Темная Башня

(Рассказ из цикла "Смерло")

Посвящается всем моим друзьям,
а также Стивену Кингу.

Сергей Коржаков, подходя к кинотеатру "Весна", старому двухэтажному зданию из красного кирпича, с облупленными стенами и парой зонтиков кафе перед входом, работающему по будним дням по вечерам, а по субботам и воскресеньям- круглосуточно, увидел своих друзей, стоявших около главного входа, переговаривающихся между собой. Евгения Самитова, двеннадцатилетнего паренька, одетого в белые шорты, с надписью "STARS TREK", огромными синими буквами на боку, и красную футболку, с белыми кроссовками на ногах. Льва Глубокого, на год младше Евгения, в неизменных спортивных штанах и расстегнутой, раскрашенной под шахматную доску рубашке, рукава последней были закатаны, обнажая необычно белую кожу рук (сам Лев постоянно твердил, что он "генетически" не предрасположен к загару, укращающего его друзей). И Михаила Шикина, двеннадцати лет, одетого точно так же, как и Евгений, но без надписи на шортах.

- Привет, - поздоровался, подойдя к ним, Сергей. - Ну как, идем?

- А как насчет матери, разрешила? - спросил Евгений, протягивая Сергею полупустой кулек с семечками, свернутый из полосы "Вечерних новостей". Сергей кивнул головой, запуская внутрь руку и набирая пригоршню крупных жаренных семян.

- Все в порядке. Я отпросился до десяти. Надеюсь, до этого времени мы справимся?

- Ну, незнаю, мы можем и задержаться, - протянул Евгений.

- Не проблема, - коротко отрезал Сергей, поглядывая то на друзей, то на проходящих мимо по улице, людей.

- Тогда идем?! - Михаил поднялся с корточек.

- Идем! - согласился Сергей. - Чем раньше мы туда придем...

Михаил закончил за него:

- Тем раньше и уйдем.

- Правильно, крепыш. - Сергей подмигнул другу.

Четверо подростков вышли на Московскую улицу. Пока они шли, мимо рядов тополей и многолетних дубов, мимо почти однотипных двухэтажных домов, мимо Иван Петровича, постригавшего изгородь, окружающую его дом, огромными железными ножницами, Сергей вспоминал то, что ему было известно о конечной цели их путешествия. О водонапорной башне Смерло.

Ее, как городскую достопримечательность, они проходили на уроках по изучению своей, городской, истории. Водонапорная башня города Смерло. Гигантский стальной конус, возвышающийся над Смерло, и его окрестностями, расположенный на краю парка Фучика, рядом с прудом Утопленников, с 18- ти метровой цистерной, подвешенной внутри башни на стальных креплениях. Внутри башни, на самом верху, под крышей из красной черепицы, была расположена небольшая, выполненная в виде круга, площадка, с пятью окнами по периметру, из которых открывался потрясающий вид на город и его окрестности. Однако ее уже давно никто не посещает. После тех несчастных случаев. Лишь сторож, да и то раз в неделю.

Когда то давно, лет пятнадцать назад, башня была одним из самых посещаемых мест в городе. Ее посещали с одинаковым удовольствием и туристы, и сами местные жители. Однако вскоре при странных обстоятельствах здесь утонуло несколько человек. Туристы, и пара местных. Всю вину за это происшествие переложили на смотрителя (тогда сторож назывался "смотрителем за городской достопримечательностью номер один"), который, как выяснилось позже, был ни в чем не виноват. Однако это стало известно позже, а пока возмущеные граждане Смерло (хотя тогда они называли себя товарищами)требовали крови, и получили ее. Смотритель, молодой парень, с небольшими отклонениями в психике, не выдержал, и уверенный, что виноват именно он, повесился в своей камере, на ремне от брюк. Это представили как самоубийство, хотя по городу гуляли слухи, что ему "помогли" отправится вслед за погибшими в башне людьми.

Трагедию постарались забыть. Однако продолжение этой ужасной истории последовало очень и очень скоро.

В окрестностях башни стали пропадать люди. Некоторых из них нашли, на дне стальной цистерны, под миллионами литров воды. Остальных отыскать так и не удалось.

С тех пор башня закрыта на замок, и раз в неделю лишь сторож становится ее посетителем, приезжая для проверки внутреннего состояния башни, для проверки ее технической пригодности.

Сергей слышал немало историй о том, как то, что пряталось в башне, утаскивало неосторожных, осмелившихся задержаться около нее после наступления темноты. Некоторые предполагали, что это духи тех первых, погибших в несчастном случае, утаскивали людей.

Поэтому вчера Евгений и предложил сходить в парк после наступления темноты и проверить, действительно ли там бродят призраки.

Когда он предложил это, они все пришли в дикий восторг. Предчувствуя необычное приключение, Сергей чувствовал, как его сердце бьется чаще, чем обычно, но он все же предупредил своих друзей:

- Знаете, там и днем довольно безлюдно. А ночью просто страшно. Но несмотря на это, было решено, что их поход все же состоится. Конечная цель состояла в том, чтобы собственными глазами попытаться увидеть те самые привидения.

- Считай, что после этого мы станем знаменитостями, - сказал Михаил...

Сергей почему то вспомнил о своей маме, которая, узнай, куда он идет, ни за что не разрешила бы своему сыну гулять до десяти, а возможно, даже и не выпустила на улицу. Лиана Коржакова была уже немолодой, тридцативосьмилетнейженщиной. Она была почти всегда печальна. С тех пор, как умер отец Сергея, погибший по чистой случайности, когда на него, возвращающегося с работы домой, на своих "Жигулях" налетел грузовик с пьяным водителем. У нее тогда случился первый сердечный приступ. Когда Сергей остался один (маму увезли в больницу, на скорой, с включенной, пронзительно кричащей сиреной)в пустом доме, он страшно перепугался, закрылся в своей комнате, зарылся лицом в мягкую подушку и долго плакал. Пустой и затихший дом равнодушно слушал его рыдания, а за окном шумел осенний дождь, бьющийся в стекло, с грустным стуком, возвещающим о беде, облепивший окно крупными каплями...

Сергей кое-как справился с горем, а его мама этого сделать видимо не смогла. Иногда, когда он лежал в постели, а Лиана думала, что ее сын крепко спит, он слышал, как за стеной раздается плач, и он тогда он тоже не мог сдерживатся, слезы душили его, скатываясь по щекам, жгли их. Те переживания затаились в уголках ее глаз, делая ее образ грустным, печальным. Однако это только делало Лиану красивее, и даже несколько моложе...

Вчера он сидел перед телевизором и смотрел "Время", когда решился спросить ее насчет разрешения задержатся до десяти.

Лиана посмотрела на него и ее взгляд был таким пронзительным, всего лишь короткое время, но был, что Сергей подумал, что она все знает и твердо скажет:"Нет". Он, конечно, огорчатся слишком сильно не будет, но испытать сожаление ему все же придется.

- Ну так как, мам, можно? - повторил он.

- Тебе это так необходимо? - спросила Лиана, погладив сына по голове.

Cергей посмотрел на нее, а затем перевел взгляд на семейную фотографию, висевшую напротив. На ней была изображена их семья. Он сам, в восьмилетнем возврасте, с игрушкой, машинкой, в руке, смело глядящий в объектив. Отец, стоящий сзади и положивший руки на плечи сына. И Лиана, улыбающаяся, приобнявшая мужа.

- Да мама, мы собираемся с друзьями сходить...

Лиана его прервала:

- Сергей, надеюсь, вы не собираетесь пойти в одно из этих плохих мест?!

- Плохих... что?

- Ты ведь знаешь о них? Я говорю о парке Фучика, кирпичном заводе...

Сергей спросил:

- Мама, почему ты говоришь, что они плохие?

Внутренне он уже знал ответ, и его это очень удивило. Сергей знал о тех местах, о которых она говорила. Об этих местах часто рассказывают страшные истории. Но это лишь истории. Они нужны для того, чтобы расказывать их у костра или на вечеринке, чтобы попугать друзей, когда слишком скучно, или на улице разыгралась непогода, и нельзя выйти наружу. Он не знал, верит ли кто- нибудь другой в них? Сам Сергей, можно сказать верил в них лишь наполовину. Одно дело верить, когда ты на улице, и солнце ярко освещает тебя, окрестности, и весь город своими теплыми ласкающими лучами. Но совсем другое дело, когда ты с друзьями затаился на чердаке, тебя окружает та таинственная атмосфера, что может там царить, а за окном идет дождь, с молниями. Но в своем большинстве, в истории о монстрах и странностях, творящихся в Смерло, верили дети, и, может быть, даже некоторые взрослые. Но его мама?

- Они плохие, - Лиана говорила смотря на Сергея, но у него создалось впечатление, что она смотрит сквозь него, словно что- то вспоминая. - Они плохие, потому что в этих местах постоянно происходят несчастные случаи. Сам город словно создан для этих мест. Он сам - одно сплошное плохое место.

Сергей удивился, почему она так говорит? Может потому что здесь погиб его отец?

- Поэтому я надеюсь, что ты идешь не туда.

Сергей, видя, что его приключение может не состояться решил пойти на хитрость.

- Мама, я с друзьями иду в гости к Мише. Ему купили новую игру.

- Хорошо. Ты можешь идти. Но, пожалуйста, будь остороженее. Этот город... Он опасен.

- Да, мамочка, - получив то, что ему нужно было, Сергей был готов согласится с матерью, даже если бы она сказала, что Ельцин - это всего лишь киноактер, работающий в Голливуде.

Сергей очнулся от своих мыслей, когда они подошли к пруду Утопленников, небольшому водоему, расположенному в парке Фучика. Пруд получил свое странное название в связи с тем, что в прошлом это место активно использовалось самоубийцами в их стремлении свести счеты с жизнью. Теперь здесь было относительно тихо и спокойно, хотя в этом году здесь утонули уже четверо. Одного из утопленников Сергей знал. Им был Тимур Асхадов, его одноклассник. Он как то раз решил прогулятся ночью около этого пруда, посмотреть на рыб, или еще что- нибудь. Его вспухшее от долгого пребывания в воде тело было найдено лишь спустя две недели. Смерть мальчугана породила новые слухи, и новые страшилки. Поговаривали, что на дно пруда его затащили те самые призраки. Но какие именно, в этом единого мнения не было. Одни говорили, что это были призраки погибших в водонапорной башне. Другие были уверены в том, что здесь причастны духи самоубийц. Официальное расследование ничего существенного не выяснило, и было решено, что мальчуган погиб вследствии трагической случайности.

Стемнело. Окруженные с одной стороны водами пруда, с другой - деревьями, сквозь которые долетал рокот проезжающих мимо машин, мальчики вскоре прошли водоеми пройдя несколько десятков метров подошли к конечной цели их путешествия. К толстому стволу водонапорной башни.

Усевшись на траву, они принялись обсуждать, что теперь будут делать.

- Немного подождем, - Евгений взял руководство в свои руки, - а затем разделимся на две группы. Я, с Мишей, пройдемся к пруду, вдруг увидим что- нибудь интересное. А вы оба подождите нас здесь, и наблюдайте за башней.

- Зачем нам разделятся на две группы? - Лев осмотрелся. Парк погрузился в тишину. Лишь небе продолжали мелькать тени ночных хозяевов небесных просторов, да трещали сверчки. На небосводе высыпали горошины сверкающих бледным светом звезд, мерцающих в черной бездне, раскинувшейся над их головами. Похолодало.

- Как зачем?! - удивился Евгений. - Так ведь гораздо интереснее.

- И страшнее, верно? - спросил у него Сергей.

- И страшнее, - согласился Евгений. - Но мы ведь за этим сюда и пришли. Пощекотать себе нервы.

- Вообще-то мы сюда пришли, чтобы увидеть привидения, - возразил Лев.

- Это одно и тоже.

- Мне кажется не одно и тоже, - Льву не хотелось, чтобы их и так малочисленная группка разделилась.

Парк был почти полностью погружен в темноту. Лишь серебристый свет висевшей в небе краюхи Луны не давал темноте окутать их, спеленать, словно младенцев. Лев боялся темноты, также, как и любой другой мальчик его возвраста. Но темнота в парке, о котором к тому же говорили, что здесь творятся странные вещи, после заката солнца, пугала его. Кроме того, до них почти не доносились звуки Смерло. Здесь не было видно его огней. Густые кроны деревьев надежно скрыли их от города. Трудно было поверить, что через пару кварталов сейчас ключом бьет жизнь. Ездят автомобили, работают рынки, кафе, комки. Здесь они очутились в другом мире, полном таинственности. Такие "островки" были и в других частях города. Днем там, да впрочем и здесь было интересно, увлекательно. Но ночью все менялось. Они обретали пугающую таинственность.

- Да ладно тебе, - Евгений пренебрежительно махнул рукой, и повторил:- Мы ведь для этого сюда и пришли, чтобы пощекотать себе нервы.

Лев помолчал, а затем произнес:

- Хорошо. Будем щекотать себе нервы, раз вы этого так хотите.

Некоторое время все четверо мальчишек молчали, слушая окружающий их парк. Наконей Михаил нарушил молчание:

- А кто что слышал? О том, что здесь происходит?

Евгений сорвал травинку, и пожевывая ее, сказал:

- Мне кое-что рассказал Нурба... Перед тем, как его убили.

Сергей вспомнил о нем, их ровеснике, трагически ушедшем из жизни несколько месяцев назад.

- И что он сказал? - спросил Сергей.

Они придвинулись к Евгению ближе, слушая его рассказ.

- Он встретился со мной за несколько дней перед тем, как он исчез. Мы сидели у него дома, в его комнате, и листали комиксы. Вы ведь знаете, что он был на них буквально помешан. Собирал их где не поподя. Менялся с друзьями, родители покупали ему. Я как то раз продарил ему несколько штук на день рождения."Приключения черепашек-нинзя". Но у него их было много, целая куча. Самых разных. Там были "Капитан планеты", и "Супермэн", и "Юрский парк", и много других. Он их хранил в своем шкафу, и каждый журнал был обернут в поэтиленновый пакет. Он ими дорожил. Очень сильно. Когда мы насмотрелись, он убрал все в шкафчик. Было еще рано, и уходить мне не хотелось. Мы стали говорить о всякой всячине, и постепенно наш разговор зашел о страшилках. Но нам не было страшно. . Потому что было светло. А днем обычно все в порядке. Поэтому мы и говорили, притом совершенно спокойно.

Слушая Евгения, Сергей вспомнил свои ощущения, которые он испытывал, слушая городские легенды. Его сердце всегда замирало в каком- то сладостном испуге, и вслушиваясь в повествование, расказываемое очередным рассказчиком он буквально наяву предствавлял себе ту картину, рисуемую его воображением. И всегда, неважно, днем или ночью, ему было страшно. И на других лицах также были написаны подобные чувства. Это читалось так ясно, что принимало пугающий оттенок. Казалось, сам город был создан для того, чтобы все легенды и истории обретали реальность, обрастали ею.

Евгений продолжал говорить, и Сергей почуствовал приближение того чувства, словно элексир жизни оживляющего те фантазии. И Сергей даже пожалел, что Евгений рассказывает им это сеейчас, в такой обстановке.

- Он сказал, что...

Евгений вдруг замолчал, и привстав, стал вертеть головой, вслушиваясь.

- В чем дело? - произнес Михаил.

- Тихо, - Евгений поднес палец к губам. - Мне кажется, я что-то слышал...

Сергей встал. Поднялись и Михаил со Львом. Прислушавшись, Сергей ничего не услышал. Сплошная тишина. Замолчали даже сверчки.

- Я ничего не слышу, - он пожал плечами. - Тебе показалось.

- Говорю тебе, я что- то слышал, - возвразил Евгений. - Вон там.

Он махнул рукой в сторону, где едва различались темные силуэты кустов и древесных стволов.

Сергей посмотрел в том направлении, но ничего подозрительного не увидел. Может Евгению и в самом деле показалось?

- Тебе показалось, - повторил он, одновременно пытаясь успокоить слишком рагыгравшееся воображение.

"Там никого нет. Он просто рассказывал историю, испугался, и ему стала чудиться всякая чепуха. Или он просто решил разыграть нас. Простой розыгрыш, и все. Ничего больше."

Однако в его голову упорно лезли и другие мысли: "Там что- то есть. Оно стоит, и наблюдает за нами и ждет подходящего момента, чтобы наброситься на нас, и утащить. В пруд, на дно. Или еще хуже, в башню."

Сергей тряхнул головой, едва заметным жестом взъерошил волосы, словно это могло отогнать эти выворачивающие наизнанку мысли. Выбросить из своей головы. Однако ему это не удалось. Дурное предчувствие дурным комочком зашевелилось где- то глубоко внутри и стало расти, поднимаясь наружу.

- Надо схватить приведение, - Евгений улыбнулся, пытаясь выглядеть в глазах друзей храбрецом, хотя это занятие ему почти не удалось. Лишь почти. И попытка поднять дух, воинственный дух "охотников за приведениями" также потерпела крах.

- Погоди хватать, - это был Миша. - Давай сначало разузнаем, кто это, сходим на разведку. Вдруг это просто бродягя, бомж какой- нибудь. Или кошка.

- Ну тогда пошли, - Евгений взял Мишу за плечо. - Двинулись в бой, герои."И вместе все умрем за это..."- начал он напевать.

- Нет. Я туда не пойду. - Лев отрицательно покачал головой. - Что я, самоубийца что-ли?

- Неужели ты испугался? - спросил Евгений.

- Все может быть... - Лев огляделся, всматриваясь в темноту, словно ждал увидеть там что-нибудь до безумия страшное, от одного взгляда на которое захочется бежать отсюда без оглядки, вопя во все горло, и мечтая лишь об одном- оказаться дома, в своем родном уютном кресле, смотреть телевизор, вслушиваться как на кухне громыхает посудой мама, тихо переговориваясь с пришедшим с работы отцом, и знать, что здесь ты в безопасноти, ты дома, и на тебя не накинутся никто из темных углов, и в крайнем случае рядом такие родные, готовые всегда помочь люди, которы ни за что не дадут тебя в обиду. Здесь в парке была другая, совсем другая атмосфера. Здесь Лев постоянно, со страхом в душе поглядывал на громадину, раскинувшуюся за плечами. Вокруг было темно, и нельзя увидеть, есть ли там, в отдалении, прячась за густыми кустами, или за стволами деревьев стоит нечто такое, что только в страшном сне может приснится. И тишина. Она была скорбной. Такая царит на кладбище, или в похоронной конторе. В доме, где недавно умер кто- то из родных. Там она напоминает о ушедших в иной мир, потерянных безвозвратно дорогих тебе людях. Здесь она напоминает о тех, кто погиб в этом месте. Она словно показывает, что и тебя может постигнуть подобная участь, которую тебе вряд ли удастся избежать, если ты будешь излишне глупым. Например таким, как Евгений. - Неужели ты не чувствуешь?! Здесь что-то есть, и это не просто мое воображение, разыгравшееся благодаря тебе.

- Правильно, здесь что-то есть, - согласился Евгений. . - Но ты ведь не сможешь узнать, что именно, пока не проверишь, не потрогаешь руками. Или увидишь. Для этого как раз нам и надо сходить туда, и узнать. Что шумело, только что. Там. Евгений снова махнул рукой, на этот раз конкретнее, указывая в напралении смутно чернеющих невдалеке кустов. Затем он отошел на несколько метров, и позвал:

- Миша, ты идешь?

Михаил пошел следом, на прощание бросив немой взгляд в сторону оставшихся друзей, слоывно говоря:"Не бойтесь. Мы быстро. Если что, мы рядом. Мы поможем." Через несколько секунд раздался голос Евгения, громкий, и прозвучавший здесь, в парке, настольно непревычно, что оба мальчика вздрогнули от неожиданности.

- Ждите нас здесь, и никуда не уходите. Мы скоро.

Сергей и впрямь надеялся, что они быстро справятся со своим "расследованием". Тоже мне нашлись, Фокс Малдер и Дана Скалли.

Сидеть здесь, ночью, в сплошной темноте (когда то в парке горели по вечерам уличные фонари, но кто то побил все лампочки. Остались одни стальные столбы.) было довольно смелым поступком. Почти никто из взрослых теперь не гулял в этом парке, лишь проносились мимо стайки решившихся, как и они, на приключение детей. Иногда здесь собирались клубы, в которых состояли сплошь дети. Ни одного взрослого, исполняющего вспомогательную роль (про руководящие вообще разговора не было). Почему? Потому что ими здесь никто не командует. Взрослые не приходят, и не говорят, что надо делать, а что нет. Не очитывают тебя, если ты случайно упадешь и поцарапаешь коленку или локоть. Удивительно, но можно было с уверенностью сказать, что в Смерло, как и в других городах, расположнных в районе детская дружба совершенно другая, не похожая на ту, что царит в больших городах, вроде Алма- Аты или Бишкека, Москвы или Ленинграда. Здесь были поистине настоящие друзья, которых в других городах порой они не ценятся, как должны были бы ценится. Может это оттого, что город такой. Вызывающий боль в душе и сердце. Заставляющий бояться неизвестно кого и чего. Сергей не знал.

- Глупцы, - сказал Лев.

- Что? - Сергей очнулся от размышлений. Что- то он часто размышляет. Часто они к нему приходят. Может он по призванию - философ.

- Так рисковать. Необдуманное решение. Слишком опасное.

Сергей промолчал, а затем, встав, произнес:

- Ты куда?

- Да сиди, отдыхай. Я в туалет.

- Надолго? - спросил Лев.

- Не так уж.

- Давай, только побыстрее.

- Хорошо.

Сергей прошел несколько метров к ближайшему стволу дерева, спустил шорты и трусы и отлил на ствол. Стряхнул, чтобы капли не попали в трусы.

Окончив свои дела, Сергей подошел к "стоянке". Льва Глубокого не было. Только что, минуту-полторы назад он был здесь, лежал на траве, на опавших листьях. А теперь это место пусто.

"Странно. Где он?"

Сергей огляделся. Может Лев решил подшутить над ним? Но тогда он был чертовски ловок. Сергей не слышал, чтобы сзади раздавались какие- либо звуки. Никакого шуршания или постороннего шума. Сплошная тишина.

Стараясь, чтобы голос звучал уверенно, Сергей тихо позвал:

- Лев, ты где? Лев?

"Может он обежал вокруг башни. Спрятался на той стороне. И ждет удобного момента, чтобы напугать его, Сергея, до получертиков."

Однако ожидаемого облегчения они не принесли. Наоборот, тревога начала расти. Он остался совершенно один. В этом месте.

Сергей снова позвал Льва. На этот раз громче. В его голосе проскользнули нотки пока еще сдерживаемого испуга, панического страха. Сдерживаемого с трудом.

- Лев, где ты? Отзовись, Лев?!

Евгений и Михаил ходят где-то там. Может ему надо позвать их? Но если Лев и правда играет в прятки, то он, Сергей, будет выглядеть глупцом в сложившейся ситуации.

- Лев, ты где? - на этот раз Сергей произнес тихо, скорее для себя, словно констактируя факт пропажи друга.

"Ребята, если вы решили меня разыграть, то вам это не сойдет с рук. Не просто так. И не в этот раз."

Постояв, Сергей решил обойти башню. Так он добьется хоть какого-то результата, и это лучше, чем стоять просто так, на месте, ничего не делая, в полном неведении, что произошло.

Он прошел несколько метров, по кругу, вокруг башни, касаясь левой рукой шерхаватой поверхности, и дошел до места, где была расположена дверь, ведущая внутрь строения, всегда закрытая на большой, покрытой ржавчиной амбарный замок. Высотой под два метра, крепившаяся на железных петлях. Для него она была поистине дверью для великана. Такого, как в сказке "Джек и бобовый стебль". Замка не было.

Сама дверь была приоткрыта. Но лишь чуть- чуть. На какие-то жалкие несколько сантиметров. Пять... может быть десять...

Сергей почуствовал, как его сердце сжимается в болезненных судорогах, а к горлу подкатывает противный комок. Мурашки пробежались по его телу. От пяток до корней волос на голове. Разве только сами волосы не шевелились.

"Дверь открыта, "- подумал Сергей. - "Что то вышло оттуда, и схватило Льва. Поэтому я не могу его найти. Но этого ему мало. Оно ждет... Меня ждет."

Сергей дернул головой. Ему это снится. Всего лишь кошмар. Он сейчас закричит и проснется. А затем придет мама, успокоит его, и нальет горячего молока, с шоколадом. Нет! Это не сон. Он чувствовал прохладный, едва ощутимый ветерок. Ночную прохладу. Едва осознавая, что он делает, Сергей протянул руку, и расширил щель. Достаточную, чтобы пройти внутрь.

"Ты что делаешь?!" - буквально кричала его иррациональная часть. - "Беги отсюда! Беги, пока можешь! Пока не поздно!"

"Я должен посмотреть, что там. Должен."

Сердце исполняло ча-ча-ча, буги-вуги и другие энергичные танцы, а вытянутые вперед пальцы мелко дрожали. О, господи! Что он делает?! Зачем?! И он сам ответил на свой вопрос. Чтобы узнать истину.

Внутри было совсем темно, и ему пришлось постоять некоторое время, пока глаза не привыкли к темноте окончательно. Сергей смутно различал силуэт днища цистерны с водой, темный пролет винтоватой, ведущей наверх лестницы. То, что нужно. Сергей подошел к лестнице, взялся за железный поручень, и стал подниматься. Он остановился, когда до него донесся раздавшийся сверху всплеск. Затем снова молчание.

Сергей поднялся еще на одну ступеньку. Еще на одну. Еще...

- Мама мыла раму...

Голос, который произнес отрывок детской считалки, они ее учили в школе, был глуховат, и звучал так, словно был чем-то занят. Например, водой.

- Рама мыла маму...

Голос приближался. Сергей определил, что он раздавался откуда-то сверху, и был похож на детский голосок. Мягкий, словно перина, немного бубнящий.

- Кто... - на продолжение фразы Сергея просто не хватило. Он задохнулся от ужаса.

- Мама мыла раму... - снова этот голос. И тихие звуки... шлеп-шлеп-шлеп... словно тот, кто говорил, шел по воде в резиновых шлепанцах. Шел тихо, стараясь, чтобы этого шлепанья не услышали. И поэтому говорил.

Сергей оглянулся. Он ушел слишком высоко, и оказался в элементарной ловушке.

"Бежать! Бежать! Бежать! ", - мелькало у него в голове, и ноги, как то независимо от разума, который стал неиоверно ленив, начали выполнять эту команду. Он стал спускаться.

- Ш-ш-ш-ш-ш-ш... Не уходи... Поиграй с нами... - неслось ему вдогонку.

Но Сергей не слышал этого. Он слышал другое. Это шлепанье, которое ускорилось, догоняло его.

Шлеп-шлеп-шлеп-шлеп...

Когда оставалось последние ступеньки, Сергей прыгнул. Подбежал к двери, буквально ощущая, как тот, "шлепающий", дышит ему в затылок, и пулей вылетел наружу, словно ураган налетев на Льва Глубокого. Оба мальчика повалились на землю, и заорали, каждый в свой унисон.

- Не надо!!! Не трогайте меня!!! - кричал Лев.

Сергей просто орал, ничего не произнося, лишь ощущая дикий ослепляющий ужас. Две тени подскочили ук лежащим.

- Серега, Лев, что вы орете, как резаные, - раздался недовольный голос.

Оба наконейц затихли. Лишь Сергей продолжал всхлипывать.

- Сергей...

- Он... Шел... Там, в башне...

- Ты был в башне?! - удивился Евгений.

- Там дверь... Она открыта. - смог произнести Сергей.

- Вставай. - Михаил помог другу подняться. - Вставай.

- Рама мыла маму, мальчики, - пробубнил кто-то, находящийся совсем рядом.

Откуда только у них взялись силы. Все четверо, громко вопя, стрелой промчались мимо пруда Утопленников, и скрылись, повернув на Московскую улицу. Где то на полпути Сергей прекратил всхлипывать, и крик перешел в дикий, неуправляемый смех. Ему удалось! Удалось уйти оттуда живым! Только за это он так радовался. Он жил!!!

Водонапорная башня продолжала оставаться на месте. Тихая и угрожающая. Замок на двери, видимо от ветра, обычного ночного ветерка, тихонько стукнулся об железную дверь. И темная, чернее ночи, тень, словно умчавшись вслед за мальчишками, растаяла в ночной мгле...

 

К О Н Е Ц

 

© - Николай Гвоздев aka Swin.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXIII A.S.
 18+