерживать себя и кнут уже нет силы. Яркая вспышка. Там где висела прикованная к стене старуха осталась только кучка пепла и цепей. Послышалось журчание. Старик, который висел рядом был уже не стариком, а разложившимся трупом. Куски гнилого мяса и кожи сползали с костей и превращались в ручейки смердящей жидкости, кости скелета чернели и трескались со звуком жарящейся кукурузы. Старик превращался в грязь, в вонючую лужу. Рыдания сдавливают грудь... Они готовы выплеснутся с отчаянной силой. Нога зацепает свечу, подсвечник падает... сзади на плечо ложиться рука.

- Игорь?...

Молчание.

Поворот головы. Это Григорий. Он смеется:

- Где мой подарок?

Ужас объял все существо. Тело не слушалось.

- Нет... нет... Ты не можешь... Ты не можешь находиться здесь...

- Могу, и это тебе известно. Ведь я Блэкрайсинг. Я могу все...

 

* * *

 

ГЛАВА 3

... Крик... Хочется еще немного подремать, но надо вставать. Надо принять душ и позавтракать. Ирина неохотно встала, надела тапочки и пошла в ванную комнату. Скоро через дверь ванной доносился шум воды... Ирина с наслаждением стояла под теплыми струйками воды, ловя ее открытым ртом, ощущая вкус железа и привкус хлора. Струйки текли по ее телу, вызывая приятные ощущения. Казалось что вода заряжает ее энергией. Ирина закрыла глаза и с наслаждением подставила лицо теплым струйкам. Игорь!!! Внезапно , перед ее закрытыми глазами появилась фигура человека в черном костюме, в руке у него был сверток. Ее сверток. Подарок. Взятка. Вдруг над головой что то захлюпало и зашипело, на лицо упала вязкая и вонючая масса. Ирина вскрикнула и чертыхнулась, из душа текла рыжая жидкость - ржавчина, застоявшаяся в трубах. Ирина взяла полотенце и вытерла рыжую грязь с тела. На полке стоял дезодорант для мужчин. С его помощью она с ожесточением уничтожила запах. И тут она увидела Это... На полу, рядом с ванной лежал сверток. Ирина подняла его, на вес он был легким. Что то в свертке пугало ее до безумия, но в тоже время все это казалось знакомым. "Развернуть его, или подождать Григория?" - родилась в голове мысль. Откуда эта мысль, этот сверток? Это прошлое, в этом свертке ее прошлое. Открыв его она получит ключ к своему прошлому. Оберточная бумага под пальцами шуршала. Хотелось рвать ее. Разорвать. И пальцы не выдержали... рвали, рвали, рвали. На пол падали рваные клочки бумаги. Наконец Ирина добралась до содержимого. Шкурка. Черный мех. Он был чист и сверкал даже под искусственным освещением. Он был мягкий и легкий словно пух. Шипение в ушах: "Прочти-и-и--и." - на шкурке с обратной стороны была надпись: "Даркрок" - ЕЕ СЕМЬЯ!!! И ее звали... ее зовут... Головокружение. Тело затрясло.

Рычание доносилось до ее ушей. Это рычание зверей не из мира людей. Смертные. Как они счастливы. А семья? Умираем чтобы жить. Невозможно не возродиться...

- Где сердце?!, - в дверях стоял Григорий. Его рыжая щетина шевелилась словно живая, глаза излучали холодный свет,- Сердце!!! Дай мне сердце!

- А-а-а-а... Кравнесонеп... поздно... , - голос девушки уже не был тонким и мелодичным - он был грубым. Да и руки уже не были руками, острые когти сжимались в предчувствии плоти. Острые зубы были готовы вцепиться в горло.

- Джанивердж!!! Я тоже знаю твое имя!!! - Григорий вдохнул воздух, как бы проглатывая слова. - Тварь, ты должна была умереть раньше чем узнаешь все...

- Поз-з-з-здно... яд уже не действует... ты обманул человека... когда я была человеком... теперь ты не уйдешь... как в прошлый раз... тебе некуда... бежать.

- Нет! Мы еще посмотрим. Если ты тронешь меня, ты будешь иметь дело с Матерью Блэкрайсинг!!!

- Твоя семья уже не в силах что... либо изменить... Ты повлияешь на твою семью, ты... будешь нами ведом... Х-х-хотел в подарок с-с-сердце... Ты будешь есть свое...

- Ничего у тебя не выйдет, Джанивердж!!! Ты не сможешь уничтожить Блэкрайсинг!!!

Григорий стал часто дышать, его тело теряло четкие очертания - оно становилось прозрачным.

- Поздно... - черная пантера прыгнула. Синие сверкающие молнии опутали тела. Рычание и стон, щелканье электрических разрядов, все соединились в монотонный гул. Кто то из них должен был быть побежденным...

 

* * *

 

ГЛАВА 4

Где то далеко, затерянный в пространстве и времени, сидел Отец. Он наблюдал. И делал ставки. Иногда ему казалось, что Даркрок победит, а иногда он ставил на силу фантома Блэкрайсинг. Зазвонил телефон, Отец поднял трубку и хриплым голосом произнес:

- Я вас слушаю...

- Привет папа! - ответил молодой голос.

- Это ты, дочка? - его голос звучал радостно.

- Да, папа, это я. Я поговорила с братом.

- И что, Игорь согласился отвезти тебя к тете Лене?

- Я поеду с Григорием, а Игорь съездит сегодня, предупредит ее, что я приеду!

- Ира, не забудь купить тете подарок, все таки она твоя тетя, не смотря на ваши отношения, к тому же она твоя будущая свекровь. Кстати, как себя чувствует твой жених?

- Григорий в порядке. Как всегда, он занят своей машиной. Я говорила ему давно, что надо купить новую, но эта для него дорога воспоминаниями. Ладно папа. Пока, мне пора идти. Целую тебя!

- До свидания, дочка.

Лицо отца светилось радостью. Не часто он слышал весточки от дочери, тем более такой как милая Джанивердж...

А через час Григорий и Ирина уже мчались в машине, навстречу новой жизни. Так было всегда. И так будет продолжаться вечно...

 

К О Н Е Ц

 

© - Sir Daniel Black.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+