Домашнее животное

Скажи мне, чем питаешься ты, и я скажу кто твой друг.

Я питаюсь тем, чем привык...

Глава 1

- Блин, ну сколько можно повторять - не разбрасывай волосы где попало. Не, ну уже второй раз на неделе стоки чищу. Неужели так трудно убрать. Не, ну ты расчесала волосы, так ты их возьми ручкой своей и собери. Чего им в ванной-то валятся. Мне же потом приходиться на всю эту гадость... (Вадим с лицом, полным отвращения, взглянул на только что появившийся из сливного отверстия комочек из переплетенных волос, набухший от пропитавшей его воды и покрытый непонятной слизью) ...смотреть. Слышь, чего говорю-то?! (Он попробовал отодрать нависший грязный моток шерсти, но тот накрутившись на проволочную спираль, которой он прочищал трубу, упрямо не хотел слезать, выжимая между пальцев струйки грязной воды. Запахло болотом. Вадим чуть не сблевал тут же в ванну. Задержав дыхание, он дернул сильнее, разрывая волосы, пока не освободил спираль и не выкинул ком на приготовленную газету) Тъфу ты!.. Мне даже за это не платят! (Он еще раз просунул в черную дыру трубопровода, правой рукой закручивая, гибкий проволочный штырь - все дальше, дальше. На ум пришел вчерашний душ. Он весь день таскал какие-то ящики, столы, пропотел как конь на скачках, ну а вечером как положено вымылся. И все для того чтобы сейчас ковыряться в этом говне. Своем и чужом между прочим тоже. Там чего угодно могло осесть. Частички кожи, грязь, потовые выделение - все это, обильно смытое мылом, представляло в воображении Вадима рассадник болезней, и его словно затвор бандитского пистолета, передернуло от брезгливости и отвращения ...Вот дрянь) Все, хватит! В следующий раз убирай сама. Все, нам такого не надо. Лично мне мой завтрак дорог! (Он начал вытаскивать проволочину обратно. Металлический прут крутился и вылетал из рук. По большей части от того, что Вадим не решался схватить его покрепче. Грязный и слизистый, он пренепременно создавал в голове неприязненный образ, и когда Вадим отбросил его в сторону, наконечник уже показавшийся из сливного канала, извернувшись даже уколол палец. Путь был чист, труба свободна ...до следующего раза) Не! Все. Теперь сама. Привыкай быть самостоятельной. (Свернув добытое в газету он вышел из ванной комнаты)

Дочь лежала на кровати, тихонько дергаясь в такт мелодии, доносившейся из нацепленных на голову наушников, и закрыв глаза.

- Ты хоть слышишь, что я говорю!?

- А? Чего?

- Да сними ты эти бандуры!

- Ну, чего еще?

- Я говорю - волосы меня твои задолбали. В следующий раз будешь сама убирать

- Да-да-да.

- Да не да, а сама будешь. Кончилось мое терпение. Сколько можно

Развернувшись Вадим зашагал на кухню, все еще выговаривая дочери, которая, нацепив "бандуры" на голову, снова тихонько тряслась, совсем не слушая отца.

* * *

Что может быть хуже бессонной ночи? Только одинокая бессонная ночь, потому что когда не с кем обсудить напасть, вдруг навалившуюся на тебя - ночь превращается в муку. Для Вадима это была двойная мука: мало того что спать не хотелось, организм требовал никотина. А он был в завязке. Все что оставалось так это тоскливо глазеть в темноту за окном, мысленно размышляя о чем-нибудь. Именно поэтому он и оказался на кухне. Мысль о том, что набитый рот хоть немного отвлечет бессонную душу, воодушевила, и он при свете открытой дверцы холодильника готовил себе бутерброд. Дожевывая ломоть батона с мясом он осторожно крался по темному коридору, чтобы не разбудить спящую дочь, когда услышал за неплотно прикрытой дверью в комнату ее голос: Пап...

Просунув голову внутрь, он попытался разглядеть дочь, спавшую на кровати в дальнем левом углу. Та еще раз прошептала: Пап, не спишь?

- Нет, - он вошел в комнату и присел у изголовья дочери - Ты-то чего не спишь?

- Не знаю... что-то холодно... по-моему я заболела. Пап, поправь одеяло, а то прямо продувает всю.

- Ну ты даешь - уже лето, а ты болеть. Так нельзя.

Он аккуратно подоткнул со всех сторон одеяло, докоснулся до лба дочери: Вроде не горячий...

- Ну ладно, не беспокойся, все будет в порядке. Иди...

- Сейчас-сейчас. Посижу немного. Тебе в школу завтра не надо? Нет... ну и ладно. Спи, спи...

Он поднялся с постели, еще раз поправил одеяло и собрался уйти, как дочь снова окликнула его:

- Пап, что у тебя там горит?

- Что?

- Что горит взади тебя!?

Отец изумленно оглянулся: А это...

- Все в порядке доча. Это же кот. Толстяк. Не помнишь разве.

Он развернулся, чтобы поднять животное, но тот, оббежав его, прыгнул дочери прямо на лицо. В следующий момент его лапы уже месили то место, где на подушке должна была лежать голова. Самое ужасное, что Вадим ни как не мог скинуть разъяренное животное прочь.

 

* * *

 

Глава 2

- Ну что скажешь! Как провел ночь.

- Что спрашиваешь - сам знаешь. Как я могу провести ночь, если в соседней комнате дочка. Глупости всякие напридумываешь вечно. Что, если разведен, так значит каждый вечер в разврате!?

- Ну почему каждый... Я тебя только про вчера спрашиваю.

- Да пошел ты.

- Ну-у-у, что-то ты сегодня совсем не в духе. Ладно, успокойся, что взбесился-то? Просто пошутил, уж и пошутить нельзя

- Твои дурацкие шутки уже оскомину набили. Ты хоть новенькое что придумал, а то каждый раз одно и то же: как провел вечер, как провел вечер.

- Ну ладно-ладно, извини. Мир? Так что случилось?

- Да не чего... Ересь какая-то всю ночь снилась. И главное - так правдаподобно, словно и не сплю вовсе.

- Че снилось-то?

- Да... Будто не спится мне не фига. Захотел поесть. Пошел, значит, с кухни обратно - слышу дочка зовет. Ну я зашел, одеяло поправил, нехорошо ей как-то. А она вдруг спрашивает, что это у меня горит. Я оборачиваюсь - кот! Глаза в темноте горят. А у нас в жизни зверей в квартире не было! А я ей вдруг говорю: Это НАШ кот. Толстяк. Не помнишь разве?

- Ну, дальше что было?

- Вообщем, вскочила эта гнида к дочери на кровать и давай ей лапами по лицу, скотина. Я стою как дурак и ничего сделать не могу. Руками скидываю, а скинуть не могу. Так и проснулся - очумелый, потный весь. Прислушался - вроде все в порядке. Я конечно сходил убедился, заглянул к ней. Спит, как не в чем не бывало. Вообщем черте что. Не то что бы я суеверный, просто неприятно...дочка...же.

- Да не бери в голову. Мало ли что бывает. Мы вообще народ не из пугливых - нас этим не возьмешь. Правда? Ты вот мне лучше скажи, как мы занятия проводить будем. Ящики с учебниками вчера в классе сгрузили, так и

- А завхоз не догадался ребяток своих напрячь?!

- Нет. Так что, через полчаса у меня там первая пара, а разобрать нет никого.

- Не, ну опять все на своем горбу таскать! Я в конце-концов учитель труда, а не носильщик, мне это не оплачивают.

- Так а я про что. Я вчера уходил - предупредил. Хоть кто бы пальцем шевельнул.

- Много там?

- Что вчера разгрузили, все там и осталось.

- Я же говорил, надо было к завхозу это валить.

- Ну! Говорил... надо было валить.

- Короче я ко второй паре освобожусь, ты к учительской подходи. Подождешь меня.

- Ага, ладно. Ну бывай.

Вадим вышел из кабинета. Спина после внеплановой перестановки ящиков со старыми учебниками по предмету "Труд" немного ныла. Зато занятия с его классом начинались в полдень, а до тех пор он почти свободный человек. И на том спасибо. (А завхоз - все равно сволочь) Вадя...Вадим Николаевич остановился на школьном крыльце, когда пальцы по привычке потянулись к карману, где обычно лежали папиросы.(Так, стоп! Отставить) Вздох вырвался из широкой груди, и Вадим Николаевич огляделся - не заметил ли кто. Но и школьная площадка и крыльцо были пусты. Уроки уже начались. Вадим спустился по лестнице вниз и бодро зашагал прочь. Слишком бодро, чтобы это была правда. Организм терзала мысль о ночном кошмаре и отсутствие никотина.

"Откуда этот кот. У меня никогда в жизни не было кота, да вообще какого-либо животного. Даже рыбок не было. Маленькому не позволял отец, вырос - сам расхотел. Один раз, помнится, приволок котенка домой, так пришлось минут через пятнадцать отпустить - отец был непоколебим. Но животных я сильно любил, не одну кошку на помойке не пропускал. Может и сон от того - волнуют несбывшиеся желания детства. Вот только зачем на мою Маринку было кидаться - чертовщина какая. А что мне вообще мешает завести кота сейчас, или кошку - это без разницы. Марина вроде тоже просила себе кого-то - была по младше. Вот только чтоб недорого. Надо подумать. А может собаку? Не, кошачьи - предел мечтаний, я и имя то уже знаю - Толстяк... "

 

* * *

 

Глава 3

- Пап! Ты дома?... Заходи его еще нет. Немного подождем. Кефиру хочешь?

- Не, спасибо, эту гадость сами пейте. - приятель Марины прошел в комнату и в ожидании ее взял со стола какую-то книгу. - Ты ему уже говорила?

- Нет, не успела. Да и когда? Сама вчера узнала.

- Думаешь отпустит?

- Ну, а что такого? Будет лучше, если я все лето просижу у тети на даче? Или здесь, в четырех стенах? Кроме того, ему тоже нужен отдых, хотя бы от меня.

- А вот я готов терпеть тебя вечность, так что эти три месяца как-нибудь продержусь.

- Да что ты говоришь, а вот и проверим! - Марина придвинулась к приятелю ближе, когда в замочной скважине завертелся ключ. - Папа!

 

* * *

 

Глава 4

"Итак целое лето один. Чем они там будут заниматься. Хм... летний лагерь. Знаем мы их летний лагерь - сами такими же были. Ну да ладно, все нормально будет. Вот только кому теперь кот нужен. Впрочем тебе-то нужно будет за кем следить, учить уму разуму. Вот и давай - приобретай. Соседка из второго подъезда как раз ищет добрые руки. Добрее этих не найти." Он взглянул на лежащие в коленях большие, мозолистые руки. "Пожалуй, так".

В пять часов вечера по квартире уже ползал маленький комочек, вызывая у дочери бурю восторга. Да и сам Вадим чувствовал себя гораздо спокойней. Ночной кошмар больше не вызывал в памяти тех тягостных чувств, более того перспектива на три месяца остаться одному не тяготила так как раньше. Вот только курить продолжало хотеться, но Вадим лишь с добродушной улыбкой потирал руки: терпи, мол, парень.

* * *

- Ну что скажешь? Как провел ночь... В смысле что нового - коллега осекся, вспомнив, как отреагировал приятель на его последний подкол. - Как дела?

Его опасения были напрасны - Вадим был в отличном настроении и не собирался срываться по мелочам, если только не в хохот.

- Очень даже неплохо.

- Я смотрю кошмары тебя больше не мучают. Коты там разные.

- Как же, кошмары. Теперь это реальность, друг мой, представляешь - купил себе. Котенка. И весь вечер, как ненормальный крутился с ним: нужно же и корму было купить и там принадлежности всякие.

- Ну, так а дочь на что? Ей бы все и поручил.

- Да она в лагерь летний собиралась. Не до котят ей. У нее сейчас свои проблемы.

- А все понятно... Ну а ты что ж - так и отпустишь.

- А куда деваться, сам таким был. Что я не знаю, что им хочется: свободы там разной. И пускай вожатые все равно будут все запрещать. Главное - это подальше от дома. Вот где свобода, хотя бы на три месяца.

- Ну и когда в путь?

- Завтра последний раз в школу, а в субботу уже туда. Ты своим кстати программу всю успел дать?

- У меня норма - ты же знаешь.

- А я вот с восьмым так последний раздел и не рассмотрел. Послезавтра уже все, работать никто не хочет. Я кстати тоже!

Двое преподавателей расхохотались. Конец учебного года был сравни облегчению в сортире. Целый год ты тужился, чтобы из ребят вышло что-то толковое. Вдалбливал в них науку. И вот настало время перевести дух. Подтереть, так сказать, свой бедный зад, и подтянуть штаны повыше!

Вообщем Вадим Николаевич был доволен итогами этого года. Вот только палец только что-то заболел.

* * *

Домой Вадим припозднился - закупал продукты к предстоящей поездке. Сумки ломились от каких-то фруктов, мясо- и хлебобулочных изделий. А он валился от усталости. Его "восьмой" в последний предканникулярный день был просто несносен. Но все же он был доволен, вот только палец побаливал. Толстяк его что ли коготком зацепил.

Поставив сумки и поручив разгружать их дочери, он направился в ванную, дабы помыть руки и рассмотреть наконец - что же там с ним. На самом кончике зияла маленькая ранка. Настолько маленькая, что Вадим даже усомнился в ее способности причинять такую боль. Однако припухлость и покраснение коже вокруг говорило, что это она. Возможно просто попала инфекция. Достав йод с полки Вадя приложил маленькое горлышко к ране и опрокинул пузырек. Немного пожгло, но это было даже лучше, чем ноющая тупая боль, доносившаяся с пальца раньше. Никогдатакбольшенеделай.

- Ты что-то сказала? - ему показалось, что дочь что-то крикнула, только очень тихо. Парадокс - тихо, но крикнула...

- Что?

- Я говорю, ты что-то сказала?

- Да нет. Я молчала. Тебе показалось.

(Наверное) Он поставил пузырек с йодом обратно, посмотрел на палец - так-то лучше.

- У тебя во сколько автобус?

- В восемь. Вставать рано придется. Последний раз...

- Ха! Последний. Там вас будут каждый день поднимать не свет не заря. Еще заскучаешь по дому.

- Пап, ну о чем ты говоришь. Там и здесь - вещи разные. А скучать я и так буду, радуйся.

- Радуюсь-радуюсь. Смотри не балуй, я все узнаю в случае чего. Ты кстати давай уже ложись спать, сама говоришь - завтра рано.

- А сумки?

- Я сам соберу - иди.

- Ты чудо!

- Вот только обзываться не надо!

Он усмехнулся, глядя вслед убегающей дочери. Поморщился - палец снова заныл.

 

* * *

 

Глава 5

Что-делать-что-делать-что-делать-что-делать-Надо-что-то-делать-делать-Так-дальше-жить-не... делать-что-то-делать-Делать-что?-что-делать-что-делать-Неделя-как-дочь-уехала-в-лагерь-еще-два-с-лишним-месяца-есть-у-нас-Но-я-не-хочу-хочешь-хочешь-хочешь-не-хочу-ХОЧЕШЬ!-иди-сделай-это-Нет-не-надо-я-умоляю-хватит-давай-давай-хочешь-хочешь-хочешь

Что-делать-что-делать-что-делать...

 

* * *

 

Глава 6

- Слушай, у него как раз дочь в лагерь уехала! Пускай отдохнет парень. Вообщем так - звони ему, пусть собирается, едем всем нашим дружным колективом за город.

- Ну а что, правильно! Отдохнем несколько деньков, рыбку половим. Когда еще вот так на природу выберешься, а то я за год так измаялся, ну просто вот так.

- А кто-нибудь телефон его знает?

- Я.

- Вот ты и звонишь

- Да, давай. Чего в долгий ящик откладывать.

- Ладно только потише орите - ничерта не слышу.

Алексей, коллега и лучший друг Вадима Николаевича, окруженный другими учителями, набирал телефон приятеля. Все притихли, лишь изредка шушукаясь друг на друга. Через минуту Алексей произнес:

- Не отвечает...

Учителя загалдели вновь:

- Кто пойдет к нему?

- Надо послать кого-то к нему!

- А я о чем.

- Так пусть Алексей и идет. Он один знает, где тот живет

- Короче! Я вечером зайду. А пока неплохо бы было обсудить: когда и куда мы пойдем, и кто чего возьмет

- Чур, я отвечаю за припасы..

 

* * *

 

Глава 7

В дверь снова позвонили. Вадим не знал кто там. Не знал и знать не хотел. Ему было не хорошо. Настолько, что он боялся в этом признаться. Признаться в том, что он сходит сума. Он разговаривал сам с собой. Точнее, он не знал с кем говорил, но голос, второй и безжалостный, раздавался в самой голове и напоминал собственные мысли. Только эти мысли были не его.

...Что же сомной надо открытьзвонят

...сиди ненадо позвонятиуйдут

...нет мненужн апомощь еле хожу мой

...сиди ты впорядкетак идолжно

...мой Палец!

...яуже говорил

...мой пальчикопух какаято инфекция мненужна помощь

...я уже говорил. Пальцу будет хорошо, только сделай это.

...Нет! Замолчи!! Небуду! НЕХОЧу!!!

...должениначепальчикможетобидеться

Алексей позвонил третий и последний раз. Недоуменно взглянул на часы: пол девятого. Где его носит? Созваниваясь с остальными, он сказал, что Вадим, вероятно, уже куда-то уехал. Так что нет смысла переносить запланированную поездку и послезавтра утром они, как и договаривались едут загород. На две недели.

Откуда ему было знать, что Вадим, сломленный наконец голосом внутри, полз к туалету не в силах противиться его... своим... его... СВОИМ МЫСЛЯМ.

 

* * *

 

Глава 8

Миска Толстяка вот уже дня два пустовала. Котенок пищал и принюхивался в поисках чего-нибудь съедобного. На кухне какое-то время назад можно было найти хоть что-то. Он облазил все полки, до которых смог добраться. Но теперь достать было нечего. Напрасно он лазал и ловил спасение носом. Спертый душный воздух не доносил ничего съестного. А вчера вечером Толстяк уловил новый аромат. Он доносился не с кухни, а из комнаты хозяина - сладкий и щекочущий ноздри, и немного напоминал тот, за который его уже успели наказать неделю назад, когда Толстяк только появился в этой квартире. Тогда его пихнули носом прямо в эпицентр аромата, а потом шлепнули по заду. За что, он так и не понял.

Толстяк, жалобно пища, добрел до комнаты. Миска по-прежнему была пуста. Он мяукнул еще раз, когда услышал громкий выдох. Хозяин перевернулся на спину на своей кровати. Уже несколько дней он продолжал валятся в постели, поднимаясь лишь для Толстяк не понимал для чего поднимается хозяин, его это вообще мало интересовало. Он ждал, когда миску наконец наполнят, но вместо этого был вынужден смотреть, как

Вадим неуклюже перевалился с кровати на пол. Тело не слушалось. Оно похоже подчинялось кому-то другому, или чему-то... внутри него, в его голове.

...хватит. Я больше нехочу

...тебя никто не спрашивает

Он попытался встать и схватил со стола пакет. Воздух наполнила вонь. Но он даже не поморщился. Нелепо растопырив ноги, Вадя замер над пакетом. Через пару минут стало действительно легче, как и обещал внутренний голос. Палец, нарывающий и гудящий от тупой непереносимой боли удовлетворенно затихал, поглощая гнойной ранкой то, что Вадим только что выдавил из себя.

Поглощал и требовал еще. Это он заставлял его облегчаться в пакет и погружать туда руку. Это он разговаривал с ним в его голове, захватив и присвоив себе все мысли. Палец управлял им.

А недавно Вадим заметил, что ранка-рот начала расти, словно не должна была заживать. А вот он наоборот сбрасывал в пакет все меньше и меньше. И это пугало его, ведь он совсем перестал есть. Если он не сможет питать палец, пальчик рассердится. На этот раз он не ограничится фразой: "никогдатакбольшенеделай", как тогда, когда Вадим прижег его йодом. Сейчас он придумает что-то покруче. Он уже начал придумывать. Вадя чувствовал, как тот посматривает по сторонам его глазами.

Вечером стало получше. Палец притих. Вадим пробрался на кухня, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить себя. Руки он не мыл - палец тут же проснется. Достав из хлебницы черствый кусок батона, он принялся торопливо грызть его. Толстяк, неожиданно начавший ластится о ноги, испугал до смерти. "Толстый! Фу..." Толстяк призывно замяукал , сорвавшись на хрип. "Черт! Ведь ты же тоже не ел! Бедный, прости. Прости меня" Он пошарил рукой в шкафу, достал кошачий корм, насыпав тут же на полу. "Толстый, прости. Хороший, бедненький." Рука гладила тощее тело котенка от головы до хвоста, от головы до хвоста от головы "Бедный Толстяк, умница, хороший. Бедный, кушай кушай. Вкусно будет вкусно будешь вкусный"

С ужасом Вадим заметил, как рана на руке стала нежно всасывать в себя шерстинки котенка. Всасывала и выпускала, покрывая их слизью. Слюнями. "НЕТ!" - закричал Вадим, но организм уже не принадлежал ему. Палец проснулся. Проснулся и придумал, что будет делать дальше, ласково облизывая домашнего любимца.

Толстяк недовольно мяукнул, отвлекаясь от трапезы. Гладившая рука стала настойчивей.

Вадим долго плакал. Сначала от утраты, потом, потому что это понравилось пальцу. Тому нравилось слизывать соленую воду с глаз. Он плелся в ванную комнату, но не для того, чтобы умыться - палец бы этого не простил. Он лег в ванну, зарывшись руками в густую шерсть... Толстяк лежал здесь второй день, уже начиная издавать смрад, что чрезвычайно нравилось рукам. После убийства палец начал размножаться, вскрыв свежие язвочки на других пальцах. Вадим понимал - этим дело не кончится. Он уже заметил, как жадно пупок наблюдает за братьями. Ему же оставалось только ждать и задаваться вопросами: Что с ним такое?!

...кто ЧТО ТЫ такое?! Почему со мной? Я почему?!

...мм..мм.м...м-мм

...Отвечай! ну почему я...я не хочунехочунехочу

...ммм..мм...все дело в том, что ты всегда хотел домашнее животное. Я ТВОЕ ДОМАШНЕЕ ЖИВОТНОЕ, А ТЫ МОЕ! И скоро мы отправимся туда, где будем навсегда вместе! Ведь ты об этом мечтал!!!

И собственные мозги разразились хохотом, сливавшимся со всеобщим чавканьем. Тело медленно распадалось пожирая само себя. Для вступления в последнюю стадию.

* * *

Через неделю темная бурая жидкость полностью спустилась по трубам... домой. Откуда совсем недавно была достана длиной металлической спиралью, прочищавшей трубы.

 

К О Н Е Ц

 

© - Владимир Злой at 12-15.09.2003.
Размещено на сайте с разрешения автора.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Рейтинг@Mail.ru

 

© Dominus & Co. at XXXIII-XLXII A.S.
 18+