Просто сон

(Рассказ из цикла "Смерло")

"... Никто и никогда так и не узнает, что с ним случилось. Он понимал, что эта схватка может стать для него последней. Ну что ж... Если так велит судьба, значит этого ему не избежать...

Саид поднял свой меч, который казалось светился, словно предчувствуя приближение темных сил. Сгустившуюся темноту осветил стальной факел.

В подземелье пока никого не было, но Саид знал, что опасность рядом. Он интуитивно чувствовал приближение Матхи, того страшного существа, обитающего в подземелье, о котором, долгими зимними ночами, немало слышал от своего деда, великолепного певца и рассказчика, знающего много легенд о всей Крустландии, о событиях происходивших многие тысячи лет назад, на протяжении от Синего моря до океана Забвения, раскинувшегося далеко на западе, за Скалистыми горами и Великими Джунглями. Так далеко, что даже владения темного владыки Сайруса не доходят до его лучезарных бескрайных вод.

Земля вздрогнула, и по подземелью пронесся дикий, полный злобы рев. Матхи приближался к тому, кто осмелился проникнуть не только в его владения, но туда, где он обитал.

Рев повторился. На этот раз гораздо ближе. А раз Матхи передвигается так быстро, он, очевидно, чертовски проворен, решил Саид. Похоже жестокой битвы на этот раз не избежать..."

Влад оторвался от компьютера, взял стоявшую рядом кружку, наполовинну наполненную остывшим, но все еще немного теплым кофе, и отпил глоток. Крепкое, сладкое, оно немного прогнало дремоту. Протер глаза, которые невольно слипались, хотя он продолжал чувствовать то возбуждение, возникающее только тогда, когда он по-настоящему увлекался процессом создания своего очередного произведения. То, что они пока нигде не печатались, а лежали, распечатанные принтером пачками листов на нижней полке книжного шкафа, ничего совершенным образом ничего не значило. Он обязательно, рано или поздно, станет настоящем писателем, и сможет выпустить наконец свою книгу. Он мог бы попросить денег у родителей, и они наверняка ему их дали, но Владу хотелось, чтобы его напечатали не как покупателя своего собственного произведения, а как настоящего популярного писателя.

Он встал из-за стола, подошел к окну, и посмотрел на улицу, где клубящийся туман образовывал причудливые фигуры. Или ему просто казалось от усталости. Последние четыре часа он провел за компьютером, беспрестанно печатая, стараясь, чтобы слова буквально летели у него из-под пальцев. И это у него получалось. Не так уж хорошо, но все же гораздо лучше, чем неделю назад, когда дальняя родственница его мамы, которую он практически не знал, но когда то, в далеком детстве приезжал к ней в гости, прислала денег своему любимцу(которых как раз хватило на недорогой, бывший в употреблении, но исправно работающий компьютер), в связи с тем, что он закончил школу. Нет, не отличником, у Влада имелось только троек целых семь. Просто за то, что он прошел школу юности, и вступал в новую фазу жизни. Только она немного припоздала с поздравлениями со вступлением в новую фазу жини, так как последняя началась уже как два года назад. Правда он в этом году поступил в университет, так что так или иначе ее подарок пришелся кстати.

До этого у него имелась пишущея машинка, которая сейчас мирно покоилась на письменном столе, напротив его нового "рабочего" инструмента. Машинку купил он сам, два года назад. За четыреста тенге, у какой то семьи, которых он видел только раз, не более, когда забирал купленную вещь домой. Полусломанная, она встала на его письменном столе, и с тех пор, как он ее починил, исправно служила своему новому хозяину. На ней он отпечатал свои первые большие произведения, пародии на известные фильмы и романы, которые обошлись ему кучей свободного времени, и горой бумаг. Его мать, когда однажды вошла в комнату своего сына, ужаснулась беспорядку, царящему в "их гнездышке". Слава богу, что Влад пришел в тот день как нельзя вовремя, а иначе весь труд полетел бы в мусорную корзину. Пришлось покупать книжный шкаф.

Он пробровал печататься в газетах, посылал туда много хороших рассказов, но большинство из них были отвергнуты. Первый, что он продал, "Шоссе", вдохновил его на новые деяния, заставил поверить в себя, что не все так плохо, что он может писать, и те вещи, что он создает, будут покупатся.

Допив кофе, Влад прошел на кухню, и налил себе еще.

Дома никого не было. Родители ушли по своим делам, предположительно в гости. Друзей у него практически не было. Те, кто называли себя друзьями, Влад был знаком с ними не больше, чем с обычными попутчиками. Они были для него "попутчиками по жизни". Может он был сам в этом виноват, так как почему то сторонился людей, был слишком робок. Именно поэтому он лишился той любви, что у него была. Девушки, которую он любил. Аня... Он до сих пор помнил ее. Они познакомились на занятиях по довузовской подготовке. Именно тогда, с первого раза увидев ее, он понял что влюбился, хотя сам думал(боже, как он тогда был глуп и наивен, впрочем и в старшем возврасте люди часто совершают ошибки, которые гораздо хуже), что ему этого удастся избежать.

Они встречались только на занятиях. Влад начал было подумывать, как познакомится с ней поближе, но проклятая робость. Из-за этого чувства он потерял ее. Она уехала, поступив в университет, а он остался в Смерло. На долгих два года.

Некоторое время после разлуки он бредил Аней, мечтал о признании в любви, о поцелуях. Но наконец понял, что так продолжатся вечно не может, и постарался забыть ее.

Просыпаясь по утрам, он иногда плакал. Лежа в постели, прижав к лицу подушку, наполненную перьями. Плакал из-за того, что он остался один. В одиночестве, которое пугало его. Даже родители, и то они как то отдалились от него. Или он от них.

Он смог забыть Аню, и перестать плакать по утрам в постели. Жизнь постепенно закрутилась, и стоять на месте он не мог. Не мог оставаться тем, кем был.

Постепенно его сердце, с каждым днем, с каждым часом, выдерживая удары судьбы, мелкие, не могущие пробить крепость его сознания, но вызывающие трещины, постепенно предательски разваливающие его сознание, каменело. Он стал эгоистичным, жадным, думающим только о наживе, и спокойно признающимся в этом самому себе, не испытывая при этом никаких мук совести. Но впрочем ему было на все наплевать. Если жизнь - такая паршивая штука, то что ему делать? Надо приспосабливатся, а иначе она тебя раздавит, не оставит ничего.

Он уехал из Смерло, благодоря родителям, самостоятельно поступил в КГНУ, на факультет филологии русского языка и литературы. И снова встретил ее. Совершенно случайно. Оказалось, что Аня училась там же, в университете, но только на третьем курсе.

При встрече старые чувства, давно умершие и похороненные, снова проснулись, будто и не умерли они, а лишь прикорнули на короткое мгновение.

Влад вернулся к компьютеру. Сев, он задумался. Черт, а ведь у него все стало только налаживатся! Он не должен любить! Это будет только мешать в жизни. Любить... ха-ха... скажите это Ромео и Джульете. Более яркого примера не потребуется. Или возьмите святого Валентина. Ну и что, что его именем назван праздник влюбленных?! Чего он сам добился?! Не помните... То-то же... Распяли его, и за что?! За эту самую распрекрасную любовь. Кому она нужна в этом жестоком мире, зачем? Что бы умирать?! А теперь...

А может он неправ... Может это вызвано тем, что и в этот раз он оробел, что-то мямлил, не смог даже позвонить ей, хотя телефон каким-то образом он все же вырвал. Он постоянно сомневался. Боялся, что его мечта сразу разобьется, когда он узнает, что у нее есть парень, а у таких красивых девушек всегда есть парень. Это точно, как дважды два - четыре.

"Я просто ревную", - вдруг осознал Влад. А раз дело так, то тогда он ее не любит. Все это - сплошная ложь. Тот, кто ревнует - это просто собственник, который боится, что его собственность могут увести. Или это не ревность, а что то иное... Может все же любовь. И ему следует сдасться, позвонить Ане, и признатся в том, что он любит ее. Не бояться разбить свою хрустальную мечту. Ведь для того, чтобы она осуществилась, за нее следует бороться...

Он положил руки на клавиатуру, и всмотрелся в напечатанный текст...

В глазах вдруг вспыхнуло, и на короткое мгновение перед ним возникла картина какого то существа, которое просипело хриплым голосом, в котором он различил ясно произносимые слова:

- Вла-а-ад...

Он помнил это существо. Два года назад, когда он еще жил в своем родном городе, у своей бабушки(родители, устроившись на работу в другом городе, в другой стране вскорости забрали его к себе)оно снилось ему. В снах, где он попадал в неизвестный дом, он встречал это существо, этого отвратительного карлика, с уродливым лицом, и клыками, выглядывающими из уголков рта, с большими черными мухами, которые с громким жжужанием ползали по лицу чудовища. Он смог убежать от этих кошмаров, начавшихся так неожиданно, и так же внезапно прекратившихся...

Картинка пропала.

Влад, вздрогнув, оглянулся, не понимая, что происходит.

Неужели он задремал, и ему снова приснился тот старый забытый кошмар...

Почему то он вдруг остро почуствовал, что на улице густой туман, дом погружен в темноту, и он в квартире совершенно один.

- Вла-ад...

Это слово прозвучало столь неожиданно, и так резко ударило ему по нервам, что невольно Влад вскрикнул, словно маленький ребенок, вдруг очутившийся во власти кошмаров после просмотренного фильма ужасов.

- Кто здесь? - спросил Влад, вставая со стула.

"Да нет здесь никого, - успокаивал себя Влад. - Просто переутомился. Пора и на боковую".

Он сохранил то, что напечатал, в файле, выключил компьютер, и лег на стоявшую рядом кровать.

И тут его что-то коснулось. Неуловимое, но явственно ощутимое.

Влад заорал, и вскочил с кровати. Ударился ногой об деревянную ножку кровати, и ослепленный больше болью, чем темнотой, повалился обратно на кровать.

Несколько секунд казалось, что палец на ноге просто настоящий вулкан, готовый к извержению. Вот-вот взорвется.

Наконец боль стала стихать.

Влад, шаря по стенке рукой в поисках выключателя, ожидал, что на него сейчас набросится нечто. Как в кошмарных снах. Но если ты там после того, как тебя схватили - просыпался, то здесь ты уже не проснешься. Проклятая реальность.

Вопреки ожиданиям его ничто так и не схватило. Вспыхнула, заливая комнату желтым светом висевшая под потолком люстра. И Влад увидел, что комната пуста. Но он же чувствовал прикосновение, и ушиибленный палец - яркое тому подтверждение, насколько он испугался?!

Если бы это был кошмар... Но он никогда так на них не реагировал. Самое активное, что он предпринимал - это, раскрыв рот в немом крике, звал своих родителей.

На всякий случай он заглянул под кровать. Но едва он нагнулся, как оттуда вылезла украшенная толстыми синими венами рука, и схватив Влада за лодыжку, утащила туда, в темноту, где его ждали... Под громкий, так ему знакомый смех того самого карлика...

Закричав, Влад, отбросив одеяло в сторону, сел в кровати. Ничего не понимая, он вопил, пока наконец не понял, что ему все это просто приснилось.

Тяжело дыша, он утер пот, стекавший по лицу, и повалился на мягкую поверхность.

- Приснилось, - прошептал Влад. - Мне все приснилось...

- Ты уверен, - прозвучал отвратительный голос, и захихикал.

Когда из-под кровати начало что-то вылезать, Влад просто окаменел.

Он ничего не видел, но чувствовал, как по нему ходит кто-то, напоминающий очертаниями карлика. И когда карлик приблизился, Влад просто закрыл глаза.

- Сон. Это сон...

Холодные руки прикоснулись к его горлу, но они не сомкнулись в смертельной схватке. Крепко держа его, волоча за собой, они потащили Влада вниз, под кровать...

В то место, где намного хуже смерти...

 

К О Н Е Ц

 

© - Николай Гвоздев aka Swin.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+