Пугало

Посвящается Стасу и Сергею из СИД.

ГЛАВА 1

- Ты серьезно? - Джек Уивер подошел к своему микроавтобусу, "Фольсваген" 89 года серебристого цвета. Распахнул заднюю дверцу, и положил камеру на ряд сумок, лежащих в багажном отделении. Повернулся к Дженифер Лопес, и усмехнулся. - Руководство не оценит твоей самостоятельности, Джени. Да и дел у нас хватает. В офисе, в моем кабинете висят несколько заказов и указаний руководства на съемку репортажей. А ты предлагаешь все бросить, и рванутся куда то в маленький затерянный городок в Канзасе.

Дженифер, продолжая вертеть в своих руках ручку, с золотистой ободкой, "Палмер сервис" и маленький квадратный блокнот с черной рифленной обложкой подошла ближе.

- Джек, ну пожалуйста. Все равно репортаж мы уже отсняли и отправили в прямой эфир. А значит у нас осталось как минимум сорок восемь часов, пока Фред не начнет беспокоится, куда мы пропали. А тут появимся мы! Раз, и уже есть еще один репортаж. А он, я это чувствую, будет "горячим". Только представь, "Убийца из маленького городка, использующий во зло суеверия". Это может при удаче потянуть на Пулитцеровскую премию. - Дженифер положила блокнот с ручкой на лежащую камеру, и приобняв Джека за плечи заглянула ему в глаза. - Ну давай. Это не далеко. И быстро. Никто даже не заметит нашего отсутствия.

Джек колебался. Ему не хотелось рисковать. Но она так на него смотрела. Словно щенок, у которого на глазах грызут любимую косточку. Когда она это делала, Джек знал. Дело пропавшее.

- Джени, не смотри на меня так. - Он вздохнул, зная, что сопротивлятся бесполезно. Она выиграла. В очередной раз. - Ведь мы даже не знаем...

- Как раз наоборот. Я уже подготовилась. Как раз перед нашим выездом я сидела в библиотеке, смотрела старые газеты, и натолкнулась на интересные заметки об этом городишке. Вот, смотри.

Возбужденная Дженифер порылась в одной из сумок и достала папку с бумагами, на которых красовались вырезки из старых газет. Хотя нет, были несколько свежих.

Джек с интересом и грустью смотрел на Дженифер. Добрая, старая Джени, готовая ради хорошего материала и папашу с мамой продать. Настоящий журналюга. Но она нравилась ему. Хотя их отношения всегда были чисто деловыми. Работа - не для развлечения, особенно если ты работаешь в отделе криминальных новостей. Он был оператором, и ему нравилась работа. Хорошо платили, хотя если учесть риск, которым он постоянно подвергается. Особенно в компании с Дженифер, которая буквально создана для авантюр. Или они сами к ней липнут, как мухи на клейкую ленту. В предпоследний раз ему сломали ребро, и довольно сильно стукнули по голове, когда Джени вдруг проявила самостоятельность, и решила снять репортаж об торговцах наркотиков. Здесь, где они находились уже вторую неделю, торговцев наркотиками не было. Зато были сумасшедшие. Вот один из них чуть камеру не прострелил. А камера между прочим весьма близко у головы. В следующий раз так может и не повезти.

Джек взял стопку листов, вынутых из папки и протянутых ему Дженифер.

"МАНЬЯК-УБИЙЦА ПРОДОЛЖАЕТ УБИВАТЬ."

- Джени...

- Ты читай, читай, - Дженифер достала пачку "Уинстон", вытащила одну сигарету и прикурила от зажигалки. Выдохнув облако сизого дыма, она повернулась в сторону, глядя на собравшуюся толпу у входа в здание окружного суда.

Мимо проехал пикап.

Смотря на журналистов, полицейских и просто зевак Дженифер зевнула, посмотрела на часы. Уже половина седьмого.

Небо смеркалось, но было пока светло.

Джек, читая статьи, думал об одном. Неприятности. Это точно. То, что таилось в этих бумажках, и то, что затеяла Джени, сулило неприятности. Ведь она не отступится, взяв интервью у полицейских, медиков, мэра или еще кого. В ее голове уже наверняка сидит мысль, как найти убийцу, который похоже хуже того психа, что направляется сейчас в Чествилк, где приведут в исполнение приговор суда, отзвучавший сегодня днем.

Та статья, которую он увидел первой:

"Сегодня полиция Хэлла обнаружила четвертую жертву убийцы-маньяка, вот уже вторую неделю террорезирующего небольшой городок в штате Канзас.

Ею оказалась восемнадцатилетняя Шерил Вапхорн, тело которой было обнаружено в сарае за домом ее родителей. Оно, как и предыдущие было расчлененно и носило признаки..."

Понятно.

Джек просмотрел еще несколько статей. Парочка его заинтересовало. Одна из статей, имеющая вид короткой заметки, говорящая о связи убийцы и истории города. Якобы он являлся персонажем городского фольклора. И вторая...

"Сумерки над Хэллом".

Джек хмыкнул.

"Вот уже как два месяца неизвестный маньяк не дает спокойно спать жителем Хэлла, небольшого городка, затерянного среди бескрайних просторов кукурузных полей Канзаса. Атмосфера в городке накалена до предела. Никто не знает, кто он (или она?), и каждый ощущает тягостное довление над осбой рока судьбы. Ведь никто не может предсказать, кто станет следующей жертвой.

Все началось весной, когда была обнаружена первая жертва, Линда Сэлмер, домохозяйка. Ее обнаружил вернувшийся с работы муж. Линда лежала на кухне, вернее лежало то, что оставалось. Приехавшие полицейские обнаружили, что кто-то жестоко поиздевался напоследок над миссис Линдой. Ее тело было обезглавлено, руки сварены в кастрюле, в вечернем супе, который она готовила каждый день своему мужу. Из глаз и крови был приготовлен ужасный коктейль. Полицейские обнаружили его остатки в миксере. Сразу возникла версия, что убийца - психически больной человек, который должен немедленно подвергнутся госпитализации. Однако он не был обнаружен. Ни тогда, ни на сей момент.

Через две недели патрульный Майк Талисон из полиции Хэлла зашел в небольшой магазинчик "У Сильвы", принадлежащий Сильве Мтонгу, сорокалетнему переселенцу из Китая, выбравшему своим родным городом Хэлл. Майк зашел , чтобы купить пончики, которые так любил.

Внутри он наткнулся на труп хозяина магазина, лежавший под прилавком. У трупа остутствовали голова, и некоторые внутренние органы, которые были обнаружены позже, в холодильнике. Некоторые органы имели надкусы. Однако не человека. Похоже, что убийца имел собаку, которая частично сожрала кровавое мясо. Эта собака стала для полиции зацепкой. Безрезультатной.

Еще через несколько недель была обнаружена Шерил Варлхорн, учащаяся в местном колледже. Ее тело, изувеченное убийцой, обнаружили в сарае, за домом родителей, у которых она жила. На краю кукурузного поля. В теле нашли около трех десятков кукурузных початков. Убийца разрезал девушке живот, и в эту дыру натолкал кукурузных початков. Один из них он засунул в горло бедняжки.

Это происшествие стало причиной слухов и домыслов, ставших распостраняться среди местного населения. Люди заговорили о существе, которое якобы обладает сверхъестественными свойствами. Одна за другой стали рождаться сказки, которые стали рассказывать друг другу молодежь, у костра. Более благоразумная часть населения, в основном люди среднего и старшего возвраста отмалчивались, хотя поведение убийцы явно выходило за обычные рамки.

Из Сайрона прибыла полиция штата, которая вместе с местными полицейскими, при помощи федеральных агентов из Ситтона и участии добровольцев из числа местных жителей начали розыскные мероприятия. Был установлен комендантский час, временно закрыты школа и колледж. Однако ожидаемогоо успеха это не принесло. Убийца не был найден.

Шериф Тим Шарнхрост заявил в интервью местной газете "Ньюс Стэк", что предполагаемый убийца скорее всего покинул город и сбежал, опасаясь сурового возмездия в случае обнаружения.

Прошло три месяца, когда "убравшийся воявси " маньяк нанес очередной удар. Жертвой на этот раз стал ребенок, четырехлетний Стив Махоли. Он находился рядом с матерью, разговаривавшей с соседкой, мисс Хелен Уайт.

- Я сидела, и видела, что он рядом, - плача, рассказывала миссис Махоли в полицейском участке нашему специальному корреспонденту. - Стиви всегда был тихим ребенком. Никуда не лез. Не доставлял хлопот, как другие дети своим матерям. Я любила его. Я была уверена. что ничего не случится. Мы практически каждый день там гуляем, и ничего. На нас не нападали даже бродячие собаки.

Я сидела, и разговаривала с Хелен. Стив, он ползал вдоль ряда кукурузы. Она близко подходит к нашему дому, но я не опасалась. Самое опасное - ласки , но у нас их истребили еще в шестидесятых.

Когда я услышала, как Стив вдруг замолчал, я взглянула туда, где он находился. Его не было.

Сначало я подумала, что он просто играя уполз в кукурузу. Встала, и направилась туда. А там...

Дальше миссис Махоли потеряла самообладание, и мы были вынуждены прервать интервьюирование.

До сих пор не ясны мотивы убийцы, кто он, и даже сколько их (в полиции разрабатывается версия, что убийц несколько, и они являются своеобразными поклонниками первого убийцы, подражателями).

Прошло уже две недели, и пока нет никаких новостей. Но если что и произойдет, мы расскажем вам об этом."

Джек прекратил читать, и взглянул на Дженифер.

- Ты собираешься снимать репортаж об этом?

- Да. А что, тебя что-то смущает? Джек, я знаю, это грязная работенка, но кто-то должен ее делать! И если ты собираешься меня отговаривать, заранее предупреждаю, это бесполезно.

- Ну ладно, а я здесь причем, - он смотрел в ее голубые глаза и ждал ответа. Интересно, какую причину она сейчас предъявит на свет. Причины она находить умела, в этом ей не откажешь.

- Ты - мой оператор. Компаньон и лучший друг, на которого я могу положиться, если что пойдет не так. Других я знаю, но не так хорошо. И самое главное, ты лучший.

- Лучше, чем Сэм Сандерс?! - спросил Джек. Она победила, и заигрывала с ним, как кошка с мышкой. Что ж...

- Нет. Если бы он предложил себя в компаньоны, я бы не смогла отказаться, - ответила Дженифер, касаясь своих густых каштановых волос и улыбаясь.

- Я убью его, - засмеялся Джек.

Дженифер тоже рассмеялась, взяла ручку и блокнот.

- Спасибо, Джек. Я только скажу знакомой, чтобы она позаботилась о автомобиле.

Дженифер повернулась, и пошла в направлении здания окружного суда, куда они приехали утром, чтобы закончить цикл репортажей о массовом убийце Эде Хамерсли, устроившим несколько дней назад бойню в отделении банка "Нэшионал Ситизен". Все началось с банального ограбления, а через несколько часов появились и первые журналисты. К этому времени не успевший скрыться Эд, которому позже журналисты дадут прозвище "Кровавый Эдс", и захвативший восемь находившихся в здании человек заложников успел отбить атаку местной полиции, пристрелив при этом двух офицеров и ранив еще одного.

В здании к тому времени в луже крови лежали охранник и стонущая кассирша, которая вызвала полицию. Охранник признаков жизни не поддавал (Этот человек просто вошел и начал стрелять в охранника. Затем подошел ближе. И все оставшиеся пули выпустил ему в голову, - рассказывал позже один из заложников, которых удалось спасти, Грегор Мактэкин), кассиршу Эдс пристрелил позже. Но собравшихся вокруг здания копов и журналистов волновал другой вопрос. Что станется с теми восемью заложниками, среди которых былы три женщины, одной из которых в январе этого года исполнилось семьдесят восемь лет, и ребенок, маленькая восьмилетняя девочка.

Эдс требовал бронированный грузовик с полным баком, и запасными канистрами, две автоматические винтовки с шестьюстами патронами, десять милионнов долларов наличными мелкими купюрами и ящик холодного пива.

Только тогда он согласился бы отпустить заложников целыми и невредимыми.

Дженифер с Джеком появились как раз накануне второго штурма.

К филиалу подъехал броневик, с помощью которого намеревались штурмовать здание. Были здесь и агенты ФБР, прибывшие из Стоуна, и окружная полиция, и полиция штата. Были даже спецы из отряда по борьбе с терроризмом.

Эдс стал терять терпение, и застрелил двух заложников. Пожилую леди, и Виктора Линн, сорока лет, юриста из Филадельфии, приехавшего в Мэгдон в гости к своей престарелой матери. В отделение банка он зашел , чтобы обналичить полученный во время своего последнего дела чек. Этот чек стал последним.

Решив не выполнять требования (позже ответственный за проведение операции специальный агент Виккерс сообщил журналистам, что они были вынужденны пойти на такой крайний шаг как штурм, так как по анализу проведенному психологами, Эд не отпустил бы людей живыми, даже удовлетвори они его требования).

Дженифер вместе с Джеком и его неразлучной камерой (иногда она себя спрашивала, а не спит ли он с ней в постели? ) находились на самом переднем крае, вместе с парочкой других корреспондентов), когда Эдс неожиданно вышел из здания, ведя перед собой цепочкой четверых заложников, среди которых находился ребенок, маленькая плачущая девочка. Никто из собравшихся, ни копы, ни агенты, и даже ни всеведающие журналисты на знали то, что станет известно через полчаса. То, что Эд взял мать девочки, 34-х летнюю Лэйн Маэрс, и отвел ее в туалет, где сначало изнасиловал, а затем убил, перерезав той горло. Кровью он напишет на огромном, в человеческий рост зеркале, за которым размещалась одна из видеокамер службы безопасности "СМЕРТЬ СВИНЬЯМ". Видеокамера бесстрастно зафиксировала и момент убийства, и момент написания фразы. Позднее запись будет фигурировать на суде.

Собравшиеся буквально ошалели, когда Эдс оттолкнул одного из заложников, и открыл пальбу. На суде он заявит, что этот поступок был вызыван тем, как на него смотрели собравшиеся журналисты.

- Они оскорбили мою непосредственность, - заявит "Кровавый Эдс".

Из своей винтовки М-16 Эд стал поливать людей и машины непрерывным свинцовым дождем. Пока не кончились патроны.

Неизвестно почему полицейские ждали. Может каким то образом они знали, что у Эда оставался последний магазин, и им потом просто надо будет взять его голыми руками, Жаркое подано.

Ожидание обошлось гибелью трех из четверых выведенных наружу заложников (оставшиеся трое лежали спеленатые липкой лентой внутри), в том числе той девочки. Пуля попала ей в голову, и осколки костей, вместе с ошметками мозгового вещества и крови разлетелись в разные стороны, забрызгав стоявшего рядом Стэна Хопкинса, которого в этот день Судьба пощадила.

Девятнадцатилетний парень увидев кончину бедной девочки завопил, и вопил все время, пока вокруг него летали пули, кричали люди, бежали, набрасываясь на хохочущего "Кровавого Эдса" полицейские, все это время он вопил, вопил как безумный.

Дженифер в тот момент показалось, что они попали в Бейрут. Та же война, та же смерть и бессмысленные жертвы.

Но зато какие вышли кадры!

Джек некоторое время смотрел в сторону ушедшей Дженифер.

- Ну ничего. И на моей улице будет праздник, - пробормотал он, повернулся и принялся запаковывать камеру. На этот репортаж будет достаточно и "Старс 200"."Линт-Х-Р" для такого случая он использовать не собирался.

Спустя несколько часов, когда стемнело, они уже ехали по проселочной дороге, ведущей в Хэлл. Вокруг простирались бесконечные ряды кукурузы, высотой два метра и выше. Кукуруза созрела и початки, покачиваясь на ветру тихо шуршали листьями.

Ночь была великолепна, отметил Джек, сидя за рулем, и время от времени посматривая на спутницу. Дженифер, уронив голову ему на плечо, спала.

Волосы рассыпались в стороны, а голова тихо покачивалась.

Перед этим она попросила его разбудить ее, как только они приедут в Хэлл, и сразу же заснула.

Джек удивлялся ее способности прикорнуть там, где придется. В отличие от Дженифер, он не мог уснуть там, где спала она. Он чувствовал себя спокойно и удобно лишь в кровати. Пускай в каком-нибудь захудалом мотеле, где нибудь на Аляске, с медведями в обнимку (Да, с гризли не поспишь, - усмехнулся Джек), но чтобы была кровать. А так, на сидении, когда голова качается из стороны в сторону. Нет, даже если бы у него была такая возможность, он бы свернулся калачиком где-нибудь сзади.

Он снова посмотрел на спящую девушку, а затем перевел взор на дорогу. Слава богу, что она хоть бетоном покрыта.

Кукуруза сгущалась, и теперь образовывала настоящий коридор. Впереди, в просвете, над нависшей над дорогой кукурузой сияли звезды. В эту ночь их было невероятно много.

"Действительно, классно, "- Джек чуть убавил скорость. Такой картиной неба в Нью-Йорке, где он жил и работал, не насладишься. Смог, окутывающий город, словно купол, надежно спрятал их от взгляда небес. Лишь несколько дней в году можно было полюбоваться картиной звездного неба, да и то для этого следовало покинуть бетонные джунгли, и выехать за город.

 

* * *

 

ГЛАВА 2

В кабине микроавтобуса было тихо. Слишком тихо. Эта тишина давила на Джека своим спокойствием, заставляла глаза закрываться.

Спать.

Он включил было радио, но поймал лишь две станции. Стоуновскую "Лихая семерка", по которой одна за другой пускали медленные спокойные мелодии, от который спать захотелось еще больше. И еще одну, которую он не определил, передававшую радиопостановку "Машины времени" Герберта Уэллса.

- Морлоки, - зычно произнес чуть хрипловатый голос, с волнением в голосе и ожиданием. - Эти существа, они утащили мою машину. Отчаяние объяло меня. Я понял, что пропал. Ведь без своей машины я не смогу вернуться обратно, домой, в свой век. Я обречен остаться здесь навсегда...

Джек выключил радио и зевнул. Нет, он не может так! Очевидно, взяла свое обыкновенная усталость, вкупе с нервным напряжением, испытанном за последние несколько дней. Ну это понятно. Не каждый день попадаешь под пули сумасшедшего, хотя работенка у него и так горячая.

Впереди, в темноте, засияли огни. Вскоре показался и их источник. Полицейская машина, приткнувшаяся у обочины, слева, почти вплотную к кукурузе.

"Фольсваген" ехал довольно медленно, поэтому проезжая мимо Джек постарался разглядеть машину и сидящих в ней людей.

"Форд", покрашенный в черно-белые цвета, с надписью на борту, "ПОЛИЦИЯ ХЭЛЛА".

Ниже красовалась другая: "СЛУЖИТЬ И ЗАЩИЩАТЬ".

Похоже, они недалеко от конечной цели их путешествия, решил Джек. Наконец то у него появится возможность выспаться. В нормальной обстановке. В каком-нибудь мотеле. Постоять под прохладным душем. Посмотреть телевизор с их бесконечными вечерними сериалами, ток-шоу и новостями, вперемежку с развлекательными передачами и документальными фильмами. Потом спать. Выспаться, часов до одиннадцати, не меньше. Затем можно будет позавтракать в местном кафе, картофельным пюре с котлетами, и острым соусом, яблочным пирогом на десерт и чашкой-другой кофе, с парой капель виски.

Он пытался рассмотреть сидевших внутри людей, но было слишком темно, и ему показалось, что в кабине пусто.

Проехав несколько метров, Джек медленно остановил автомобиль. Приткнувшись к краю дороги, некоторое время сидел внутри, смотря в зеркало заднего обзора. Свет включенной сирены освещал не так уж хорошо, но достаточно, чтобы можно было рассмотреть, что внутри действительно было пусто.

Это была вторая странность, которую отметил Джек. Первая заключалась в том, что какого черта надо было включать сигнальные огни на крыше, если машина просто стояла на дороге, и рядом, кроме них, никого не было. А он заметил еще издалека включенные огни. Значит их включили не потому, что мимо проезжали двое журналистов из Нью-Йорка, один из которых сейчас сладко дремал на сидении рядом с ним.

Может, офицер, которому принадлежала эта машина, отошел в кустики, по своим делам?

Джек понял, что он не может уехать. Только не так просто. Нужно для начало кое-что сделать, а затем можно отправлятся дальше.

Он осторожно, чтобы не разбудить, повернул голову Дженифер в сторону, взялся за ручку и нажал на нее.

Дверь тихо скрипнула, открываясь.

Протянув руку, Джек вытащил из-под сидения любительскую видеокамеру, которая всегда была под рукой. На всякий случай. Она не раз помогла ему, хоть и качаство записываемого часто было хуже некуда. Особенно в темноте.

Он вышел из микроавтобуса и некоторое время постоял на месте, разминая затекшие ноги, продолжая разглядывать патрульный автомобиль позади, и ожидая. что ряды кукурузы сейчас раздвинутся, и появиться полицейский, местный шериф, на ходу застегивающий ширинку. Тогда они оба посмеются над интересом Джека к якобы покинутому "Форду", затем он вернется к микроавтобусу, сядет за руль и поедет дальше, в Хэлл, где в местном мотеле, дорогу к которому любезно укажет шериф, а утром, за завтраком он расскажет Дженифер историю о своем "ночном приключении".

Никто так и не появился.

Где-то глубоко внутри появилось странное чувство, чувство ожидания, которое быстро разраслось и наполнило Джека. Оно ему не понравилось. Это было словно липкое ожидание чего-то плохого.

Стала чуть побаливать голова.

Джек помассировал немного лоб и виски правой рукой, левой держа камеру, а затем нерешительно, оглядываясь на кукурузу, росшую по обеим сторонам дороги направился к машине.

Было тихо. Лишь едва слышно шептали листья на толстых длинных стеблях кукурузы. Они издавали одновременно успокаивающий и какой-то неестественно жуткий звук.

Шрш-ш-ш-шр-шш-ш...

Зачесался нос.

Джек почесал его.

Он подошел к "Форду", осмотрелся в последний раз в поисках предполагаемого владельца, включил камеру и небольшой фонарь, прикрепленный к корпусу из пластика, и навел ее на автомобиль. Если появится хозяин, то ему придется давать объяснения. Джек думал, что лучше бы он появился. Хоть на душе стало бы спокойнее.

Сначало он плавно обвел камерой сам автомобиль, затем повернулся к кукурузным рядам и несколько секунд снимал их и дорогу.

Перестав снимать, он обошел корпус, блестящий в отблесках включенных сигнальных огней. Подошел со стороны водителя к передней дверце, и прислонился к окну.

Похоже, что там действительно никого нет.

Джек взялся за ручку, и распахнул дверцу настежь. Включил камеру, и всунулся внутрь, продолжая снимать.

Пустой салон. Включенная рация, по которой шуршали, вырываясь на воздух помехи. Отгороженная железной сеткой с мелкими решечатыми отверстиями половина салона, также пустая. Ружье, прикрепленное к полу специальными зажимами, рядом с рацией.

"Черт, - удивился Джек. - Куда подевался владелец? Неужели бросил автомобиль, и свалил к себе домой?!"

Он высунулся, выключил камеру, и пошел по направлению к микроавтобусу. Ладно, хватит приключений на сегодня. Об этом приключении можно будет поговорить и утром, с Дженифер. Да и кадры удались на славу. Лучше, чем в фильмах ужасов.

Он подошел к машине, и открыл дверцу.

Кабина была пуста.

Потрясенный Джек замер.

Где Дженифер? Куда она подевалась?

Сидение, на котором она так сладко спала несколько минут назад, было пустым. Несколько ее длинных волос лежали, прилипнув к подколотнику и спинке.

Противоположная дверца оставалась закрытой. Да она и не могла выйти, чтобы он этого не услышал. Стук дверцы в такой тишине прозвучал бы как удар грома. Если только она не хотела, чобы ее не заметили.

Он отошел от корпуса, вышел на середину дороги и громко позвал.

- Джени, где ты? Дженифер, детка, кончай такие шутки шутить.

Молчание. Только лишь шорох листвы казалось усилился.

Шшр-шш-шр-шшр-шш-шр...

Джеку показалось, что они словно издевались над ним, говорили, шептали:

"Мы забралишь ее, слышишь, слышишь, забралишь..."

Тут Джек испугался по-настоящему. Сначало эта патрульная машина без владельца, теперь вот Джени пропала. Есть от чего потерять голову.

- Дженифер, - снова позвал Джек. - Джени, я испуган. Если ты жаждала этого, то тебе удалось. Пожайлуста, хватит играть, появись...

Вопреки ожиданиям, этого не произошло.

"Она сейчас появится, - думал Джек. - Выйдет из листвы, наверное с копом, которому вдруг приспичило во время дежурства в туалет, и он решил сходить неподалеку, в близлежащие кусты, решив, что бесплатно дарит удобрение владельцам поля. Выйдет, как всегда невинно улыбаясь и скажет"А здорово мы тебя разыграли, Джек. До сих пор коленки, небось, трясуться."

- Дженифер, ну где ты? - буквально простонал Джек. Ему было страшно, чертовски страшно. Почему это произошло именно сейчас, и с ним. Нет, он был прав, когда говорил, что не следует ехать в этот городишко. Эта поездка, он чувствовал, принесет одни лишь проблемы, и они начались, даже когда они еще не доехали до него.

Ветер усилился, и толстые стебли, покачиваясь, усилили свой шепот.

"Забралишь ее... Мы забралишь... И тебя забралишь..."

По спине ползли капли пота.

Нужно убираться. Убираться как можно дальше. Доехать до ближайшего населенного пункта и сообщить в контору шерифа. Или в ФБР. Куда нибудь еще... Только убраться отсюда. От этого места пахло злом, Джек чувствовал его, ощущал каждой клеточкой своего тела. Словно он только сейчаспроснулся и понял, куда он попал.

Он бросился к микроавтобусу. Хорошо, что не закрыл дверь.

Сев на место водителя, Джек нащупал замок зажигания. Без ключа.

Когда он уходил, то оставлял ключ в замке. Даже не подумал вынимать его.

Его сердце словно провалилось в пропасть. Упало куда-то глубоко вниз и его стуки едва доходили до сознания Джека. Оно стучало так глухо. И так далеко от него находилось.

- Привет!

В распахнутую дверцу, оставленную открытой, стало влазить появившееся неизвестно откуда существо, увидев которое Джек начал кричать.

В салон лезло пугало. Такое, какое ставят на полях, отпугивать птиц. Мешковина, обозначающая голову, с торчащеей из нее соломой. Нарисованные краской и поблекшие от времени и дождей коричневые глаза. Ухмыляющийся рот, в широком злобном оскале, нарисованный красной краской. Руки, мягкие, в полотняной ткани, соломенные руки прикоснулись к вопившему, повалившемуся на соседнее сидение Джеку. Ощущая солому, Джек стал отпихиватся.

- Не трогай меня! - орал он. - Не трогай! Не трогай! Не трогай меня!!!

- Чего орешь, все равно умрешь, - проговорило пугало голосом Дженифер, став втискивать пучки соломы и кукурузные початки куда-то внутрь, в живот.

Дверца микроавтобуса захлопнулась, глуша дикие, полные мук крики, и злобный нечеловеческий хохот. . Некоторое время машина энергично покачивалась из стороны в сторону. Наконец все прекратилось.

На дороге снова стало тихо. Лишь раз хлопнула дверца, потревожив покой летающих вокруг летучих мышей. Да некоторое время шуршало в зарослях кукурузы.

 

К О Н Е Ц

 

© - Николай Гвоздев aka Swin.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+